Эксперт Госдумы по криптовалюте — о том, почему нельзя ничего покупать на биткоины. Элина сидоренко криптовалюты


Эксперт Госдумы по криптовалюте — о том, почему нельзя ничего покупать на биткоины

https://www.znak.com/2017-09-08/ekspert_gosdumy_po_kriptovalyute_o_tom_pochemu_nelzya_nichego_pokupat_na_bitkoinyЭлина Сидоренкостраница Элины Сидоренко / Ok.ru

Россия решила не отставать от мирового сообщества, которое думает над тем, как регулировать стремительно растущий рынок криптовалют, капитализация которого достигает 134 млрд долларов. Готовится законопроект, в котором наконец будет определен правовой статус криптовалют и всего того, что пока в нелегализованной форме определяет отношения между участниками рынка. В Госдуме разработкой документа занимается рабочая группа по оценкам риска оборота криптовалют, которую возглавляет доктор юридических наук Элина Сидоренко. В пятницу на конференции BITCOIN & BLOCKCHAIN в Екатеринбурге она рассказала о том, как криптовалюты привели мир к новой реальности, почему на биткоины нельзя ничего покупать и как при необходимости этот запрет можно законно обойти.  

«Мы видим новую реальность и должны быть к ней готовы» 

Элина Сидоренко сильно отличилась от других спикеров конференции, которые восторженно рассказывали о том, как прекрасны майнинг (добыча криптовалют), биткоины (главная на сегодня мировая криптовалюта) и ICO (инвестпроекты, похожие на краундфандинг и IPO). По мнению Сидоренко, участники этого нового рынка не должны впадать в эйфорию. Зато им следует оценивать риски, особенно «на фоне безумной капитализации криптовалют». «Моя задача — предостеречь вас от некоторых вещей, чтобы вы понимали, где вас поджидают риски и как вы можете их минимизировать», — обозначила эксперт цель своего выступления.  

На сегодня майнинг действительно доступен каждому. Можно поставить дома видеокарты, загрузить программы и попытаться заработать. 

Многих привлекает то, что эта деятельность пока вне правового поля, в том числе с точки зрения налогов. «Но это пока», — предупредила юрист.  

По словам Элины Сидоренко, криптовалюты привели мир в новую реальность и к ней нужно быть готовыми. «Сейчас мы переживаем новую эпоху, о которой не знал Ленин. Он думал, что после индустриализации будет постиндустриализация — сфера услуг, и больше ничего не будет. Но на криптовалюте мы вышли в новую эпоху — информационное общество. Сейчас нам услуги неинтересны, интересна информация, которая кормит и поит. Код ничего, кроме информации, не содержит, поэтому вы должны обращать внимание на информационную составляющую», — рекомендовала лектор собравшимся.  

При этом один из лучших способов определить, в какую из трех тысяч (!) криптовалют вкладываться, — посмотреть, какой информационный фон ее сопровождает. Проще говоря — открыть и почитать новости. 

«Люди поймут, что пришло время требовать, а им покажут кукиш»

По словам Элины Сидоренко, юридически регулировать рынок криптовалют тяжело. Особенно в сфере ICO — первичном размещении монет (токенов) какого-то нового, перспективного проекта, в которых владельцы предлагают вложиться инвесторам, а потом получить денежную выгоду. 

Если криптовалюты относятся к вещному праву, то токены, покупаемые инвесторами при ICO, — к обязательственному. То есть владельцы «размещаемых» токенов обязуются выполнить определенные условия перед «покупателем». Эксперт говорит, что в ICO, популярность которых растет, есть большое количество рисков. Во-первых, среди проектов, как и в краундфандинге, есть большое количество мошенников. И здесь Сидоренко советует обращать внимание на авторитет компании. Во-вторых, юридически с инвестором не заключается бумажный договор, а только смарт-контракт. Такая сделка на сегодня — юридически ничтожна. 

Никакой обман в суде не доказать. Причем волна скандалов и разбирательств по этому поводу впереди.

«К 2018 году люди поймут, что пришло время требовать [исполнения обязательств по договору], а им покажут кукиш. Начнется паника, которая может привести к чему угодно: обрушению ICO, практики смарт-контрактов и даже самой криптовалюты. Но на этом моменте выживут самые сильные проекты», — считает юрист.  

По ее словам, Госдума обсуждает и эту проблему, пытаясь определить правовой статус ICO и смарт-контракта, а также правовые основания, на которых владельцы ICO должны удовлетворять обязательства перед инвесторами. И наконец, правовой статус самих участников всей этой деятельности. При этом уже ясно, что приравнять ICO к IPO, как хотели многие, не получится.  

Покупать нельзя — обменивать можно 

Пока в Госдуме, по словам главы рабочей группы, думают, что криптовалюты будут оцениваться как цифровой актив, а использовать их можно подобно другим иностранным валютам — как доллар или евро. Покупать в долларах на территории России официально ничего нельзя, но это не запрещает покупать сами доллары, продавать их, хранить на счетах в банках. По образцу валютной биржи Минфин даже предлагает создать в России криптовалютную биржу, на которой будут проверять все сделки. Среди майнеров эта идея поддержки пока не получила, но, по словам Сидоренко, именно она, вероятно, будет реализована. У государства в этом может быть свой интерес, в том числе формальный — бороться с мошенничеством на рынке. 

В некоторых статусах криптовалюты можно использовать легально и сейчас. Например, как средство накопления (копить биткоины или другие подобные единицы на электронном кошельке) или как средство мены. Покупать на биткоины в России ничего нельзя: в этом случае криптовалюта будет расцениваться как денежный суррогат, а это запрещено в России. Причем, прогнозирует Элина Сидоренко, законодатели, которые когда-то «забыли» внести в КоАП и Уголовный кодекс ответственность за нарушение этого запрета, вскоре исправят свою ошибку.  

При этом обменивать криптовалюту на что-то можно, потому как это будет считаться бартером. В то же время надо иметь в виду, что такой обмен не распространяется на все сделки. 

Например, нельзя легитимизировать продажу дома за биткоины, потому что Росрегистрация посчитает, что в договоре нарушено существенное условие — не прописана цена.

И хотя для вас самих эта цена может быть весьма ощутима, с точки зрения закона биткоины ничтожны. Но и это ограничение можно законно обойти.  

«Вы договариваетесь, что покупаете дом за 2000 долларов. Эту сумму за него вы платите рублями и прописываете ее в договоре. А в приложении прописываете договор мены, в котором указываете, что купили всю мебель в доме за криптовалюту, эквивалентную 8000 долларов. При этом не называете ее криптовалютой, а пишите, что это интеллектуальный труд, например, программное обеспечение. Тогда суд в случае чего примет решение возвратить вас на первоначальные позиции», — описала возможную схему Элина Сидоренко.  

«Россия не готова стать площадкой для обмена криптовалюты»  

Когда рабочая группа закончит разработку законопроекта, пока неизвестно. При этом глава рабочей группы Госдумы поделилась мнением, почему в России невозможно не регулировать эту сферу, предоставив ей возможность развиваться свободно и стихийно, как предлагали некоторые участники конференции. 

«Россия не готова стать площадкой для обмена криптовалюты. Она ее допустит, но активно работать в этом направлении мы не сможем. Мы не офшор и не маленькая территория, поэтому концепцию надо серьезно регламентировать», — считает юрист.  

По словам Элины Сидоренко, куда больше, чем криптовалютой, российские чиновники интересуются технологией блокчейна: они ее активно изучают и хотели бы внедрять в различные сервисы. Известно, в частности, что к блокчейну давно присматривается глава Сбербанка Герман Греф.  

Что касается перспектив биткоина, Элина Сидоренко допускает, что когда-нибудь цена самой известной в мире криптовалюты может достичь 500 тыс. долларов за единицу. Но это произойдет тогда, когда ограниченная эмиссия валюты будет подходить к концу. А это должно случиться приблизительно через 120 лет. Сегодняшние майнеры до этого момента просто не доживут. 

www.znak.com

законопроект Минфина о криптовалютах требует много важных правок -

Элина Сидоренко: законопроект Минфина о криптовалютах требует много важных правок

Элина Сидоренко, профессор МГИМО и руководитель рабочей группы ГД РФ по оценкам риска оборота криптовалют, прокомментировала для Битновостей законопроект, опубликованный ранее Минфином.

«Мне этот законопроект кажется излишне рамочным: основное стремление разработчиков охватить явления криптомира по максимуму, фактически, привело к тому, что многие аспекты остались нераскрытыми. В частности, беспокоит то, каким образом будет происходить регулирование, через какие механизмы оно будет производиться, кто будет являться субъектами этого регулирования»

Элина Сидоренко особо отметила противоречивое использование понятий в текущем тексте документа:

«Второй момент касается понятий, использующихся в данном проекте, в частности, понятие цифрового актива. В настоящее время, в законодательстве термин «цифровой» не имеет стандартного толкования и здесь могут возникнуть разночтения. Третий важный компонент касается разграничения понятий криптовалюта и токен. В привычном понимании, токен является более всеобъемлющим понятием, чем криптовалюта. В рамках предлагаемого закона, понятия являются синонимичными, и даже понятие криптовалюты является более широким, чем токен».

Элина обратила внимание на то, что в документе Минфина смарт-контракт определен как договор:

 «По большому счету, смарт-контракт не может считаться договором, здесь речь должна идти о цифровой форме договора, а не о договоре, потому что, в противном случае, если мы вводим понятие смарт-контракта, как договора, мы должны будем внести ряд серьезных поправок в действующее законодательство, в ГК».

Эксперт подчеркнула еще одну особенность черновика закона: определение майнинга, как предпринимательской деятельности:

«Совершенно непонятно, в чем она фактически выражается,- считает Элина, — в самом документе речь идет о создании криптовалюты, но, на самом деле, создается не криптовалюта, а майнинговая мощность, за которую это лицо получает вознаграждение. Технические вещи, связанные с алгоритмами майнинга не определены. В законе говорится, что цифровой актив будет вноситься в реестр цифровых стандартов, однако понятие цифрового реестра стандартов не определено в законодательстве».

Как отметила Сидоренко, в законе также приводится перечень цифровых активов, ими определяются криптовалюты и токен, что не позволяет, в ряде случаев относить сюда же определенные виды ценных бумаг, аккредитивов, финансовых инструментов, которые сейчас активно разрабатываются. А также, неясно как особенности выпуска токена будут соотноситься с другим законодательством Российской Федерации.

Эксперт назвала еще один важный вопрос, касающийся сферы международного права, который в законопроекте не затронут: не определены критерии правомерности самого токена и самой криптовалюты:

«В законе говорится о том, каким образом должны осуществляться механизмы их учета и валидации, но не определено, каковы правила безопасности. Отсылки к законодательству носят точечный характер и не позволяют понять, в какой момент, к какой части закона следует обратиться. Особенно, если учитывать то, что в самом этом законопроекте говорится, что криптовалюты не могут рассматриваться, как легальное средство платежа на территории РФ».

«Настоящий законопроект может быть принят за основу не столько для нормативной проработки, сколько для его идеологической проработки. С точки зрения его юридической оснастки, он находится на начальном уровне и требует много важных правок».

Теперь, после регистрации проекта на рассмотрение в Думе, он будет разослан по всем министерствам, которые составят официальные отзывы. После этого законопроект может поступить на рассмотрение в госдуму, в первом чтении.

«Я бы не сказала, что есть единогласие по поводу этого проекта. Обсуждение этого проекта единогласно только в одном — он содержит множество белых пятен,»- заключает Сидоренко.

Делитесь вашим мнением об этой новости в комментариях.

Подписывайтесь на Bitnovosti в telegram!.

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com

Элина Сидоренко о рисках криптовалютных инвестиций

В данной статье, мы приводим мнение Элины Сидоренко относительно криптовалюты, ситуации с крипто фондами и большинством ICO проектов, так как полностью разделяем его и считаем важным донести данную позицию до наших читателей.

Элина Сидоренко

Доктор юридических наук.

Профессор МГИМО Кафедра уголовного права и криминалистики.

Руководитель рабочей группы по оценкам риска оборота криптовалюты Государственной Думы.

"В условиях формирующегося криптоправа крайне важно не стать жертвами мошенничества по типу МММ. Я не считаю криптовалюты МММ (как любят заявлять некоторые политики), но абсолютно уверена в том, что криптоэкономика плодит компании, активно зарабатывающие на мошенничестве. Самой благодатной почвой для их развития считаются фонды и инвестиционные компании. На рынке появилось много игроков, которые рассматривают криптовалюту как отличный способ привлечь неквалифицированных инвесторов.

Каковы риски последних

Во-первых: заключение договора по принципу Форекс не создаёт ни одной разумной гарантии для инвесторов, поскольку риски прописаны так аморфно, что Вы никогда не докажете вину компании, если, конечно, не объединитесь всем миром и не выступите единым фронтом на пресс-конференции Президента РФ.Во-вторых: не определён статус криптовалют и токенов. Если Вас обманут на сумму в фиате, доказать мошенничество ещё можно, если в крипте - нет.В-третьих: фонды-скамы и тем более инвестиционные фонды (компании) не имеют под собой сколько-нибудь хорошую договорную основу. Но если в случаях с фондами с доверительным управлением Вы ещё можете что-то получить в суде, доказав умысел компании, то с группками по типу Форекс - нет. Этим и пользуются мошенники,; приглашая на свои мероприятия людей, не понимающих ничего в финансах.

Почему я об этом пишу?

Потому что таких компаний развелось великое множество и именно они завтра дискредитируют Блокчейн в глазах власти. Пока мы отбиваемся от нападок на криптовалюту со стороны ЦБ, они собирают стадионы наивных горе-инвесторов либо проводят якобы элитные митапы для «избранных» (на деле избранных горе-инвесторов) и рассказывают им о прелестях высоко волатильного рынка криптовалют. В итоге, уже завтра мы будет иметь обманутых вкладчиков, слезы, транспаранты у ЦБ и Думы, разрушенные надежды на Блокчейн и многое другое. Я не хочу быть частью этого процесса, как и большинство моих коллег, и потому не участвую в митапах таких фондов. Потому меня не будет на многих планируемых в ближайшее время мероприятиях.

Наша задача - формировать правильный подход и правильных специалистов. Именно это мы и делаем на курсах МГИМО."

Элина Сидоренко Официальная страница Элины Сидоренко в Facebook

ru.crypto-news.io

Элина Сидоренко: «Криптовалюта неинтересна преступникам»

«Криптовалюта крайне редко задействована в финансировании терроризма», – об этом заявила руководитель рабочей группы по вопросам криптовалюты при Госдуме Элина Сидоренко в интервью Blockchain & Bitcoin Conference Russia.

 

Мы пообщались с ней о перспективах создания национальной криптовалюты и будущем законопроекте, в котором появится определение цифровых денег.

Элина Сидоренко – профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО, руководитель межведомственной группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Госдумы ФС РФ.

10 ноября она будет спикером на Blockchain & Bitcoin Conference Russia.

 

Интервьюер: Blockchain & Bitcoin Conference Russia (BCR)

Спикер: Элина Сидоренко (Э.С.)

Элина Сидоренко: «Криптовалюта неинтересна преступникам»

BCR: Элина Леонидовна, какое определение Вы бы дали понятию «криптовалюта»?

Э.С.: Мы рассматривали криптовалюты в рамках кулуарных обсуждений в Госдуме довольно долго и выделили четыре основных направления.

Первое – криптовалюта как денежное средство, средство расчётов. Такой позиции придерживается, в частности, Центробанк. Второе направление – криптовалюта как товар, третье – как платёжный инструмент. Четвёртое направление – как денежный суррогат. И пятое – то, что американцы в своё время предлагали, – как товар.

Обобщив существующие позиции, в том числе западные, мы пришли к выводу, что чёткой концепции пока нет. Но для нашего законодательства, скорее всего, наиболее оптимальны две. Это криптовалюта как средство расчётов, когда мы переводим рубль в условный крипторубль и потом на выходе получаем снова рубль, т.е. такое средство, которое может заменить систему SWIFT и будет хорошо работать в рамках так называемых транснациональных платежей. Например, перечисления из России в Казахстан, Украину и тому подобное.

Но если мы пойдём по этому пути, который для нас, в принципе, ничего не стоит, кроме внесений ряда изменений в закон о платёжной системе, то мы полностью закроем для себя выход в международное пространство. А оно подходит к криптовалюте как к более серьёзному финансовому инструменту, обладающему рядом экономических преимуществ. В конечном итоге мы не угонимся за прогрессом.

Поэтому, скорее всего, было бы правильным определить криптовалюты как товар. Но это позиция ещё не государственная, а экспертная. Потому что государственной пока нет. У нашей рабочей группы нет даже чётких решений, которые можно было бы представить как стратегию.

Если бы мы рассматривали криптовалюту как товар, то имели бы ряд преимуществ. Мы могли бы регламентировать майнинг, который сегодня выпадает из поля правового регулирования. Легче было бы осуществлять процедуры расчётов и поставить эту деятельность под закон о лицензировании. Внесение ряда поправок, в том числе в налоговое законодательство, позволило бы нам урегулировать налоговую сферу – например, освобождение от НДС.

Такая программа уже существует в отношении некоторых виртуальных товаров (например, продажи дополнительной силы в компьютерных играх) – и они совершенно спокойно рассматриваются в рамках товара и не вызывают никаких вопросов.

BCR: Представители российской власти любят говорить о том, что криптовалюты якобы помогают отмывать деньги и финансировать терроризм, однако подтверждений тому мы не видим – или они просто не публикуются. Есть ли на этот счёт объективные данные?

Э.С.: Начнём с того, что эту риторику задали в своё время не мы, а западные учёные и средства массовой информации. Пик негативной оценки криптовалюты пришёлся на 2012 год – именно в тот момент было наибольшее количество негативных отзывов.

Это неудивительно, учитывая, что криптовалюта обладает рядом рисков. А поскольку наша система предупреждения финансирования терроризма построена на рискоориентированном подходе, у всех вызвало настороженность отсутствие эмитента цифровой валюты и её полнейшая децентрализация, невозможность отката транзакций, анонимность (или, как позже выяснилось, псевдонимность) – всё это привело к восприятию биткоина как криминального инструмента.

Однако впоследствии эта риторика несколько развеялась из-за того, что цепочку транзакций можно отследить. Тем не менее, сейчас и в России, и за рубежом преобладает такая оценка: финтех поддерживает или молчаливо одобряет криптовалюту, а правоохранители очень настороженно к ней относятся.

Что касается объективной информации, то мы анализировали ее и сотрудничали с Организацией Объединенных Наций. По последним данным Европола, Интерпола и ООН, криптовалюты используются в рамках финансирования терроризма крайне редко. И определяется это не их удобством, а наличием технической оснащённости: чем больше в стране компьютеров, тем выше риски.

Сама криптовалюта в силу своей псевдонимности не представляет для преступников особого интереса. Но общий тон риторики задала в своё время Silk Road, биржа по продаже запрещённых товаров и информации, наркотиков, – когда было выявлено большое количество использованных биткоинов.

Когда мы рассматриваем криптовалюту как криминальный инструмент, наблюдается чёткое смещение в использовании: если раньше мы соотносили её с продажей наркотиков, то сейчас она переходит в разряд интернет-мошенничества и интернет-вымогательства.

BCR: Вы сослались на последние исследования. Это открытые данные?

Э.С.: Я не знаю, насколько они открыты, – по крайней мере, мне они были доступны. Не знаю, доступны ли они остальным. На конференции (Blockchain & Bitcoin Conference Russia – Прим. ред.) мы кое-какие данные представим.

Европол в начале года опубликовал очень интересный доклад, а доклад ООН датируется 2014 годом – он есть в открытом доступе на русском и английском. Сейчас в рамках Управления налоговой преступности ООН планируется разработка курсов повышения квалификации по проблемам использования криптовалют в рамках легализации преступных доходов. То есть эта тема не остается без внимания.

Но наша основная задача – это легитимизация криптовалюты. Как только она войдёт в правовое поле – хоть боком, хоть с гордо поднятой головой, – мы сможем осуществлять контроль над ней. Потому что сейчас всех пугает полная бесконтрольность криптовалюты. Любое государство опасливо относится к явлению, которое оно не в силах контролировать.

BCR: Когда, на Ваш взгляд, в российских законах появится понятие «криптовалюта»?

Э.С.: Загадывать никто не решится – всё зависит от тех задач, которые будет ставить перед собой законодательный орган. Но мы можем оценить потребность регулирования криптовалюты – она сейчас острейшая. Нам в ближайшее время необходимо разработать такой законопроект. И мы будем представлять на суд несколько моделей легализации криптовалют.

BCR: Возможно, не совсем Ваша тема, но известны ли Вам какие-нибудь блокчейн-проекты в сфере Govtech в России и ждать ли внедрения блокчейна в госуправление?

Э.С.: Блокчейн уже начинает активно внедряться. 1 июня этого года мы провели блокчейн-мероприятие для бизнеса, собравшее большое количество посетителей. Многие представители бизнес-сообщества захотели развивать это направление – например, в сфере логистики, страхования.

Мы видим перспективы – к примеру, в создании всевозможных реестров, где нет ничего лучше системы блокчейн. Рассматривается вопрос о внедрении блокчейна в систему хранения дактилоскопической информации, медицинских карт, систему регистрации сделок.

Другое дело, что на государственном уровне вопрос упирается в финансирование, поскольку это довольно затратно на первых порах. Но ставится вопрос о внедрении блокчейна в систему регистрации и хранения данных.

Беседовал Илья Лопатин.

moscow.bc.events

в России нужно просвещение по криптовалютам

В последнее время все чаще произносится слово «криптовалюта» и, несмотря на то, что около 40% населения России знают, что это такое – у них есть только отрывочная информация и исключительно в контексте положительного восприятия, рассказала руководитель рабочей группы Госдумы по оценкам риска оборота криптовалюты Элина Сидоренко.

«Люди слышат о том, что человек вложил деньги и получил 30 тысяч процентов прибыли. В результате возникает желание отдать туда последнее. Летом 2017 года был серьезный скачок цен на криптовалюты, особенно на биткоины. И в Москве был зафиксирован факт – люди снимали свои сбережения, в среднем эта сумма составляла около $30 тысяч, и покупали за них криптовалюту: очередь на покупку биткоинов в основных нелегальных обменниках была расписана на два месяца вперед», – сообщила она.

По мнению Сидоренко, криптовалюта – это высокорисковый инструмент, который не гарантирует никакого роста, поскольку он находится вне правового поля и обладает высокой волатильностью.

«У нас наблюдается перекос: одни федеральные телеканалы рассказывают, что криптовалюты – это очень интересный новый выгодный бизнес, а другие – что категорически нельзя в них вкладываться, потому что это финансовые пирамиды. В результате у людей возникает однозначный позыв: «Меня хотят остановить потому, что это очень выгодный процесс и я должен в нем участвовать». Поэтому, наоборот, в этом варианте критика ICO и криптовалют приводит к тому, что люди начинают сюда устремляться, – подчеркнула она. – Целесообразно заниматься не только технологическим просвещением, но и юридическим, и финансовым».

 То, что громких дел о мошенничестве по продаже биткоинов нет Сидоренко объяснила отсутствием в России правового статуса криптовалюты.

«Пока не определено, что это такое – деньги, товар или иное имущество, всегда будет проблема с квалификацией данных действий. Мошенничество подразумевает хищение чужого имущества. Поскольку сейчас в статье 128 ГК не определен статус криптовалют, то попросту не получается статус хищения имущества – его как такового нет. Российская правовая модель ориентирована на то имущество, которое в результате у человека было изъято. И в этой ситуации мы не можем доказать это имущество, а в результате и само мошенничество», – сообщила Сидоренко, выразив опасение крахов ICO.

По её словам, криптовалюта – это код, стоимость которого определяется только информацией о нем: цена будет зависеть от того, какую информацию СМИ принесут нам завтра.

«Однако срок эмиссии криптовалюты начнет подходить к концу. Тогда, поскольку ее стоимость растет вместе с популярностью ее производства, она может рухнуть, потому что в этот момент станет неинтересной. Но может произойти обратное: отношение к криптовалюте станет таким же, как к редким металлам. Это будет закрытая среда, которая какое-то время будет оцениваться по принципу слитков золота. Только потому, что ее эмиссия на тот момент будет закончена или подойдет к концу», – считает Сидоренко.

Она допускает, что это могло бы сейчас стать хорошим вложением, при уверенности, что все будет происходить именно так.

«Если посмотреть на события последних нескольких лет и динамику криптовалют, мы увидим, что на любую положительную новость о регуляторике криптовалюты в какой-то стране она реагировала ростом как ми

bits.media

Элина Сидоренко: нет смысла принимать закон о криптовалютах, который будет останавливать бизнес

Весной этого года стало известно о том, что Межведомственная рабочая группа по оценкам рисков оборота криптовалют в России приступила к созданию законопроекта, вводящего криптовалюты в правовое поле страны. Вокруг этого документа ведется много разговоров и споров, однако точной и систематизированной информации об этом документе пока нет.

Именно поэтому ForkLog пообщался с профессором МГИМО и руководителем рабочей группы Элиной Сидоренко, чтобы из первых уст узнать последние новости о работе над этим законопроектом. Так, в ходе интервью Сидоренко рассказала о планах по созданию аналитического центра и негосударственных обменных площадок, где можно будет легально обменять криптовалюты на рубли и наоборот. Кроме этого, она подтвердила информацию об отсутствии планов вводить налогообложение на криптовалютном рынке.

ForkLog: Элина, здравствуйте! Вы как никто другой знаете, как обстоят дела с текстом законопроекта по регулированию криптовалют и чего от него ждать пользователям и бизнесу.

Элина Сидоренко: Это так, однако я пока не имею возможности посвятить вас во все детали, могу лишь обозначить наши ориентиры. Над законопроектом мы начали работать в начале весны этого года. В рамках нашей межведомственной группы, в которую входят представители большого круга министерств и ведомств, в данный момент дорабатывается текст закона. После доработки текст будет представлен на обсуждения всем ведомствам.

FL: Когда это примерно произойдет?

Э. С.: Мы предполагаем, что это произойдет в сентябре-октябре этого года, когда Госдума выйдет из отпуска. Мы намерены его предоставить в осеннюю сессию. Но предварительно мы разошлем его министерствам и ведомствам и вывесим на экспертное обсуждение для того, чтобы все участники рынка смогли высказать свою позицию касательно текста этого документа. Возможно, мы проведем специальное мероприятие наподобие той конференции, которая состоялась в формате диалога бизнеса и власти.

FL: А кто входит в рабочую группу, кто создает текст документа?

Э. С.: В инициативную группу входят представители государственной думы, в том числе автор инициативы, депутат Андрей Луговой. Мы также сотрудничаем с другими комитетами Госдумы. Кроме этого, в группе есть представители Центробанка РФ и Росфинмониторинга. Вопросы технической стандартизации мы, несомненно, будем рассматривать в обязательном сотрудничестве с ФСБ, потому что проблемы криптографии находятся в сфере их компетенции.

FL: О чем именно будет говорится в этом документе? Расскажите хотя бы в общих чертах.

Э. С.: Текст закона, который готовится, будет носить рамочный характер. Мы определим природу криптовалют, основных участников рынка, обозначим их статус, определим основные принципы деятельности крипторынка. Остальные нормы будут содержать отсылочный характер. То есть мы не намерены создавать огромный и, можно сказать, вязкий закон, в котором сразу будут определены все параметры нового рынка. Потому что создать такой закон — значит затормозить развитие рынка.

Мы просто не знаем, в каком направлении этот рынок пойдет: мы не знаем, чем закончится 2017 год и что будет со всеми прошедшими за это время ICO, которые могут сейчас существенно обрушить рынок и даже поменять подход к оценке криптовалют. Наша задача сейчас — дать определенную уверенность участникам рынка и пойти по японскому пути.

Как вы помните, 1 апреля там приняли закон, признающий криптовалюты законным средством оплаты, и только 25 мая определился статус участников рынка и порядок появления их легального статуса. То есть в России эти вопросы тоже будут решаться планомерно. Сначала мы дадим некоторые гарантии участникам рынка, потом посмотрим на реакцию рынка и постепенно начнем оптимизировать регуляторику под его потребности. Ни в коем случае не наоборот! Не рынок под закон, а закон под рынок.

FL: Хотелось бы знать, каким образом государство будет определять игроков. Будут ли прописано правило KYC (знай своего клиента) в этом законе? Этот вопрос широко обсуждается в сообществе потому, что на одной из конференций вы сказали, что майнеры, пока добывают криптовалюту, не интересуют ни государство, ни правоохранителей, но как только возникает момент обналичивания средств в рубли, например, могут возникнуть вопросы.

Э. С.: Нет, имелся в виду интерес не правоохранителей, а государства. Это совсем другое. У нас существует уже давно система KYC, которая является обязательной не только в России. Таким образом мы выполняем требования ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, The Financial Action Task Force).

То есть, когда некая сумма достигает определенного предела, участники рынка должны обязательно идентифицироваться. Сейчас этот предел в России составляет 15 тысяч рублей для электронных кошельков. Кроме этого, у нас существуют определенные лимиты для физлиц и юрлиц относительно банковских переводов и другой деятельности. Почему мы должны делать исключение для криптовалют? И Япония не хочет идти по пути полной анонимности рынка. Если мы создаем правовую экономическую платформу под бизнес, мы должны соблюдать требования ФАТФ. И Япония, и Сингапур, и Швейцария не могут от них уклониться.

На самом деле, этот хайп, который поднимается насчет “полицейской России”, не имеет под собой никакого основания, потому что все страны живут в одном мире и подчиняются одним законам. И в каждой стране есть финансовая разведка, которая головой отвечает за соблюдения 44 основных рекомендаций ФАТФ.

FL: То есть чисто технически это будет выглядеть так: чтобы бизнесу было спокойно работать в России, он должен будет зарегистрировать некий криптовалютный кошелек, который будет привязан к этому бизнесу открыто, чтобы идентифицировать себя перед государством. В будущем это может пригодиться для налогообложения, например. Это так?

Э. С.: О налогообложении пока даже речи не идет. Для нас важно понимать, что происходит на территории нашего государства. И это важно для всех государств. Если человек хочет, чтобы государство могло его защитить, то он должен принимать эти правила. Элементарный пример — погорела компания на ICO, и кто будет эту компанию и инвесторов защищать? Американская юрисдикция? Конечно нет. Все эти компании, которые уходят, например, в Сингапур, не понимают одной важной вещи — в Сингапуре очень жесткое законодательство, как и в США. Поэтому компании со спорными ICO, которые базируются там, должны понимать, что если завтра их бизнес лопнет, то взаимодействовать они будут с западными юрисдикциями напрямую. А они, мягко скажем, будут относиться к такому бизнесу очень недружелюбно.

Насчет регистрирования кошелька — да, мы должны каким-то образом авторизовать человека и прежде всего компанию, но как это будет делаться, мы об этом как раз и думаем. Для нас сейчас очень важен (и это будет прописано в законопроекте) выход участника рынка на обменную площадку.

FL: Расскажите подробнее об этой площадке. Какая она будет — государственная, частная?

Э. С.: Будет много негосударственных площадок. Скорее всего, это будут площадки с биржевым элементом. К таким площадкам будут применяться такие же требования, как и к брокерским компаниям, хотя это все пока условно. То есть у нас есть закон о фондовых рынках, и мы не видим серьезных препятствий в применении положений этого закона для всех участников рынка. Еще раз отмечу, что все это находится в доработке. Однако точно могу сказать, что государственного монополизма в этой сфере не будет.

Нам нет смысла принимать закон, который будет останавливать бизнес. Если бы мы хотели это сделать, то просто оставили все, как есть. И этот бизнес, находясь в правовом вакууме, понял бы свою рискованность. Наша задача — дать российскому бизнесу новый приток энергии, создать вторую Японию, мостик между Западом и Востоком. Мы хотим привлечь на наш рынок иностранные инвестиции, потому что если мы будем создавать российские обменные площадки, совершенно понятно, что криптовалюты будут обмениваться там на рубли и наоборот.

FL: В проекте «Цифровой экономики РФ» указано, что также планируется принятие нормативно-правовых актов, обеспечивающих использование блокчейна. Вы тоже работаете в этом направлении?

Э. С.: Блокчейн — это технология. Нельзя регулировать технологию. Наша задача — дать понятие криптовалюте, ввести его в правовое поле и наметить основное движение в сторону легализации бизнеса, работающего с криптовалютами.

FL: Это хорошие новости. А как вы думаете, каковы шансы этого закона быть принятым в таком мягком варианте, без жестких поправок?

Э. С.: Не могу сказать. Пока мы просто выполняем свою работу, проводим очень много серьезных мероприятий, связанных с донесением нашей позиции. Сейчас появляются достаточно тревожные тенденции, и я очень надеюсь, что они не повлияют на решение властей по нашему вопросу. Просто никто не знает, чего ждать, — то ли огромного роста рынка, то ли обрушения крупных ICO, которые могут негативно сказаться не только на криптовалютном рынке, но и на регулировании. Но если все пройдет в размеренном режиме, то препятствий принятия нашего документа я не вижу.

FL: Знаете ли вы, как сейчас обстоят дела с идеей создания национальной криптовалюты?

Э. С.: Насколько мне известно, эта идея сейчас отставлена. Она появилась в 2014 году и очень активно обсуждалась, в том числе на наших площадках. Однако сейчас мы не видим необходимости создания такой криптовалюты. Сейчас акцент сместился на Мастерчейн — эта технология сейчас активно апробируется в центральных банках, особенно в межбанковском сотрудничестве. Вот Мастерчейн действительно восторженно воспринимается и банками, и властью. Эта технология имеет огромный потенциал для создания чего-то подобного.

FL: Интересно, что по поводу национальной криптовалюты из разных источников поступает совершенно разная информация. К примеру, участники недавней питерской банковской конференции уверены, что ее необходимо создать, а министр промышленности и торговли Денис Мантуров и вовсе сказал, что она уже тестируется… То есть в правительственной среде, кажется, отсутствует консенсус. Так ли это?

Э. С.: Да, консенсуса нет. Поэтому у нас появилась идея создания в России огромной ассоциации или такого аналитического центра, который объединит все существующие сейчас компании, организации и ассоциации для того, чтобы наладить сильный канал связи между бизнесом и государством. Желающих записаться в нашу экспертную группу очень много, но это межведомственная группа. После появления такого центра поучаствовать в развитии блокчейна и криптовалют в России смогут все заинтересованные в этом люди. Центр будет заниматься и аналитикой, и оценкой ICO, и повышением квалификации, и изучением смарт-контрактов.

FL: Хотелось бы прояснить еще один момент: мы все знаем, что в России бизнес активизировался и потихоньку начинает работать с биткоином — это магазины, обменники, рестораны. Судя по всему, правоохранительные органы, за редким исключением, не интересуются этим процессом или, так скажем, настороженно наблюдают за ним. Кажется, это хороший знак?

Э. С.: Да, но нужно понимать, что правоохранители бездействуют потому, что нет регулирования. Бизнес находится в вакууме — это с одной стороны. А с другой — бизнес должен очень внимательно следить за изменениями в законодательстве. Как только оно будет вводиться, бизнес, желающий войти в белый сегмент, должен тут же отреагировать коррекцией своей деятельности. В ряде случаев эта коррекция будет минимальной. Например, зарегистрировать себя в качестве индивидуального предпринимателя или создать себе электронный кошелек, специальным образом зарегистрированный, чтобы принимать платежи.

Сейчас бизнес получил уникальную возможность поработать немного в правовом вакууме и понять, насколько экономически целесообразно вести такой бизнес. А мы будем стремиться создавать для него выгодные условия. Если вы не продаете наркотики, оружие и не работаете в даркнете — законодательство существенно облегчит вашу деятельность.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

forklog.com

FATF составил новый список рисков криптовалют

Элина Сидоренко, глава российской парламентской рабочей группы по оценке риска криптовалют, опубликовала примечательный пост в своём Telegram-канале. Международный финансовый регулятор, похоже, проявляет повышенный интерес к регулированию рынка криптовалют и готовит опрос стран-участниц по этой проблеме, а также отдельный отчёт об отмыве денег. Элина Сидоренко отметила, что информация стала эксклюзивно доступна ей сравнительно недавно.

Этот же источник утверждает, что Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF или ФАТФ) видит риски в следующем.

  1. Рост подозрительных сделок (+230% в Испании и +3500% в Малайзии как наиболее яркие примеры).
  2. Организованные преступные группы, использующие криптовалюту.
  3. Криминал, связанный непосредственно с биткоином.
  4. Торговля наркотиками и криптовалюта.
  5. Рост числа случаев скрытого майнинга.
  6. Криптовалюта в кибератаках, ICO-мошенничествах, манипуляциях с биткоин-банкоматами и др.

В распоряжении Bitnewstoday имеется письменный ответ советника по управлению коммуникациями FATF по этой теме. Представитель организации заявила, что 27-29 июня 2018 года состоится пленарная дискуссия стран-участниц, где действительно обсудят риск использования цифровых активов террористами и в сфере отмывания денег. По итогам конфиденциальной дискуссии в пятницу 29 июня будет составлен материал, в котором будут описаны ключевые пункты переговоров.

Хотя эта информация не проверена, она соответствует более старым новостям об этой международной группе. Например, именно эта организация опубликовала специальный отчёт о криптовалютах в 2015 году, где также был упомянут печально известный Liberty Reserve – большой международный центр отмыва денег. Если читатель владеет английским, то можно ознакомиться с подробностями истории этой платформы для лучшего понимания мотивации регуляторов.

Изображение: Комиссия по финансовым услугам Республики Корея / fsc.go.kr

bitnewstoday.ru


Смотрите также