Эра криптовалют: вызов Биткойна и блокчейна глобальному экономическому порядку — Часть 1. Эра криптовалюта


ERA (ERA) - криптовалюта, курс, прогноз и перспективы

Кратко о криптовалюте ERA

Проект ERA Network разрабатывается на основе криптовалюты BlakeStar. Разработчики планируют создать более востребованные и надежные цифровые деньги, функционирующие на основе быстрых транзакций и доступного майнинга.

Криптовалюта ERA

Цифровые деньги ERA Network появились в результате ребрендинга BlakeStar. Данный проект, несмотря на попытку создать популярную и удобную криптовалюту, не получил признания и поддержки пользователей.

BlakeStar функционировал на протоколе Proof of Work, однако разработчики планировали переход на Proof of Stake, стремясь сделать свою криптовалюту более привлекательной для инвестирования. Также отмечают, что данный проект стал одним из первых блокчейнов, основанных на алгоритме Blake2s.

Однако низкая поддержка и отсутствие активного развития привели к снижению популярности BlakeStar. Было принято решение провести ребрендинг - разработчики провели опрос среди пользователей, согласно которому и формируются основные принципы ERA Network.

Также пользователям предложен план действий, по которым они смогут обменять криптовалюту BLAS на новые цифровые деньги. Он предполагает следующие шаги:

  • регистрация, скачивание и синхронизация кошелька-клиента нового блокчейна ERA;
  • полученный адрес кошелька следует ввести в форму свопа;
  • далее следует перевод активов с текущего счета BlakeStar.

Дальнейший процесс осуществляется автоматически. Разработчики ERA подчеркивают наличие определенных условий, по которым можно обменять текущие активы:

  • провести обмен можно до 10 апреля 2018;
  • коэффициент обмена подразумевает, что за 100 BLAS пользователи получают одну монету новой криптовалюты;
  • также взимается плата в размере 0,0001 ERA.

В новой криптовалюте планируется реализовать совмещенный механизм достижения консенсуса PoW/PoS. Майнинг на основе вычислительной мощности доступен для видеокарт, разработчики планируют реализовать устойчивый к ASIC-устройствам алгоритм хэширования.

Перспективы развития

С учетом условий ребрендинга и показанных результатов достаточно сложно оценивать перспективы развития ERA. Аналитики пока не делают определенных прогнозов, указывая на отсутствие полноценной информации по проекту.

Из заявленных планов разработчики реализовали пока только блокчейн новой криптовалюты, который показывает успешную стабильную работу параллельно с цепочкой блоков прежних цифровых денег. В дальнейшие задачи разработчиков входит разработка основных приоритетов для развития ERA.

В ближайшие планы входит разработка официального сайта, документации и дорожной карты. Именно на их основе можно будет анализировать перспективы развития проекта и его потенциал для инвестирования.

В отсутствие завершенных разработок ERA обращают внимание на косвенные факторы. Положительно оценивается сам факт ребрендинга, который воспринимается как внедрение новых идей, осуществляемое с учетом прежних недоработок. При этом подчеркивается серьезность разработчиков, ставящих своей целью не создать с нуля новый проект, а поддержать сообщество и дать возможность перевести обесцененные активы в новую криптовалюту ERA.

Из недостатков выделяют заявленную пока концепцию развития. Несмотря на возможные преимущества ERA в качестве цифровых денег, отсутствие инновационных идей и технологий может негативно сказаться на их стоимости в контексте конкурентоспособности разработки.

Разработчики планируют создать пользовательскую криптовалюту, обеспечивающую удобное и надежное хранение, а также быстрые транзакции. Без официальных планов делать выводы пока рано, однако при отсутствии оригинальных концепций подобный проект существенно ограничивается в развитии.

С учетом данных факторов инвестировать в новую криптовалюту рекомендуется с большой осторожностью. Более четкие сигналы будут получены по результатам разработки официального сайта и документации. Также рекомендуется отслеживать новостные события и планы разработчиков.

На их основе можно будет рассматривать перспективы краткосрочного и долговременного инвестирования в ERA. При отсутствии информации криптовалюта остается открытой лишь для трейдинга и спекуляций со свопом, что также порождает определенные риски для вложений.

Биржевой график ERA (курс ERA)

На графике отражена динамика роста и падения курса ERA к доллару, рублю, биткоину и евро за различные периоды.

altwiki.ru

Эра криптовалюты: нужны ли нам банки? | SharesPro.ru » SharesPro

Мы достигли определенной вехи в разговорах относительно создания эры криптовалют. Мысль о том, что криптовалюты в один прекрасный день заменят заменить стандартную валюту и традиционные банки, уже не выглядит такой уж бредовой. Но что, если они смогут свергнуть всю нашу финансовую систему, включая банки?

Финансовая индустрия традиционно не выглядит особенно привлекательным и надежным, а главное, беспроблемным сектором экономики. Потребители очень мало доверяют банкам и традиционным финансовым структурам. Многие из нас были свидетелями жадности банков и сложных запутанных условий работы финансовых учреждений, которые, собственно, и стали причиной экономического кризиса 2008 года. Не исключено, что общество уже готово к тому, чтобы заменить традиционные банки чем-то новым. Не исключено, что этим новым может стать система, базирующаяся на криптовалютах.

Функции банков

Начнем с того, что перечислим функции, которые традиционные банки выполняют в обществе и делают это даже сегодня, в эпоху криптовалют:

  • Хранение валют и активов, в том числе ценных бумаг. Банки хранят ваши счета и сбережения. Они используются, главным образом, как хранилища для вашей валюты, когда вы не используете ваши деньги. Поскольку большинство ваших сбережений застрахованы, вы можете спать спокойно, зная, что ваши деньги в безопасности.
  • Управление транзакциями и ведение документации. Ваш банк берет на себя управление вашими транзакциями, будь то обработка чеков и дебетовая карта или перевод между учетными записями. Банки также ведут подробные журналы всех этих транзакций.
  • Конверсия и обмен. Вы можете вывести деньги из своего банка практически в любой форме. Вы можете, например, просто снять наличные деньги в банкомате. В некоторых банках вы также можете обменять один тип валюты на другой.
  • Заимствование и финансирование. Банки несут ответственность за облегчение заимствований средств. С помощью банка вы можете одолжить деньги на прозрачных и понятных условиях. Не всегда, правда, под адекватные проценты. Без банков вы не сможете получить ипотечный кредит для своего дома или открыть кредитную линию для своего бизнеса.
  • Андеррайтинг и надзор. У инвестиционных банков – своя задача, которая сильно отличается от того, для чего создаются коммерческие банки. Инвестбанки помогают в андеррайтинге. Кроме того, они могут помочь компаниям принимать важные решения, например, продвигаться вперед с помощью слияний или поглощений.
  • Финансовая стабильность. Центральные банки обычно являются государственными структурами, которые контролируют процентные ставки. Поэтому они пытаются контролировать инфляцию. Кроме того, центральные банки тщательно контролируют, сколько валюты печатается и распространяется в любой момент времени, иными словами, центробанки защищают общество от бесконтрольной эмиссии денег и гарантируют, что национальная валюта не превратиться бесполезную пачку бумаги.

Почему криптовалюты должны заменить банки

Все перечисленные выше услуги действительно ценны и полезны. Однако почему мы хотим заменить эти функции, в первую очередь, в эту эпоху криптовалют?

  • Банковские платежи. Размер комиссионных за банковские платежи может быть разным и оцениваться он тоже может по-разному — от досадных до вопиющих. Вывод денег из банкомата другого банка может обойтись вам всего лишь в один доллар. Тем не менее, вы можете заплатить $10 в месяц, чтобы просто открыть свой собственный текущий счет. Помимо этого, вы можете заплатить $25 или того больше за овердрафт или заплатить $20 за защиту от овердрафта. По правде говоря, мы могли обойтись без многих из этих сборов. Если устранить банковские сборы, то средний человек сможет сэкономить от сотен до тысяч долларов каждый год.
  • Банковская система. Она может быть еще довольно серьезной проблемой для конечного потребителя. Появление онлайн-банкинга и распространенность банкоматов облегчают жизнь потребителям. Тем не менее, вы все еще можете столкнуться с проблемами с передачей средств между банками и обработкой подобных транзакций.
  • Личное направление. Банки, как правило, являются крупными корпоративными организациями. Однако они контролируются людьми. Люди принимают решения о том, кому одолжить деньги, как вкладывать деньги и как контролировать поток валюты. Поскольку люди часто руководствуются жадностью и эгоизмом, это делает систему опасной.

Что криптовалюты смогут заменить

В эпоху криптовалют ситуация меняется. И на самом деле они могут заменить очень многое. Вот некоторые аспекты традиционных банковских систем, которые могут заменить криптовалюты:

  • Хранение и безопасность. Существует множество способов хранения вашей криптовалюты с «кошельками», доступными на настольных компьютерах, флеш-накопителях, мобильных устройствах и онлайн-сервисах (которые могут быть очень похожими на банки). Хотя криптовалюта не является застрахованной по федеральному закону, как ваш банковский счет, она довольно безопасна. Но только до тех пор, пока вы отслеживаете свои пароли и не позволяете своим гаджетам попадать в чужие руки.
  • Транзакционная безопасность. Криптовалюты используют распределенный реестр. Они публично отслеживают все транзакции, чтобы исключить возможность транзакционного мошенничества. Они используют стандарты шифрования, которые одновременно сохраняют анонимность всех транзакций. Эта система исключала бы необходимость в контрольном счете, по крайней мере гипотетически. Кроме того, это обеспечивает возможность клиентам безопасно обменивать свою валюту на товары и услуги.
  • Обмен (в некоторой степени). Криптовалюты также можно легко обменять практически на любой другой тип валюты практически в любое время. По мере улучшения охвата криптовалют эти возможности будут расширяться. Это будет служить популяризации с большим количеством обменов.

Что криптовалюта не может заменить

Даже в эту эпоху криптовалют могут быть некоторые банковские функции, которые они просто не готовы заменить:

  • Важные финансовые продукты. В криптовалютах нет ничего, что позволяло бы ей поддерживать такие вещи, как автокредиты, ипотечные кредиты или кредитные линии. Это важные финансовые продукты, которые удерживают нашу экономику. В обозримом будущем нам все равно понадобятся банки для решения этих задач.
  • Инвестиционная деятельность банков. Криптовалюты также не смогут заменить инвестиционный банкинг. Это потому, что в системе нет ничего, что могло бы помочь в андеррайтинге или в надзоре за приобретением. Для этого нам все еще потребуются человеческие эксперты.
  • Функции центрального банка. Криптовалюты не могут копировать многие важные функции центрального банка, хотя это может стать одной из отличительных ее особенностей. Криптовалюты обычно распространяется через фиксированный масштаб дистрибуции. Тем не менее, никто не контролирует процентные ставки или контролирует инфляцию. Это может стать проблемой в долгосрочной перспективе.

Мир без банков

Предположим на мгновение, что криптовалюта может постепенно заменить функцию банков в нашем мире. Как тогда будет выглядеть мир? Какие последствия возникнут в этом случае?

  • Финансовая нестабильность. На ранних этапах криптовалюты можно было контролировать. По мере их созревания они могут стать уязвимыми для экстремальной волатильности. Инфляция может разрастаться, или стоимость криптовалют может колебаться очень сильно – от самого высокого к низкому. Это мы наблюдаем и сейчас, когда многие инвесторы увеличивают количество сделок по обмену на другие криптовалюты как раз на фоне скачков.
  • Кредит P2P. Без банков, предлагающих финансовые продукты, кредитование P2P может стать еще более популярным. Было бы обычным делом искать кредиты у друзей, членов семьи или даже незнакомых людей. И в этом случае получить кредит можно по более низким процентным ставкам, чем в банке. Если вы используете наличные деньги, вы можете использовать эти кредиты как инвестиционные возможности для себя, но гарантируя процентную отдачу от своих капиталовложений.
  • Ограниченные ресурсы. Мы также можем допустить банки как источник информации, который помогает нам понять особенности кредита или проанализировать риски слияния компаний. Тем не менее, при наличии достаточных ресурсов в Интернете и постоянном улучшении искусственно интеллектуальных цифровых помощников, эта функция может быть заменена в отдаленном будущем.

Могут ли банки трансформироваться в эпоху криптовалют?

На этом этапе уже становиться очевидно, что  криптовалюты представляют собой серьезную угрозу для банков. Они не смогут заменить все функции или сделать это в течение следующих нескольких лет. Однако они, безусловно, могут подорвать подавляющее большинство целей финансовой индустрии.

Тем не менее, вся надежда для финансовой индустрии не утеряна даже в эпоху криптовалют. В ответ на эту угрозу у банков есть достаточно много времени для изменений. Некоторые банки, такие как Bank of America, уже проводят мозговой штурм, чтобы развиваться. Если банки могут несколько изменить свои основные продукты, реструктурировать свои сборы и начать принимать больше услуг, способствующих миру, основанному на криптовалюте, они могут легко развиваться в мире, где криптовалюты стали нормой.

sharespro.ru

ERA (ERA): таблица курсов криптовалюты, капитализация

Дирхам ОАЭ (AED) 0.044267 AED -3.21% -1.43% 22.590
Армянский драм (AMD) 5.8065 AMD -3.21% +44.78% 0.17222
Аргентинское песо (ARS) 0.32922 ARS -3.21% +6.26% 3.0375
Австралийский доллар (AUD) 0.016256 AUD -3.02% +0.85% 61.516
Азербайджанский манат (AZN) 0.020484 AZN -3.21% -1.11% 48.818
Бангладешская така (BDT) 1.0055 BDT -3.49% +45.06% 0.99456
Бразильский реал (BRL) 0.046001 BRL -3.18% +1.42% 21.739
Белорусский рубль (BYR) 236.24 BYR -3.21% +45.06% 0.004233
Канадский доллар (CAD) 0.015835 CAD -3.21% -0.39% 63.149
Швейцарский франк (CHF) 0.011945 CHF -3.32% -0.78% 83.715
Чилийское песо (CLP) 7.8096 CLP -3.21% +1.25% 0.12805
Китайский юань (CNY) 0.080263 CNY -2.78% +2.01% 12.459
Колумбийское песо (COP) 34.591 COP -3.19% -1.08% 0.028909
Чешская крона (CZK) 0.26634 CZK -2.78% -0.90% 3.7545
Датская крона (DKK) 0.076592 DKK -3.16% -1.09% 13.056
Доминиканское песо (DOP) 0.59832 DOP -2.76% -1.61% 1.6714
Алжирский динар (DZD) 1.4143 DZD -3.20% +45.23% 0.70708
Египетский фунт (EGP) 0.21515 EGP -3.26% -1.35% 4.6480
Евро (EUR) 0.010274 EUR -3.16% -1.16% 97.332
Фунт стерлингов (GBP) 0.0090825 GBP -3.29% -0.35% 110.10
Грузинский лари (GEL) 0.029316 GEL -3.21% +44.75% 34.112
Гонконгский доллар (HKD) 0.0946 HKD -3.20% -1.39% 10.571
Венгерский форинт (HUF) 3.3347 HUF -2.90% -0.00% 0.29987
Индонезийская рупия (IDR) 173.32 IDR -3.04% +1.57% 0.0057696
Новый израильский шекель (ILS) 0.043912 ILS -2.82% +0.26% 22.773
Индийская рупия (INR) 0.82964 INR -3.09% +0.38% 1.2053
Иранский риал (IRR) 519.49 IRR -3.01% +45.60% 0.001925
Японская иена (JPY) 1.3382 JPY -3.04% +0.01% 0.74725
Южнокорейская вона (KRW) 13.492 KRW -2.63% +1.95% 0.074116
Кувейтский динар (KWD) 0.0036436 KWD -3.14% +44.91% 274.45
Казахстанский тенге (KZT) 4.1295 KZT -3.22% +1.04% 0.24216
Мексиканское песо (MXN) 0.2292 MXN -3.01% -7.96% 4.3631
Малайзийский ринггит (MYR) 0.048514 MYR -3.08% -0.65% 20.613
Нигерийская найра (NGN) 4.3271 NGN -3.21% -2.10% 0.2311
Норвежская крона (NOK) 0.097049 NOK -2.87% -1.63% 10.304
Новозеландский доллар (NZD) 0.017671 NZD -3.19% +1.59% 56.590
Перуанский новый соль (PEN) 0.039426 PEN -3.14% -1.25% 25.364
Филиппинское песо (PHP) 0.6452 PHP -3.03% -0.32% 1.5499
Пакистанская рупия (PKR) 1.4672 PKR -3.06% +3.43% 0.68156
Польский злотый (PLN) 0.044545 PLN -2.70% -0.23% 22.449
Катарский риал (QAR) 0.043889 QAR -3.17% -1.66% 22.785
Румынский лей (RON) 0.047848 RON -3.16% -1.10% 20.899
Российский рубль (RUB) 0.74915 RUB -2.59% -2.32% 1.3348
Саудовский риал (SAR) 0.0452 SAR -3.20% -1.43% 22.124
Шведская крона (SEK) 0.10584 SEK -2.80% -1.10% 9.4486
Сингапурский доллар (SGD) 0.01638 SGD -3.10% +0.16% 61.050
Тайский бат (THB) 0.40101 THB -2.86% +1.97% 2.4937
Турецкая лира (TRY) 0.057118 TRY -2.59% +3.77% 17.507
Новый тайваньский доллар (TWD) 0.36721 TWD -2.65% +0.16% 2.7232
Украинская гривна (UAH) 0.31555 UAH -3.21% -1.29% 3.1691
Доллар США (USD) 0.012053 USD -3.21% -1.42% 82.966
Уругвайское песо (UYU) 0.37811 UYU -3.21% -1.14% 2.6448
Узбекский сум (UZS) 94.014 UZS -3.21% +44.97% 0.010637
Венесуэльский боливар (VEF) 1,382.64 VEF -3.21% +41.53% 0.00072325
Вьетнамский донг (VND) 277.73 VND -3.19% -0.34% 0.0036007
Южноафриканский рэнд (ZAR) 0.16176 ZAR -2.59% +0.60% 6.1819
Биткоин (BTC) 0.0000018861 BTC -4.11% +5.67% 530,181.45
Эфир (Эфириум) (ETH) 0.000027441 ETH -4.25% +19.44% 36,441.99
Ripple (XRP) 0.026867 XRP -3.98% +30.27% 37.221
Bitcoin Cash (BCH) 0.000017334 BCH -4.14% +34.50% 57,690.22
EOS (EOS) 0.0017068 EOS -1.23% +55.78% 585.90
Litecoin (LTC) 0.00015578 LTC -4.82% +38.69% 6,419.12
Stellar (XLM) 0.063687 XLM -1.86% +27.23% 15.702
Cardano (ADA) 0.092684 ADA -4.14% +35.37% 10.789
IOTA (MIOTA) 0.012264 MIOTA -5.71% +41.46% 81.539
Tether (USDT) 0.012028 USDT -3.30% -1.72% 83.142
TRON (TRX) 0.35824 TRX -3.37% +40.89% 2.7914
NEO (NEO) 0.00036261 NEO -2.78% +34.96% 2,757.78
Monero (XMR) 0.000096777 XMR -5.59% +13.21% 10,333.03
Dash (DASH) 0.000054928 DASH -2.69% +22.45% 18,205.61
Ethereum Classic (ETC) 0.000737 ETC -4.53% -22.78% 1,356.85
NEM (XEM) 0.073034 XEM -4.11% +30.73% 13.692
Binance Coin (BNB) 0.00095831 BNB -1.79% +9.57% 1,043.51
Tezos (Pre-Launch) (XTZ) 0.0057635 XTZ +3.12% +112.39% 173.51
VeChain (VEN) 0.005589 VEN +0.34% +48.58% 178.92
OmiseGO (OMG) 0.0017677 OMG -2.69% +36.27% 565.70
Qtum (QTUM) 0.0015182 QTUM -3.96% +45.15% 658.68
Zcash (ZEC) 0.000074703 ZEC -3.36% +24.63% 13,386.35
ICON (ICX) 0.0082004 ICX -6.66% +48.27% 121.95
Lisk (LSK) 0.002337 LSK -5.32% +38.96% 427.90
Ontology (ONT) 0.0032951 ONT -5.06% +87.50% 303.48
Zilliqa (ZIL) 0.17566 ZIL -3.85% +50.95% 5.6927
Bytecoin (BCN) 4.3044 BCN -4.30% +68.95% 0.23232
Bitcoin Gold (BTG) 0.00044165 BTG -2.81% +30.65% 2,264.24
Decred (DCR) 0.00020631 DCR -2.58% +56.29% 4,846.99
0x (ZRX) 0.014769 ZRX -2.93% +27.17% 67.711
BitShares (BTS) 0.07703 BTS +1.09% +3.62% 12.982
DigiByte (DGB) 0.30898 DGB -6.96% -17.47% 3.2365
Aeternity (AE) 0.0069605 AE -1.52% +63.32% 143.67
Siacoin (SC) 1.1343 SC -3.81% +32.22% 0.88157
Maker (MKR) 0.000021616 MKR -3.77% +21.93% 46,261.38
Steem (STEEM) 0.0090939 STEEM -4.04% +38.95% 109.96
Augur (REP) 0.00038342 REP -4.73% +4.67% 2,608.08
Bitcoin Diamond (BCD) 0.0054482 BCD -6.12% +6.35% 183.55
Verge (XVG) 0.54908 XVG -3.99% +42.29% 1.8212
Nano (NANO) 0.0051342 NANO -3.89% +33.59% 194.77
Bytom (BTM) 0.038648 BTM -1.01% +59.92% 25.875
Pundi X (NPXS) 3.5076 NPXS -3.82% +98.58% 0.2851
KuCoin Shares (KCS) 0.003786 KCS -6.06% -24.29% 264.13
Dogecoin (DOGE) 4.9734 DOGE -3.69% +30.09% 0.20107

ru.ratesviewer.com

Стоимость криптовалюты Эра ERA ERA

Криптовалюта Эра ERA ERA

$0.01205270

0.00000189 BTC

Ранг 1530

От 2017-07-31

Монета

Майнится

за час

1.56%

$0.00018513

0.00000003 BTC

за день

31.29%

$0.00287249

0.00000045 BTC

за неделю

35.09%

$0.00313072

0.00000049 BTC

за месяц

18,012.70%

$0.01198616

0.00000188 BTC

за год

18,012.70%

$0.01198616

0.00000188 BTC

% от минимума

>9,999.99%

$0.00005400

0.00000001 BTC

% от максимума

4.03%

$0.29919200

0.00004681 BTC

X до максимума

x24.82

$0.28713930

0.00004492 BTC

торги за 24 ч

$889.53

0.13916712 BTC

капитализация

-$0

-0 BTC

оборот монет

0

0.00%

эмиссия

6,022,910

240,000,000

период:

за все время

за 24 часа

Доходность криптовалюты Эра ERA ERA за месяц и за год

ЯнвФевМарАпрМайИюнИюлАвгСенОктНояДек

2017

2018

-15.6%423.7%-5.4%178.6%-33.6%207.5%
112.9%-20.2%1,023.2%3.7%-63.8%-67.4%176.7%

Технический анализ Эра ERA ERA

На данной странице отображена статистика и технический анализ криптовалюты ERA. Символьный код данной криптовалюты - ERA. По состоянию на 11 июля 2018 года криптовалюта Эра имеет капитализацию -$0 или -0 BTC и занимает место №1530 рейтинге криптовалют по капитализации.

За последний час криптовалюта Эра потеряла в стоимости 1.56% ($0.00018513), за 24 часа - потеряла в стоимости 31.29% ($0.00287249), за неделю - поднялась в стоимости на 35.09% ($0.00313072), за месяц - поднялась в стоимости на 18,012.70% ($0.01198616), за год - поднялась в стоимости на 18,012.70% ($0.01198616). Относительно минимальной стоимости криптовалюты ERA в размере $0.00005400 текущий рост составляет >9,999.99%. Относительно максимальной стоимости криптовалюты ERA в размере $0.29919200 текущая стоимость составляет 4.03%.

Криптовалюту ERA возможно майнить, то есть выпупск монет данной криптовалюты происходит посредством решения криптографических задач. Количество выпущенных монет криптовалюты ERA на данный момент составляет 0 монет, что составляет 0.00% от общего количества монет криптовалюты Эра. Максимально возможное количество монет Эра ERA ERA составляет 240,000,000 монет.

Веб-ресурсы Эра ERA ERA

Официальные сайты

Новости, события

Социальные сети

криптовалюта era, криптовалюта ERA, ERA, стоимость ERA, сигналы ERA, новости ERA, капитализация ERA

Новостей по криптовалюте ERA ERA на данный момент нет. Если Вы являетесь представителем криптовалюты ERA ERA, пожалуйста, напишите нам и мы предоставим Вам возможность публикации новостей о криптовалюте ERA ERA на нашем сайте.

www.masterinvest.info

Эра криптовалют: вызов Bitcoin и блокчейна глобальному экономическому порядку

 

Сегодня мы начинаем небольшой экскурс по эссе на тему принятия криптовалют как современного денежного инструмента. Давайте проанализируем, что и в каком виде мы — человеческая раса — воспринимали как деньги, и для чего их использовали. А также посмотрим, как появление новых типов финансовых инструментов влияет на существующий экономический строй.

От Вавилона к Биткойну

Глаз никогда не видел, и рука никогда не прикасалась к доллару. — Альфред Митчелл-Иннес

Чтобы быть жизнеспособной, любая валюта, будь то эмитируемая компьютерной программой криптовалюта или эмитируемая правительством традиционная «фиатная» валюта, должна завоевать доверие пользующегося ею сообщества. Для поборников криптовалют, вся суть сводится к предложению альтернативной модели этого доверия. Они продвигают платежную систему, где получателям больше не нужно доверять сторонним институтам, будь то банки или правительства, чтобы гарантировать, что плательщик способен предоставить оговоренные средства. Вместо этого криптовалютные системы наделяют доверием ненарушимую децентрализованную компьютерную программу, неспособную, теоретически, обманывать людей. Однако всё это не ставит криптовалюты вне подозрений. Им тоже нужно завоевать человеческое доверие, чтобы стать актуальными.

Доверие лежит в основе любой денежной системы. Чтобы валюта работала, люди должны быть уверены, что другие будут относиться к ней с должным уважением. Поэтому, прежде чем мы доберёмся до драматического появления на сцене Биткойна с его заявкой на изменение нашего мышления о подобных вещах, нам нужно подробнее исследовать историческое развитие представления о доверии. В настоящей статье мы отправимся в путешествие по эволюции денег, одного из самых значительных, но плохо понимаемых изобретений общества.

Начнём с некоторых базовых вопросов. Что такое деньги? Что они олицетворяют? Как общество развило такую систему обмена товаров и измерения их стоимости? Как и в любой области исследований, для понимания того, как что-либо функционирует, часто лучше всего изучить случаи, где оно не работало.

Современным примером провала является Зимбабве, чьи недействительные многомиллиардные банкноты теперь лежат на столах финансовых репортеров и валютных трейдеров как напоминание о том, каким сумасшедшим образом могут вести себя деньги. Но сильнейший урок был преподан западному обществу ещё раньше: в Веймарской республике 1920-х годов. Тогда немецкое правительство, не желая развязать военный конфликт со своими европейскими соседями, но также не имея охоты расстраивать общественность повышением налогов, вместо этого для покрытия своих долгов печатало деньги, отправив немецкую марку в неконтролируемую нисходящую спираль. Когда инфляция превзошла всё, что кто-либо мог себе представить, дети складывали в игрушечные домики пачки бесполезных банкнот по 50 миллионов марок. Величайшее предостережение в связи со всем этим даёт знание, что этот денежный и правительственный хаос открыл дверь для Адольфа Гитлера.

Германия в дальнейшем превратилась в действующую, в целом миролюбивую страну, показав, что демократическое общество способно восстановить порядок после приступа финансового и политического хаоса. То же самое касается Бразилии, которая благодаря непростым реформам денежной политики оставила в прошлом инфляцию, превышавшую 30 000%, и диктатуру 1980-х. Но некоторые страны практически постоянно живут с денежной дисфункцией и платят за это огромную цену.

Из их опыта мы узнаём, что суть проблемы – не в безответственных политических решениях и печатающих деньги центральных банков, хотя именно посредством этого механизма создается гиперинфляция. Проблема скорее кроется в глубинном нарушении доверия между пользующимся валютой народом и эмитирующими её финансовыми органами. Поскольку обычно эти финансовые органы – это национальные правительства, данное нарушение отражает испорченные отношения общества со своим правительством. Поучительно будет подумать, ЧТО криптовалюта, с её «не требующей доверия» математической системой денежного обмена, предлагает в качестве альтернативы.

Если граждане не доверяют правительству представление своих интересов, то они не будут доверять и его валюте – или лучше сказать, что они не будут доверять денежной системе, на которой построена их экономика. Поэтому при возможности они будут продавать эту валюту и бежать от неё к чему-то другому, что они считают более надежным, будь то американский доллар, золото, либо какая-нибудь другая безопасная гавань. Когда эта дисфункция укореняется, такие убеждения становятся самосбывающимися. Потеря валютой стоимости истощает финансовые ресурсы правительства, что делает печатание денег единственным способом выплачивать долги и обеспечивать политическое выживание. Достаточно скоро избыток денег в обращении ещё больше подрывает доверие, что может породить порочный круг зашкаливающей инфляции и падающих обменных курсов.

Аргентина долго жила с такими нарушенными взаимоотношениями. Столетие неудачных попыток решить проблему доверия объясняет, почему Аргентина пережила много, много валютных кризисов, и почему она опустилась с седьмого места среди самых богатых стран мира в начале XX века примерно на восьмидесятое в середине 2014 г. Теперь Аргентина, много лет позиционировавшая себя как светоч европейской развитости среди отсталости Нового Света, оказалась на одном уровне с Перу.

Майк знает кое-что об Аргентине. Он продолжает рассказ:

Мы с семьёй провели шесть с половиной счастливых лет в Буэнос-Айресе. Солнце, стейки, вино мальбек – всё это довершало наш опыт. Самое замечательное – это наши новые друзья: люди, которые заключают тебя в медвежьи объятия, всегда из кожи вон лезут, чтобы тебе помочь, и не прочь провести четырехчасовой ланч за насыщенным разговором о положении дел в мире.

Но у меня с их страной были непростые отношения. При всем страстном обнимании аргентинцами друзей и родственников, их общество пребывает в состоянии постоянной войны с самим собой. Это обнаруживается в собачьих фекалиях на тротуарах Буэнос-Айреса, в граффити, обезображивающих былую красоту парижской архитектуры города, и в вечных уличных пробках, спровоцированных нежеланием водителей уступать. Погрязшие в ожесточенных разногласиях политики страны проповедуют устаревшие конкурирующие идеологии, тогда как в действительности они остаются верны коррумпированной выравнивающей политической машине, учреждённой полвека назад Хуаном Доминго Пероном. Система макиавеллевской власти перонизма заточила аргентинскую политику в порочный круг недальновидности и коррупции, и из-за этого провала у аргентинцев совсем не осталось веры в их правительство. Неуплата налогов считается нормой – люди рассуждают: зачем платить жуликам, которые украдут твои деньги? В такой среде укрепляется своекорыстие и разбазариваются богатые запасы природных ресурсов страны. Во время случающихся раз в много лет коротких взлетов те, кто достаточно смышлён, чтобы провернуть схему накачки и сброса цен, зарабатывают горы денег, но это лишь означает, что экономика примерно каждые десять лет устремляется к очередному обрыву.

Я приехал в Аргентину в 2003 г., когда последний такой кризис только-только утих. Банки, всё ещё державшие сбережения людей на замороженных счетах, принудительно конвертированных правительством из долларов в обесценившиеся песо, оградили свои центральные отделения листовой сталью, чтобы защитить окна от обстрелов кирпичами от протестующих вкладчиков. Когда я уехал, в 2009 г., назревал следующий кризис. Инфляция приближалась к 30% в год, но правительство открыто лгало о ней, и такой недобросовестный поступок только усилил недоверие аргентинцев к своей валюте и вынудил предпринимателей предусмотрительно повышать цены в самоусиливающемся цикле. Люди снова постепенно забирали песо из банков, а правительство накладывало ограничения на покупку иностранной валюты, что предсказуемо ещё больше подорвало доверие к национальной валюте. Такая игра в кошки-мышки, как аргентинцы очень хорошо знали, была обречена на плохой конец.

Из-за этого также возникли трудности при нашем отъезде. Через год после отъезда мы наконец продали милую квартиру, приобретённую нами в Палермо, зелёном пригороде Буэнос-Айреса. Но когда я вернулся в город, чтобы завершить сделку, оказалось трудно вывезти наши деньги из страны.

Жилье в Аргентине исторически продавалось за доллары – за реальные физические банкноты. История заставила аргентинцев с подозрением относиться не только к своей собственной валюте, но также к чекам, денежным переводам и всему остальному, что требует доверия. Холодные, плотные долларовые банкноты решали эту проблему. Этого-то и хотели наши покупатели. Отказываясь переводить деньги на наш американский банковский счёт, они хотели использовать этот старый, традиционный способ. Они предложили завершить сделку в «casa de cambio» в финансовом районе Буэнос-Айреса, одном из многочисленных обменных пунктов, помогающих аргентинцам вершить их сложные финансовые дела. Там наши только что вырученные наличные должны перевести на наш американский банковский счёт. Всё просто. Что может пойти не так?

Эти обменные пункты, со своими светлыми вестибюлями, викторианскими эмблемами и названиями, выражающими безупречность и надежность, могут напоминать банковские отделения, но они действуют вне банковской системы. Помимо обмена долларов на песо, они имеют сеть счетов для перевода денег за границу с меньшими комиссиями, чем у банков. Теперь, когда правительство накладывало жёсткие ограничения на банковские переводы за границу, эти места пользовались спросом как удобные неофициальные предоставители услуг денежных переводов.

Меня смущал этот, как мне казалось, сомнительный вариант, но Мигель, мой ближайший друг в Буэнос-Айресе, заверил меня, что эта casa de cambio еженедельно проводит для него совершенно легальные транзакции с его заморскими коллегами. Он полностью доверял им, а я доверял ему. Так уж всё обустроено в Аргентине: ты доверяешь тем, кого знаешь, и для решения коммерческих дел часто полагаешься на эти отношения больше, чем на правовую защиту коррумпированной судебной системы.

Но для уверенности я сначала посетил casa de cambio, где меня заверили, что международный перевод будет полностью легальным и поддающимся проверке, так как у нас будет в качестве подтверждающего документа договор о продаже недвижимости. Меня это удовлетворило, и я согласился на план покупателей. Через несколько дней в одной из секретных комнат фирмы для завершения сделки собралось восемь человек: двое сотрудников; пара, покупающая нашу квартиру; отец одного из них, который за всё это платил; официальный escribano, или нотариус, требуемый по закону, чтобы заверить транзакцию; Мигель и я.

Вошёл человек примерно с десятью пачками купюр и вручил их мне. Я никогда не держал в руках столько наличных, но всё равно поразился тому, как мало места занимают $280 000. Сотрудники casa de cambio пересчитали деньги, после чего началось подписание бумаг по переводу. После того как escribano подтвердил, что всё честно и справедливо, он и отец попрощались с нами, и началось оформление международного перевода.

Вдруг вбежал сотрудник, впопыхах выкрикивая: «Ничего не получится! Всё должно проходить через банковскую систему!» Я посмотрел на Мигеля, и мне всё стало ясно. Сотрудники неправильно поняли ключевое требование постоянно меняющегося валютного законодательства Аргентины касаемо документов. Или, быть может, – во мне проснулся аргентинец-конспиролог – нас подставили. Почему это произошло после того, как escribano ушёл, подписав документы о недвижимости? Как бы то ни было, мы оказались в ловушке.

Вот какие у меня были варианты: Я мог взять деньги, все наши сбережения, понести их через весь город – в чем? в рюкзаке? в носках? – и надеяться, что местное банковское отделение, где у меня был практически неактивный счёт, который я использовал для оплаты электричества, с радостью примет солидную кипу долларов, конвертирует их в песо с комиссией и по убыточному курсу, после чего тут же конвертирует их обратно в доллары с ещё одной комиссией и по ещё одному убыточному курсу, чтобы затем перевести деньги в мой банк с ещё большей комиссией. Мы рисковали безопасностью, и нас ждали дополнительные издержки на $15 000, если банковские контроллёры вообще пропустят этот план. Или же – предложили в casa de cambio – я мог завершить сделку у них, только без обещанных документов. Учреждение возьмёт мои деньги, а заграничный агент положит эквивалентную сумму на наш счёт, – но я не получу никакого письменного подтверждения передачи денег. Я должен доверять – опять это слово, – что через двадцать четыре часа я смогу позвонить в свой банк и получить подтверждение, что деньги находятся в пути на мой счёт, хотя понадобится три дня, прежде чем они действительно поступят.

Я напряженно обдумывал это. Десятки тысяч аргентинцев ежедневно проводят такие транзакции. Для них, как ни парадоксально, такой метод обмена стоимости более надёжен, чем иметь дело с банковской системой, неоднократно похищавшей их сбережения. Но главное, Мигель, человек, которому я доверял в Аргентине больше всех, доверял этой группе людей свои счета. У него всё было более прозрачно и честно, чем то, что рассматривал я, но он вёл с ними дела регулярно. И в самом деле, casa de cambio нужно было сохранить доверие Мигеля. Доверие клиентов было фундаментом их бизнеса. С другой стороны, я не был кандидатом в постоянные клиенты.

Я скрепя сердце согласился на неофициальную транзакцию. Единственное «подтверждение», какое мог дать мне обменник, – чек, напечатанный на обычном кассовом аппарате, где просто были указаны цифры прописью: общая сумма перевода минус комиссия, и больше ничего. В тот же вечер я его потерял.

На следующий день мы с Мигелем вернулись в casa de cambio, чтобы получить специальный код, по которому мой банк мог отследить платёж. Господина, с которым мы должны были встретиться, не было на месте, по крайней мере, так сказал сотрудник, охраняющий бронированный вход в служебные помещения. У меня подскочило давление, и я попросил о свидании с другим сотрудником. Охранник позвонил ему, после чего передал его ответ: деньги уже поступили на мой счёт. Я не поверил. Должно было пройти три дня. Моё сердце забилось сильнее. Неужели они врут? Неужели меня обманули? Очень сильно нервничая, я выбежал на улицу и позвонил агенту своего банка. В ответ я услышал: «Да, мистер Кейси, деньги поступили на ваш счёт». Мы с Мигелем обнялись.

Эта история иллюстрирует связь между доверием и деньгами, которая, в свою очередь, критична для понимания криптовалют и идеи о том, что они заменяют доверие правительственному эмитенту денег доверием компьютеризированному алгоритму. (В этом смысле называть Биткойн «не требующим доверия» неверно, хоть и это в целом удобная характеристика). Для функционирования денежной системы нужна та или иная модель доверия. Биткойн стремится решить эту задачу, предлагая пользователям систему доверия, полагающуюся не на людей, а на незыблемые законы математики. Но он столкнулся с другой проблемой доверия, заключающейся в том, что немногие доверяют общему имиджу Биткойна из-за ощущения ненадежности и волатильности. К тому же математика многих пугает, как и мысль о том, что всем управляют не люди, а компьютеры, – хотя выражение подобной обеспокоенности в применении к одному лишь Биткойну выдаёт неосведомлённость насчёт того, насколько компьютеризированными стали наши финансовые рынки, базирующиеся на фиатной валюте.

В странах с низким доверием политическим институтам, таких как Аргентина, проблема доверия решается путём развития общественного доверия родственникам, друзьям и отношениям, основанным на репутации. К сожалению, это крайне неэффективно. Такой круг доверия слишком мал для любой экономики, где имеется сложная сеть экономических взаимодействий, выходящих за рамки небольших общин, не говоря уже о такой, которая претендует на интеграцию с остальным миром. Более того, когда кризис заставляет всех бежать к выходу и избавляться от ненадежных песо, система оказывается под предельным напряжением.

Как раз эту проблему и стремятся решить криптовалюты. Они позиционируют себя так, потому что ни одна денежная система, управляемая правительством, не идеальна. Возможно, Аргентина – экстремальный пример, но, как показали события 2008 г., модель любой другой страны также уязвима к нарушению доверия.

Чтобы понять, почему доверие так важно для денег, и прежде чем погрузиться в принципы работы и многообещающее будущее криптовалют, давайте предпримем путешествие в историю и изучим конкурирующие теории денег, возникшие в разные века. Надеемся, что к концу вы получите представление о том, что такое деньги. Вы можете подумать, что ответ на этот вопрос должен быть простым, ведь люди использовали деньги тысячелетиями. Но в действительности практика денежного обмена настолько глубоко укоренена в культурной эволюции общества, что мы редко о ней задумываемся.

В недавней провокационной книге «Неофициальная биография денег» (Money: The Unauthorized Biography) Феликс Мартин утверждает, что фокусироваться на деньгах как на «вещи» – товарная, или «металлическая», концепция денег, о которой мы поговорим позже, – значит упускать из виду высвобожденную этим изобретением мощную силу, определившую лицо цивилизации. Называя деньги «социальной технологией», он заявляет: «Валюта сама по себе – это не деньги. Деньги – это система кредитных счетов и расчётов по ним, которую репрезентирует валюта». При таком подходе можно понять, как деньги сделали возможной новую форму общественной организации, превосходящую племенной строй. Они обеспечили универсальную систему стоимости, что означало, что системы власти доисторических племенных общин, где порядок поддерживался посредством угрозы насилия от рук того, кто был самым жестоким и сильным, могли уступить место чему-то позволявшему преуспевать не только физически сильным и приближенным к ним, а всем членам общества. Богатство, определяемое накоплением этой новой абстрактной меры стоимости, стало показателем могущества. Это полностью изменило правила игры.

Чтобы донести свою точку зрения, Мартин отсылает нас к микронезийскому острову Яп. Он описывает уникальную валютную систему, озадачившую ранних европейских визитёров, состоящую из каменных колес, известных как феи. Диаметр этих камней, добывавшихся на расстоянии трёхсот миль, достигал двенадцати футов. Нередко после обмена эти гигантские известняки было неудобно транспортировать к новому владельцу, поэтому они оставались у прежнего владельца. Однако в японском обществе существовало взаимопонимание насчёт того, что право собственности на эти увесистые символы богатства могло переходить от одного человека к другому в серии транзакций, предоставляя средство погашения долга. Мартин цитирует сообщение молодого американского авантюриста Уильяма Генри Фернесса III о том, как один феи утонул в океане по пути из Бабелтуапа, но всё равно признавался как валютная единица, которую её новый владелец имеет право обменять.

Система феи показывает, как далеко может зайти общество в создании абстрактных представлений о стоимости и могуществе. Данная концепция развивается в разной степени, по мере того как общества признают универсальную, пусть и воображаемую, ценность денег, и является невероятно влиятельной. Поэтому мы видим, как появление в Древней Греции денег и революционной системы демократии совпадает с разрывом с прежним обществом, где структуры власти были намного более жестокими и ограничивающими. Деньги раскрыли мир, создали возможности.

Но при всём влиянии на развитие цивилизации этого общественного акта принятия абстракции нашим умам, предпочитающим материальные объяснения мироустройства и особенно представления о стоимости, понять его трудно. Мы видим сейчас, как старшему поколению, выросшему среди физических магазинов и товаров, сложно понять, зачем кому-то покупать «виртуальные товары» – наподобие продающихся в онлайн-играх, таких как Second Life, – а тем более платить за них «виртуальной валютой». Мы можем вести интеллектуальную дискуссию на тему «Что такое деньги?», но нам сложно преодолеть укоренившееся представление о долларе или евро – или даже Биткойне – как имеющих полновесную материальную ценность.

Источник: bitnovosti.com

Подписывайтесь на наши новости в Telegram и будьте в центре событий!

procrypto.network

Эра криптовалют: вызов Биткойна и блокчейна глобальному экономическому порядку

Эра криптовалют: вызов Биткойна и блокчейна глобальному экономическому порядку - Часть 1

Сегодня мы начинаем небольшой экскурс по эссе на тему принятия криптовалют как современного денежного инструмента. Давайте проанализируем, что и в каком виде мы — человеческая раса — воспринимали как деньги, и для чего их использовали. А также посмотрим, как появление новых типов финансовых инструментов влияет на существующий экономический строй.

Это первая статья из серии, состоящей из 3 частей.

От Вавилона к Биткойну

Глаз никогда не видел, и рука никогда не прикасалась к доллару. — Альфред Митчелл-Иннес

Чтобы быть жизнеспособной, любая валюта, будь то эмитируемая компьютерной программой криптовалюта или эмитируемая правительством традиционная «фиатная» валюта, должна завоевать доверие пользующегося ею сообщества. Для поборников криптовалют, вся суть сводится к предложению альтернативной модели этого доверия. Они продвигают платежную систему, где получателям больше не нужно доверять сторонним институтам, будь то банки или правительства, чтобы гарантировать, что плательщик способен предоставить оговоренные средства. Вместо этого криптовалютные системы наделяют доверием ненарушимую децентрализованную компьютерную программу, неспособную, теоретически, обманывать людей. Однако всё это не ставит криптовалюты вне подозрений. Им тоже нужно завоевать человеческое доверие, чтобы стать актуальными.

Доверие лежит в основе любой денежной системы. Чтобы валюта работала, люди должны быть уверены, что другие будут относиться к ней с должным уважением. Поэтому, прежде чем мы доберёмся до драматического появления на сцене Биткойна с его заявкой на изменение нашего мышления о подобных вещах, нам нужно подробнее исследовать историческое развитие представления о доверии. В настоящей статье мы отправимся в путешествие по эволюции денег, одного из самых значительных, но плохо понимаемых изобретений общества.

Начнём с некоторых базовых вопросов. Что такое деньги? Что они олицетворяют? Как общество развило такую систему обмена товаров и измерения их стоимости? Как и в любой области исследований, для понимания того, как что-либо функционирует, часто лучше всего изучить случаи, где оно не работало.

Современным примером провала является Зимбабве, чьи недействительные многомиллиардные банкноты теперь лежат на столах финансовых репортеров и валютных трейдеров как напоминание о том, каким сумасшедшим образом могут вести себя деньги. Но сильнейший урок был преподан западному обществу ещё раньше: в Веймарской республике 1920-х годов. Тогда немецкое правительство, не желая развязать военный конфликт со своими европейскими соседями, но также не имея охоты расстраивать общественность повышением налогов, вместо этого для покрытия своих долгов печатало деньги, отправив немецкую марку в неконтролируемую нисходящую спираль. Когда инфляция превзошла всё, что кто-либо мог себе представить, дети складывали в игрушечные домики пачки бесполезных банкнот по 50 миллионов марок. Величайшее предостережение в связи со всем этим даёт знание, что этот денежный и правительственный хаос открыл дверь для Адольфа Гитлера.

Германия в дальнейшем превратилась в действующую, в целом миролюбивую страну, показав, что демократическое общество способно восстановить порядок после приступа финансового и политического хаоса. То же самое касается Бразилии, которая благодаря непростым реформам денежной политики оставила в прошлом инфляцию, превышавшую 30 000%, и диктатуру 1980-х. Но некоторые страны практически постоянно живут с денежной дисфункцией и платят за это огромную цену.

Из их опыта мы узнаём, что суть проблемы – не в безответственных политических решениях и печатающих деньги центральных банков, хотя именно посредством этого механизма создается гиперинфляция. Проблема скорее кроется в глубинном нарушении доверия между пользующимся валютой народом и эмитирующими её финансовыми органами. Поскольку обычно эти финансовые органы – это национальные правительства, данное нарушение отражает испорченные отношения общества со своим правительством. Поучительно будет подумать, ЧТО криптовалюта, с её «не требующей доверия» математической системой денежного обмена, предлагает в качестве альтернативы.

Если граждане не доверяют правительству представление своих интересов, то они не будут доверять и его валюте – или лучше сказать, что они не будут доверять денежной системе, на которой построена их экономика. Поэтому при возможности они будут продавать эту валюту и бежать от неё к чему-то другому, что они считают более надежным, будь то американский доллар, золото, либо какая-нибудь другая безопасная гавань. Когда эта дисфункция укореняется, такие убеждения становятся самосбывающимися. Потеря валютой стоимости истощает финансовые ресурсы правительства, что делает печатание денег единственным способом выплачивать долги и обеспечивать политическое выживание. Достаточно скоро избыток денег в обращении ещё больше подрывает доверие, что может породить порочный круг зашкаливающей инфляции и падающих обменных курсов.

Аргентина долго жила с такими нарушенными взаимоотношениями. Столетие неудачных попыток решить проблему доверия объясняет, почему Аргентина пережила много, много валютных кризисов, и почему она опустилась с седьмого места среди самых богатых стран мира в начале XX века примерно на восьмидесятое в середине 2014 г. Теперь Аргентина, много лет позиционировавшая себя как светоч европейской развитости среди отсталости Нового Света, оказалась на одном уровне с Перу.

Майк знает кое-что об Аргентине. Он продолжает рассказ:

Мы с семьёй провели шесть с половиной счастливых лет в Буэнос-Айресе. Солнце, стейки, вино мальбек – всё это довершало наш опыт. Самое замечательное – это наши новые друзья: люди, которые заключают тебя в медвежьи объятия, всегда из кожи вон лезут, чтобы тебе помочь, и не прочь провести четырехчасовой ланч за насыщенным разговором о положении дел в мире.

Но у меня с их страной были непростые отношения. При всем страстном обнимании аргентинцами друзей и родственников, их общество пребывает в состоянии постоянной войны с самим собой. Это обнаруживается в собачьих фекалиях на тротуарах Буэнос-Айреса, в граффити, обезображивающих былую красоту парижской архитектуры города, и в вечных уличных пробках, спровоцированных нежеланием водителей уступать. Погрязшие в ожесточенных разногласиях политики страны проповедуют устаревшие конкурирующие идеологии, тогда как в действительности они остаются верны коррумпированной выравнивающей политической машине, учреждённой полвека назад Хуаном Доминго Пероном. Система макиавеллевской власти перонизма заточила аргентинскую политику в порочный круг недальновидности и коррупции, и из-за этого провала у аргентинцев совсем не осталось веры в их правительство. Неуплата налогов считается нормой – люди рассуждают: зачем платить жуликам, которые украдут твои деньги? В такой среде укрепляется своекорыстие и разбазариваются богатые запасы природных ресурсов страны. Во время случающихся раз в много лет коротких взлетов те, кто достаточно смышлён, чтобы провернуть схему накачки и сброса цен, зарабатывают горы денег, но это лишь означает, что экономика примерно каждые десять лет устремляется к очередному обрыву.

Я приехал в Аргентину в 2003 г., когда последний такой кризис только-только утих. Банки, всё ещё державшие сбережения людей на замороженных счетах, принудительно конвертированных правительством из долларов в обесценившиеся песо, оградили свои центральные отделения листовой сталью, чтобы защитить окна от обстрелов кирпичами от протестующих вкладчиков. Когда я уехал, в 2009 г., назревал следующий кризис. Инфляция приближалась к 30% в год, но правительство открыто лгало о ней, и такой недобросовестный поступок только усилил недоверие аргентинцев к своей валюте и вынудил предпринимателей предусмотрительно повышать цены в самоусиливающемся цикле. Люди снова постепенно забирали песо из банков, а правительство накладывало ограничения на покупку иностранной валюты, что предсказуемо ещё больше подорвало доверие к национальной валюте. Такая игра в кошки-мышки, как аргентинцы очень хорошо знали, была обречена на плохой конец.

Из-за этого также возникли трудности при нашем отъезде. Через год после отъезда мы наконец продали милую квартиру, приобретённую нами в Палермо, зелёном пригороде Буэнос-Айреса. Но когда я вернулся в город, чтобы завершить сделку, оказалось трудно вывезти наши деньги из страны.

Жилье в Аргентине исторически продавалось за доллары – за реальные физические банкноты. История заставила аргентинцев с подозрением относиться не только к своей собственной валюте, но также к чекам, денежным переводам и всему остальному, что требует доверия. Холодные, плотные долларовые банкноты решали эту проблему. Этого-то и хотели наши покупатели. Отказываясь переводить деньги на наш американский банковский счёт, они хотели использовать этот старый, традиционный способ. Они предложили завершить сделку в «casa de cambio» в финансовом районе Буэнос-Айреса, одном из многочисленных обменных пунктов, помогающих аргентинцам вершить их сложные финансовые дела. Там наши только что вырученные наличные должны перевести на наш американский банковский счёт. Всё просто. Что может пойти не так?

Эти обменные пункты, со своими светлыми вестибюлями, викторианскими эмблемами и названиями, выражающими безупречность и надежность, могут напоминать банковские отделения, но они действуют вне банковской системы. Помимо обмена долларов на песо, они имеют сеть счетов для перевода денег за границу с меньшими комиссиями, чем у банков. Теперь, когда правительство накладывало жёсткие ограничения на банковские переводы за границу, эти места пользовались спросом как удобные неофициальные предоставители услуг денежных переводов.

Меня смущал этот, как мне казалось, сомнительный вариант, но Мигель, мой ближайший друг в Буэнос-Айресе, заверил меня, что эта casa de cambio еженедельно проводит для него совершенно легальные транзакции с его заморскими коллегами. Он полностью доверял им, а я доверял ему. Так уж всё обустроено в Аргентине: ты доверяешь тем, кого знаешь, и для решения коммерческих дел часто полагаешься на эти отношения больше, чем на правовую защиту коррумпированной судебной системы.

Но для уверенности я сначала посетил casa de cambio, где меня заверили, что международный перевод будет полностью легальным и поддающимся проверке, так как у нас будет в качестве подтверждающего документа договор о продаже недвижимости. Меня это удовлетворило, и я согласился на план покупателей. Через несколько дней в одной из секретных комнат фирмы для завершения сделки собралось восемь человек: двое сотрудников; пара, покупающая нашу квартиру; отец одного из них, который за всё это платил; официальный escribano, или нотариус, требуемый по закону, чтобы заверить транзакцию; Мигель и я.

Вошёл человек примерно с десятью пачками купюр и вручил их мне. Я никогда не держал в руках столько наличных, но всё равно поразился тому, как мало места занимают $280 000. Сотрудники casa de cambio пересчитали деньги, после чего началось подписание бумаг по переводу. После того как escribano подтвердил, что всё честно и справедливо, он и отец попрощались с нами, и началось оформление международного перевода.

Вдруг вбежал сотрудник, впопыхах выкрикивая: «Ничего не получится! Всё должно проходить через банковскую систему!» Я посмотрел на Мигеля, и мне всё стало ясно. Сотрудники неправильно поняли ключевое требование постоянно меняющегося валютного законодательства Аргентины касаемо документов. Или, быть может, – во мне проснулся аргентинец-конспиролог – нас подставили. Почему это произошло после того, как escribano ушёл, подписав документы о недвижимости? Как бы то ни было, мы оказались в ловушке.

Вот какие у меня были варианты: Я мог взять деньги, все наши сбережения, понести их через весь город – в чем? в рюкзаке? в носках? – и надеяться, что местное банковское отделение, где у меня был практически неактивный счёт, который я использовал для оплаты электричества, с радостью примет солидную кипу долларов, конвертирует их в песо с комиссией и по убыточному курсу, после чего тут же конвертирует их обратно в доллары с ещё одной комиссией и по ещё одному убыточному курсу, чтобы затем перевести деньги в мой банк с ещё большей комиссией. Мы рисковали безопасностью, и нас ждали дополнительные издержки на $15 000, если банковские контроллёры вообще пропустят этот план. Или же – предложили в casa de cambio – я мог завершить сделку у них, только без обещанных документов. Учреждение возьмёт мои деньги, а заграничный агент положит эквивалентную сумму на наш счёт, – но я не получу никакого письменного подтверждения передачи денег. Я должен доверять – опять это слово, – что через двадцать четыре часа я смогу позвонить в свой банк и получить подтверждение, что деньги находятся в пути на мой счёт, хотя понадобится три дня, прежде чем они действительно поступят.

Я напряженно обдумывал это. Десятки тысяч аргентинцев ежедневно проводят такие транзакции. Для них, как ни парадоксально, такой метод обмена стоимости более надёжен, чем иметь дело с банковской системой, неоднократно похищавшей их сбережения. Но главное, Мигель, человек, которому я доверял в Аргентине больше всех, доверял этой группе людей свои счета. У него всё было более прозрачно и честно, чем то, что рассматривал я, но он вёл с ними дела регулярно. И в самом деле, casa de cambio нужно было сохранить доверие Мигеля. Доверие клиентов было фундаментом их бизнеса. С другой стороны, я не был кандидатом в постоянные клиенты.

Я скрепя сердце согласился на неофициальную транзакцию. Единственное «подтверждение», какое мог дать мне обменник, – чек, напечатанный на обычном кассовом аппарате, где просто были указаны цифры прописью: общая сумма перевода минус комиссия, и больше ничего. В тот же вечер я его потерял.

На следующий день мы с Мигелем вернулись в casa de cambio, чтобы получить специальный код, по которому мой банк мог отследить платёж. Господина, с которым мы должны были встретиться, не было на месте, по крайней мере, так сказал сотрудник, охраняющий бронированный вход в служебные помещения. У меня подскочило давление, и я попросил о свидании с другим сотрудником. Охранник позвонил ему, после чего передал его ответ: деньги уже поступили на мой счёт. Я не поверил. Должно было пройти три дня. Моё сердце забилось сильнее. Неужели они врут? Неужели меня обманули? Очень сильно нервничая, я выбежал на улицу и позвонил агенту своего банка. В ответ я услышал: «Да, мистер Кейси, деньги поступили на ваш счёт». Мы с Мигелем обнялись.

Эта история иллюстрирует связь между доверием и деньгами, которая, в свою очередь, критична для понимания криптовалют и идеи о том, что они заменяют доверие правительственному эмитенту денег доверием компьютеризированному алгоритму. (В этом смысле называть Биткойн «не требующим доверия» неверно, хоть и это в целом удобная характеристика). Для функционирования денежной системы нужна та или иная модель доверия. Биткойн стремится решить эту задачу, предлагая пользователям систему доверия, полагающуюся не на людей, а на незыблемые законы математики. Но он столкнулся с другой проблемой доверия, заключающейся в том, что немногие доверяют общему имиджу Биткойна из-за ощущения ненадежности и волатильности. К тому же математика многих пугает, как и мысль о том, что всем управляют не люди, а компьютеры, – хотя выражение подобной обеспокоенности в применении к одному лишь Биткойну выдаёт неосведомлённость насчёт того, насколько компьютеризированными стали наши финансовые рынки, базирующиеся на фиатной валюте.

В странах с низким доверием политическим институтам, таких как Аргентина, проблема доверия решается путём развития общественного доверия родственникам, друзьям и отношениям, основанным на репутации. К сожалению, это крайне неэффективно. Такой круг доверия слишком мал для любой экономики, где имеется сложная сеть экономических взаимодействий, выходящих за рамки небольших общин, не говоря уже о такой, которая претендует на интеграцию с остальным миром. Более того, когда кризис заставляет всех бежать к выходу и избавляться от ненадежных песо, система оказывается под предельным напряжением.

Как раз эту проблему и стремятся решить криптовалюты. Они позиционируют себя так, потому что ни одна денежная система, управляемая правительством, не идеальна. Возможно, Аргентина – экстремальный пример, но, как показали события 2008 г., модель любой другой страны также уязвима к нарушению доверия.

Чтобы понять, почему доверие так важно для денег, и прежде чем погрузиться в принципы работы и многообещающее будущее криптовалют, давайте предпримем путешествие в историю и изучим конкурирующие теории денег, возникшие в разные века. Надеемся, что к концу вы получите представление о том, что такое деньги. Вы можете подумать, что ответ на этот вопрос должен быть простым, ведь люди использовали деньги тысячелетиями. Но в действительности практика денежного обмена настолько глубоко укоренена в культурной эволюции общества, что мы редко о ней задумываемся.

В недавней провокационной книге «Неофициальная биография денег» (Money: The Unauthorized Biography) Феликс Мартин утверждает, что фокусироваться на деньгах как на «вещи» – товарная, или «металлическая», концепция денег, о которой мы поговорим позже, – значит упускать из виду высвобожденную этим изобретением мощную силу, определившую лицо цивилизации. Называя деньги «социальной технологией», он заявляет: «Валюта сама по себе – это не деньги. Деньги – это система кредитных счетов и расчётов по ним, которую репрезентирует валюта». При таком подходе можно понять, как деньги сделали возможной новую форму общественной организации, превосходящую племенной строй. Они обеспечили универсальную систему стоимости, что означало, что системы власти доисторических племенных общин, где порядок поддерживался посредством угрозы насилия от рук того, кто был самым жестоким и сильным, могли уступить место чему-то позволявшему преуспевать не только физически сильным и приближенным к ним, а всем членам общества. Богатство, определяемое накоплением этой новой абстрактной меры стоимости, стало показателем могущества. Это полностью изменило правила игры.

Чтобы донести свою точку зрения, Мартин отсылает нас к микронезийскому острову Яп. Он описывает уникальную валютную систему, озадачившую ранних европейских визитёров, состоящую из каменных колес, известных как феи. Диаметр этих камней, добывавшихся на расстоянии трёхсот миль, достигал двенадцати футов. Нередко после обмена эти гигантские известняки было неудобно транспортировать к новому владельцу, поэтому они оставались у прежнего владельца. Однако в япском обществе существовало взаимопонимание насчёт того, что право собственности на эти увесистые символы богатства могло переходить от одного человека к другому в серии транзакций, предоставляя средство погашения долга. Мартин цитирует сообщение молодого американского авантюриста Уильяма Генри Фернесса III о том, как один феи утонул в океане по пути из Бабелтуапа, но всё равно признавался как валютная единица, которую её новый владелец имеет право обменять.

Система феи показывает, как далеко может зайти общество в создании абстрактных представлений о стоимости и могуществе. Данная концепция развивается в разной степени, по мере того как общества признают универсальную, пусть и воображаемую, ценность денег, и является невероятно влиятельной. Поэтому мы видим, как появление в Древней Греции денег и революционной системы демократии совпадает с разрывом с прежним обществом, где структуры власти были намного более жестокими и ограничивающими. Деньги раскрыли мир, создали возможности.

Но при всём влиянии на развитие цивилизации этого общественного акта принятия абстракции нашим умам, предпочитающим материальные объяснения мироустройства и особенно представления о стоимости, понять его трудно. Мы видим сейчас, как старшему поколению, выросшему среди физических магазинов и товаров, сложно понять, зачем кому-то покупать «виртуальные товары» – наподобие продающихся в онлайн-играх, таких как Second Life, – а тем более платить за них «виртуальной валютой». Мы можем вести интеллектуальную дискуссию на тему «Что такое деньги?», но нам сложно преодолеть укоренившееся представление о долларе или евро – или даже Биткойне – как имеющих полновесную материальную ценность.

На этом мы завершаем первую часть статьи. Подписывайтесь на БитНовости, чтобы не пропустить продолжение!

Источник

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com

Эра криптовалют: вызов Биткойна и блокчейна глобальному экономическому порядку

Эра криптовалют: вызов Биткойна и блокчейна глобальному экономическому порядку - Часть 1

Продолжаем наш экскурс на тему принятия криптовалют как современного денежного инструмента. Обратите внимание, что это вторая часть статьи, так что, не забудьте ознакомиться с первой частью.

Что на самом деле стоят деньги?

Выньте из кошелька долларовую купюру (или евро, фунт, йену, смотря что у вас есть, и если вы всё ещё носите наличные). Хорошенько её рассмотрите. Теперь спросите себя: что она стоит?

Вашим первым ответом наверняка будет что-то вроде: «Ну, один доллар». Но спросите себя ещё раз. Что она на самом деле стоит? Какой собственной стоимостью обладает этот предмет в вашей руке, эта бумажка размером 15,6 х 6,6 см?

Если захотите, на ней можно что-нибудь записывать, но для этого она менее эффективна, чем добротный блокнот. Наркоманы нашли её полезной для занюхивания кокаина, но это скорее утверждение типа «но ведь можно», чем отражение особой практичности долларовой купюры для этой цели. Суть в том, что в долларе или банкноте любой страны как материальном объекте нет ничего особенного. Это не стол, не молоток, не машина, не еда и даже не услуга, такая как стрижка или поездка на такси.

В некоторой степени эта бумажка похожа на другие бумажки, играющие важную роль в нашем обществе: письменные контракты. Контракты ценятся не из-за материала, на котором они написаны, а потому что суд признаёт содержащиеся в них слова как доказательство заключённого соглашения. Они служат доказательством сделки между сторонами и дают каждой из них возможность требовать от нашей правовой системы принудить другую сторону выполнить условия договора. Но какое договорное соглашение передаёт доллар? Находясь в вашей руке, он заключает в себе достаточно смутное обещание, подтверждение американским правительством того, что оно должно вам стоимость доллара. Дядя Сэм обещает принять эту долговую расписку для погашения задолженности – ваши налоговые обязательства, сборы, штрафы и т. д., – но что касается остающихся у вас после этого долларов, то этот долг он вам никогда не возместит. Если задуматься над этим, то как он может это сделать?

В строго юридическом смысле доллар представляет собой платёжное требование к банковской системе, а следовательно к Федеральной резервной системе (ФРС) США, которая устанавливает права всех будущих держателей этой банкноты, когда впервые эмитирует её банку. Банк и ФРС обязуются признавать ваше требование согласно стоимости, которую оно представляет. Попросту говоря, когда вы кладёте на свой счёт долларовую банкноту, банк признаёт, что он должен вам этот доллар. Но это в действительности не разрешает вопрос о том, откуда доллар берёт свою стоимость. В практическом смысле его стоимость всецело зависит от всеобщего консенсусного признания того, что ваш доллар можно обменять на определённое количество товаров или услуг. Если этот консенсус исчезнет, стоимость вашего доллара может очень быстро рухнуть, как знают аргентинцы благодаря неоднократно пережитым ими фазам гиперинфляции. В этом смысле стоимость доллара заключается не в том, что банк признаёт обязательство перед вами или предъявляет по нему требование ФРС, а в готовности общества принимать его для погашения долга. Такое консенсусное измерение стоимости – это совсем не то же самое, что сказать, что долларовая банкнота обладает какой-то собственной стоимостью.

Что на самом деле стоит золото?

Здесь на сцену выходят золотые жуки – как в финансовом мире ласково называют поборников денежных систем, базирующихся на золоте, – обещая решить нашу проблему с собственной стоимостью. Золото, говорят они, – это настоящая валюта, потому что оно твёрдое, осязаемое, долговечное и обладает собственной стоимостью. При их любимом золотом стандарте вы действительно могли отнести доллар американскому правительству и настаивать на возмещении его долга перед вами, требуя взамен идентичную стоимость золотом.

Но тут возникает другой вопрос: Чего на самом деле стоит золотой слиток? Какова его собственная стоимость? Золотые жуки ссылаются на бесчисленные применения этого очень долговечного, полностью заменимого металла. Его свойства впечатляют: Он одновременно пластичен и прочен. Его можно переплавлять в новую форму без ущерба его блеску. Его электропроводимость применяется в микросхемах, а в зубных имплантах используется его прочность и стойкость к потускнению. Но будем честны: мы присваиваем золоту ценность не из-за этих применений. На них ведь приходится лишь крохотная доля его запасов. Нет, присваиваемая ценность в намного большей степени связана с его воспринимаемой красотой, подтверждением чему является его традиционное применение в ювелирных изделиях, архитектуре и домашней утвари. Но и здесь мы всё равно приходим к круговому аргументу о ценности золота: сложно отличить нашу естественную оценку красоты золота – как мы, например, можем оценить цветок – от нашего представления о том, что золотое украшение передаёт стоимость, то есть означает богатство, процветание и престиж.

Золото встречается редко. Говорят, что золото, добытое за всю историю, заняло бы лишь два олимпийских плавательных бассейна. Но редкость относительна и актуальна лишь при наличии спроса. Редкими можно считать бесчисленные материальные объекты, но они не имеют ценности, потому что не пользуются спросом. Значение имеет лишь то, что люди хотят золота. Но почему?

Мы ходим по кругу. Нам удаётся прийти лишь к тавтологическому выводу: золото ценно как валюта или объект инвестиций, потому что мы верим в его ценность (по той же причине мы ценим деньги как таковые). Ценность золота как валюты – это абстрактное социальное построение. Однако сама эта ценность реальна. Она оказывает реальное влияние на мир. На протяжении истории проливалась кровь, захватывались земли и создавались и разрушались страны в гонке за этим сияющим материальным объектом. Вся эта славная и иногда безобразная история обусловлена тем, что общества с очень ранних дней признавали золото как превосходную, практичную валюту и средство накопления, обладающее массой ключевых качеств, необходимых для денежных целей: оно было редким, долговечным, делимым, переносимым, легко проверяемым и заменимым – т. е. его качества не менялись от единицы к единице, например, один запас золота можно заменить другим такого же веса. Данные качества привели общества всего мира к коллективному соглашению о том, что золото должно приниматься в качестве валюты. Именно это соглашение и придаёт ему его ценность. Но, опять же, это не значит, что золото обладает собственной стоимостью.

Многовековой спор о природе денег можно свести к двум сторонам. Одна школа рассматривает деньги как всего лишь товар, предсуществующий предмет, обладающий собственной присущей стоимостью. Данная группа убеждена, что общества выбрали определённые товары в качестве обоюдно признаваемых единиц обмена с целью преодоления громоздкого бартера. Обмен овец на хлеб был неточным, поэтому в нашем сельскохозяйственном прошлом торговцы договорились, что определённый товар, будь то ракушки, камни или золото, может заменять всё остальное. Данная «металлическая» точка зрения, как её называют, продвигает идею о том, что валюта должна либо представлять собой какой-нибудь осязаемый материал, либо хотя бы обеспечиваться им. Такого ортодоксального взгляда на валюту придерживаются многие золотые жуки и сторонники твёрдых денег из так называемой австрийской экономической школы, группы, пережившей возрождение после финансового кризиса, критикуя экспансионистскую политику центральных банков и инфляционные фиатные валюты. Они винят в пузыре активов, приведшем к кризису, безрассудную денежную экспансию бесконтрольных центральных банков.

Джон Мейнард Кейнс

На другой стороне спора находится «хартальная» школа, группа, пренебрегающая предметностью валюты и вместо этого фокусирующаяся на отношениях доверия между индивидом и обществом, которые воплощает в себе валюта. Данный взгляд, которого придерживаемся и мы, и на котором основано наше понимание криптовалют, признаёт наличие неявного общественного соглашения, делающего возможным денежный обмен, а также долговые и кредитные отношения. Такое договорное решение, проект, политический в своей сущности, – это деньги. Это не валюта. Валюта – это всего лишь знак или символ, вокруг которого вращается эта сложная система. («Хартализм» происходит от латинского charta, что значит «знак»). Данная концепция денег естественным образом привлекла экономистов, считающих, что политическое руководство должно участвовать в управлении экономикой для совершенствования общества, – самыми яркими представителями этой группы являются последователи Джона Мейнарда Кейнса. Однако она также заложена в строгой структуре любой криптовалютной денежной системы, которая не оставляет места кейнсианским интервенционистам, но точно так же зависит от коллективного соглашения о том, что цифровая валюта может приниматься для погашения долгов.

На этом философском разделении и основан главный спор касаемо криптовалют и того, как их регулировать и нужно ли их регулировать. Рост биткойна привлёк многих сторонников металлической теории денег – группы, возглавляемой либертарианцами и анархо-капиталистами, которые хотят, чтобы власти убрали свои жадные руки прочь от денежной массы. Пренебрегая неосязаемой природой биткойна, они стали рассматривать цифровую валюту как редкий товар, как вещь, которую нужно «добывать» и хранить, вещь, чьи математически доказанные ограниченные запасы гарантируют, что её стоимость будет расти и превзойдет стоимость неограниченных фиатных валют, таких как доллар. Однако многие другие сторонники криптовалют, включая как технарей, так и бизнесменов, видящих возможность подорвать банковскую платёжную систему, де-факто являются харталистами. Они описывают биткойн не как валюту, а как платёжный протокол. Их интересует не столько его привлекательность как чего-то обладающего собственной стоимостью, сколько способность лежащей в его основе компьютерной сети переупорядочить правила доверия, по которым общество производит обмен стоимости. Они рассматривают деньги как систему фиксирования и погашения долговых обязательств.

Данные различия окажутся важными при рассмотрении в позднейших главах будущего криптовалют, но пока давайте шагнем в тысячелетнее прошлое и проследим события, которые привели нас к нынешнему положению дел.

Когда появились деньги?

История происхождения денег - часть 3Ожерелья Кула (баги)

Ответ на этот вопрос зависит от того, к какому лагерю вы принадлежите. Обсуждение истории денег практически неизбежно переходит в дискуссию об историчности денег, потому что невозможно описать их эволюцию без описания представлений о них.

В этом плане сторонники металлической теории денег смотрят на начало денег глазами Аристотеля, писавшего: «Когда обитатели одной страны стали более зависимы от обитателей другой и ввозили то, в чем они нуждались, и вывозили то, чего у них было слишком много, в обиход неизбежно вошли деньги». Взгляд, согласно которому торговля однажды стала настолько сложной, что бартер с ней больше не справлялся, был возрожден спустя два тысячелетия Адамом Смитом в «Богатстве народов». Смит описал, как общины Перу и других регионов Нового Света были обременены бартером, пока не познакомились с гением европейской чеканки монет. Смит критиковал расхожее мнение, будто мы прогрессировали от бартера к деньгам и затем к долгу. Он утверждал, что когда люди разделили труд согласно своим талантам, они стали производить избыток товаров для обмена, но не могли достичь того, что экономисты называют «совпадением потребностей». Другими словами, не было гарантий, что твой сосед захочет обменять своих овец на наконечники стрел, от которых ты хочешь избавиться. Поэтому был выбран легко обмениваемый и общепризнанный товар в качестве договорного стандарта, способствующего обмену. Этот товар стал деньгами, являющимися, по этой логике, вещью, обладающей собственной стоимостью. После того как на них была возложена эта роль, деньги открыли двери ко всем другим инструментам обмена стоимости, включая создание долга.

Антрополог Дэвид Грэбер

Если вы харталист, то ваша историческая отправная точка сильно отличается. Во-первых, вы отвергаете историю о бартере как миф. Вы можете отталкиваться от сочинений десятков антропологов двадцатого века, посещавших места, где валюты не используются; антропологов, утверждающих, что ими не обнаружено свидетельств того, что эти народы когда-либо занимались бартером, по крайней мере в качестве основной системы обмена. Вместо этого эти общества разработали затейливые кодексы поведения для улаживания всевозможных долгов и обязательств. Другими словами, сначала появился долг. Антрополог Дэвид Грэбер предполагает, что определённые долговые соглашения могли возникнуть из обмена дарами, порождавшего чувство необходимости ответить услугой за услугу. После этого на основе взысканий, назначавшихся племенами за различные нарушения, могли возникнуть оформленные системы стоимости: например, двадцать козлов за убийство чьего-то брата. Затем люди стали думать о деньгах как о системе разрешения, возмещения и погашения таких долгов в обществе.

Учитывая такое широкое расхождение мировоззрений, металлисты и харталисты приписывают очень разную мотивацию той важной роли, которую на протяжении веков играло в чеканке валюты государство. С точки зрения металлистов правительства всего лишь играли роль гаранта, подтверждая качество и количество металла в каждой монете. Но с точки зрения харталистов государство стало конечной расчётной палатой для долгов и кредитов благодаря монополии над налогами, которые могли оплачиваться только монетами государства.

Независимо от принадлежности к тому или иному лагерю, большинство согласно, что первая зафиксированная денежная система появилась в Месопотамии, современном Ираке, ок. 3000 г. до н. э., когда вавилоняне стали использовать серебро и ячмень как универсальные средства обмена и единицы стоимости. Это совпало с разработкой в той же Месопотамии Кодекса Хаммурапи, одного из старейших сохранившихся письменных документов и первого примера установления правителем законов. Кодекс включал ряд платёжных правил, по которым долги могли погашаться серебром или ячменем. Исходя из этих инструкций ранние месопотамские бухгалтеры вели учёт транзакций в обществе посредством специальных зарубок на глиняных табличках. В их учёте использовалась относительно простая клинопись, сменившая иероглифы, древнюю систему письма, применявшуюся исключительно монархами и первосвященниками.

Со временем положение человека в обществе стало определяться не столько его способностью причинять страдание, сколько денежной мерой его способности приобретать ценные предметы. Таким образом, деньги сделали человеческие поселения менее уязвимыми к кровопролитию и хаосу. Когда мир стал более упорядоченным, это также больше способствовало торговле. Так возникли великие древние цивилизации: Месопотамия, Греция и – самая успешная из них – Рим.

Подъём и падение этих цивилизаций совпали с развитием денег, и невозможно сказать, что на что повлияло. Широкое влияние Римской империи означало, что её монеты считались законным платёжным средством на огромных просторах Европы и Среднего Востока. Политическая нестабильность, в конечном итоге ослабившая её и приведшая к её краху, отчасти была порождена ухудшением покупательной способности этой валюты, так как Рим подвергся неоднократным периодам свирепствующей инфляции, которую лишь усугубили неудачные попытки императора Диоклетиана контролировать цены. После падения Рима в Европе наступили Тёмные века, и материк утратил свою чувствительность к деньгам. Некоторые судорожные попытки возродить практику были предприняты лишь в Ренессанс. Как напоминает историк Найл Фергюсон, возвращение денег в то время и связанное с ним изобретение флорентийским семейством Медичи банковского дела профинансировали взрыв всемирной торговли, а также архитектурное и художественное возрождение той эпохи. Так Европа стала на путь к современной эре, где деньги и финансы давно находятся в самом центре.

На этом мы завершаем вторую часть статьи. Подписывайтесь на БитНовости, чтобы не пропустить продолжение!

Источник

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com


Смотрите также