Будущее криптовалюты в Казахстане туманно. Национальный банк не опаздывает? Казахстанская криптовалюта


Законодательство Казахстана по регулированию криптовалют - Народная криптовалюта Казахстана

Мировая экономика на месте не стоит, не отстает от нее и Казахстан. Криптовалюты, которые несколько лет назад только набирали обороты, сегодня поднялись в некоторых странах чуть ли не до статуса твердой денежной единицы. Наши соотечественники идут за мировым трендом, создавая и развивая майнинг-фермы. Они зарабатывают, а заодно дают заработать другим, например, путем перепродажи биткоинов на биржах. Но как смотрит на эту ситуацию официальная власть и финансовый регулятор в лице Нацбанка?

Законодательные инициативы РК по регулированию криптовалют

Разрешена ли криптовалюта в Казахстане? Официально нет. Но она и не запрещена. Иными словами, четких нормативных правовых актов на эту тему пока нет. По заверению главы международного финансового центра Астана, первые инициативы появятся в начале 2018 года. Это неизбежно, ведь рынок криптовалют только растет, интерес майнеров зашкаливает. Оставлять этот «поток» без государственного внимания было бы просто глупо.

Официальная позиция властей РК к криптовалютам

Власти умеют считать деньги, они осознают, что любая криптовалюта при правильном подходе – источник инвестиций. Парламентарии Казахстана подошли к этому вопросу со рвением – в сентябре 2017 года Аманжан Жамалов обратился к главе Национального Банка господину Акишеву с просьбой продумать вопросы создания органа для регуляции криптовалют. Это объяснимо – виртуальные деньги в Казахстане законом не регулируются, а, значит, государство терпит убытки: налогов-то нет! Но это еще полбеды. Раз нет правовых актов, то защитить пострадавших предпринимателей от действий мошенников на рынке криптовалют пока нельзя. Таким образом, официальная позиция властей звучит так: криптовалюте быть официальной, но чуть позже.

Какие шаги предпринимаются для регулирования рынка оборота криптовалют и майнинга?

Четкого закона о криптовалюте в Казахстане пока нет, и на то есть ряд причин. Действующее законодательство, регулирующее «денежные» вопросы, к биткойнам не применимо:

  • они ничем не подкреплены;
  • количество покупаемой криптовалюты не отслеживается;
  • вычислить владельцев крупных криптовалютных сумм не всегда возможно.

Налоговые поступления не контролируются, «заблокировать» отмывание денег и финансирование терроризма нельзя.

По мнению парламентариев, эти вопросы решаются с помощью создания единой биржи криптовалют Казахстана, в том числе в виде мобильного предложения, а также разрешения майнинга и проведения операций с биткоинами только предпринимателями, причем с установленным минимальным оборотом. Пока этого ничего нет, Нацбанк только вынашивает идеи. Думается, что если слова главы МФЦА окажутся правдой, то к середине 2018 года мы сможем увидеть законодательство на тему оборота криптовалют и майнинга.

Регулирование криптовалют в Мире

Правительства большинства крупных стран уже четко определились со своей позицией по отношению к криптовалютам. Одни положительно относятся к этому явлению, пытаясь извлечь из лихорадки, охватившей мир, выгоду, а заодно помочь заработать гражданам. Другие же категорично относятся к распространению «призрачных» денег, считая подобные инвестиции слишком рискованными и небезопасными.

В США

В США их относят к децентрализованным виртуальным валютам. Еще в 2013 году все криптовалюты должны обмениваться по тем же законам, как и «реальные» деньги, например, доллары, евро и тенге. С 25 марта 2014 года биткоины признаны собственностью, так что теперь американцы вынуждены платить за них налоги. Причем налоговые отчисления считают по курсу криптовалюты в день совершения сделки. Довольно удобная система, но после дела о краже 66 тысяч биткойнов из кошелька в 2017 году законы станут жестче. Согласно прогнозам некоторых аналитиков, США может ввести государственную монополию на оборот «крипты».

В КитаеВ Китае с 2013 года финансовым компаниям запретили заниматься криптовалютами. Это касается не только сделок, но и публикации информации, например, о курсе биткойна. Физическим лицам пока оставили возможность совершать операции на биржах, но на свой страх и риск. Если кто-то решит «кинуть» незадачливого спекулянта, то государство защищать его не станет. Постепенно законодательство ужесточается. Так, в 2014 году китайский Национальный Банк приказал заблокировать счета компаний, занимающихся операциями с «криптой». Выполнено это или нет – точно неизвестно.

В РоссииВ Российской Федерации виртуальные деньги сначала хотели полностью запретить, но постепенно позиция властей стала смягчаться. Официально в РФ криптовалюту не признают, но и пользоваться ей не запрещают. В 2015 году Владимир Путин заявил о возможности использования цифровых денег в некоторых экономических сферах, правда, не уточнил в каких именно. Правовой статус биткойна в России пока такой же, как и в Казахстане, но 2018 год обязательно принесет перемены, это неизбежно на фоне заявления Парламентариев и главы Центробанка.

Есть ли у виртуальной валюты будущее в РК?

А есть ли будущее у ядерной энергетики, космических исследований и последних разработок в области электроники? Так же и с виртуальными деньгами. Судя по всему, за ними финансовое будущее планеты. Еще в середине ХХ века футурологи заявляли о том, что со временем во всем мире будет только одна валюта, и ей может стать именно биткойн. У него нет обеспечения? Мировые правительства с осторожностью смотрят на криптовалюты? Но ведь никогда ничего не бывает идеальным сразу. Даже Карл Бенц долго выслушивал насмешки в свой адрес после изобретения им автомобиля. Со временем будет и твердое подкрепление электронных валют, и доверие всех государственных лидеров, а пока…

А пока президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что обществу и, в частности, экономике необходимо создание новой финансовой системы. Универсальной и удобной, которая не зависит от постоянных колебаний курсов золота, нефти и прочих ресурсов, являющихся недоступными для многих стран. Не факт, что в ее основе ляжет именно биткойн (общее их число ограничено 21 миллионом единиц), но РК точно не останется в стороне от новых мировых экономических тенденций!

 

halykcoin.org

Будущее криптовалюты в Казахстане туманно. Национальный банк не опаздывает?

За обсуждением одной из самых популярных тем в экономическом мире собрались представители чуть ли не противоборствующих финансовых секторов в Алматы на площадке Expert Update, организованной группой компаний "Верный Капитал" и интернет-журналом Vласть. Эксперты высказали своё мнение по поводу необходимости регуляции криптовалют и имеют ли они право существовать в Казахстане. Informburo.kz рассказывает о том, какое отношение к криптоиндустрии сложилось в экспертном сообществе.

Нацбанк скептически настроен к криптовалютам

В Казахстане криптовалюты не регулируются законодательством. Из-за этого целый пласт экономики находится в серой зоне. И даже сами участники рынка до сих пор не имеют однозначного мнения, что же такое криптовалюта.

Представитель Ассоциации финансистов Казахстана Константин Пак отметил, что воплощение идеи криптовалюты разошлось с тем, как её позиционировали изначально, добавив, что каждый десятый проект является прямым мошенничеством, а результат положительных инвестиций можно увидеть только через 3-5 лет.

"Произошло достаточно сильное разделение между идеей, которая закладывалась в криптовалюты, и реализацией, которая получилась в итоге. Хотели получить быстрые, дешёвые, анонимные средства расчётов, в реальности мы получили дорогие, медленные, не средства расчётов и не анонимные. Соответственно, весь этот рынок находится, на наш взгляд, в некоем тупике, как технологическом, так и юридическом и экономическом".

Айдархан Кусаинов, советник председателя правления Национального банка, напомнил позицию регулятора в том, что государственный орган ввиду неопределённости понятий пока что собирается придерживаться довольно консервативных взглядов на новое веяние в экономике. Национальный банк не вводит каких-либо новых запретов, ограничиваясь теми законами и инструментами, что уже существуют, предупреждая, что единственным законным средством платежа является только тенге.

Expert Update

"Сегодня позиция такая, что это достаточно непонятное явление, которое ещё трудно сформулировано и трудно определено. Слишком несвоевременно говорить о регулировании криптовалют, не имея чёткого представления о том, как это в конечном результате будет функционировать. – считает Айдархан Кусаинов. – Регулирование финансовой отрасли не строится по принципу "что не запрещено – то разрешено", а наоборот, оно чётко фокусируется на том, что разрешать. Население привыкло сначала инвестировать, а потом говорить "спасите". И в недвижимости, и в фондовом рынке, и в банках, и в финансовых пирамидах, и в девальвациях И поэтому это определяет позицию регулятора с точки зрения того, что нужно оградить население и непрофессиональных инвесторов от этих непонятных активов".

Неспешность Национального банка в разработке закона о криптовалютах спикер обуславливал тем, что экономика Казахстана отличается социальной ориентированностью. Ограничиваясь только тем, что можно оградить население и непрофессиональных инвесторов от участия в рискованных ICO, а также от непонятных активов, именуемых токенами.

Если вы хотите разобраться в том, что такое ICO и как используются токены, можете ознакомиться с материалом, подготовленным ранее informburo.kz

"Объективно криптовалюта сегодня – не валюта. Она не может производить транзакции физически. Ну, моё сегодня мнение – это хайп. Кто-то может в этом поучаствовать без вопросов. Но это не настолько системно, что для этого нужно какую-то регуляцию. У нас, грубо говоря, на бирже KASE сделок по количеству больше, чем того же биткоина, транзакций обрабатывается, – рассказывает Айдархан Кусаинов. – Нацбанк разослал циркуляр в банки и в платёжные системы о том, что операции с криптовалютами сегодня запрещены. Соответственно, счета, перечисления, переводы организациями, которые это делают, тоже не приветствуется и в принципе запрещены. В принципе, это регулирование идёт в рамках многих регулирований в мире. Развитые страны и лидеры проводят такие ограничения, чтобы не все, скажем так, могли делать эти операции".

Население не должно иметь доступ к криптовалютам

К удивлению представителя Национального банка, все участники обсуждения высказались в поддержку того, что население Казахстана не должно иметь прямого доступа к криптовалютам. Своё мнение они обуславливают тем, что общая финансовая грамотность населения слишком низка, чтобы иметь адекватный взгляд на такие высокорисковые активы.

"Людям без разницы, куда вкладываться, они видят только маркетинг, верхушку айсберга, зачастую вкладываясь в пирамиды. Нужно двигаться в образовательном направлении, сейчас этим практически никто не занимается, ни госструктуры, ни коммерческие организации в этом направлении не двигаются, – считает глава ассоциации Asia Blockchain Теймур Тмуслим. – У нас это чисто спекулятивный рынок. Для казахстанцев это выход, где хранить деньги, выбирая между депозитами, либо криптовалютами".

О том, что действующих мер не хватает также высказался Константин Пак, утверждая, что чрезмерная опека мешает людям набраться опыта.

"Я противник социально ориентированного государства. Нельзя с людьми, как с детьми, нянчиться. Пока не обожжёшься, ничему не научишься. Не надо давать обжигаться, нужно только контролировать процесс. Я считаю, необходима массовая пропаганда финансовой грамотности не только в криптовалюте, но и безналичных платежах и в кредитовании", – говорит Константин Пак, считая, что отсутствие регулирования несёт вред также и государству – При мне Генеральная прокуратура и МВД поднимали этот вопрос. Нет сейчас правовых рычагов, чтобы сказать, что человек что-то украл, потому что то, что он украл, сейчас это ни товар, ни деньги, ничего"

К идее всеобщего просвещения скептически отнёсся руководитель Казахстанской ассоциации блокчейна и криптовалют Есет Бутин. По его словам, полный запрет будет только вреден, децентрализованный рынок сам себя зарегулирует, необходимо только дать возможность зайти в этот рынок простым казахстанцам через профессиональных брокеров или дилеров, иначе они это сделают сами, совершая ошибки. Для этого понадобится создать механизм, который позволит брокерам и дилерам формировать хотя бы 1% своих активов в криптовалюте для первоначальных экспериментов.

"Нацбанк экспериментировать не может, он не имеет права ошибаться, дай бог ему разобраться с банками и инфляцией. У него другие задачи, и вопрос криптовалюты – у него 59-й вопрос, – подметил Есет Бутин. – Я предлагаю двигаться лайт-путём, через песочницы. Пусть будет маленький инструмент, ограниченный. Сделаем для начала экспериментальную модель машины, которая сможет поехать. Посыл Нацбанку, но этим стоит ещё заняться и Министерству финансов".

Ожидания от МФЦА

Криптосообщество ожидает, что первой из таких песочниц станет Международный финансовый центр "Астана", где уже готовится пакет нормативных документов, который пропишет механизм и правила работы криптодолины.

В дополнение Бутин привёл ещё один отрицательный пример неопределенности законов, когда специалисты покидают страну, переезжая в страны, в которых законодательство более уступчивое в плане криптотехнологий.

"Всё, что будет строиться, будет строиться без нас. Это как пять стадий принятия неизбежного. Сейчас мы находимся в стадии депрессии, но кто-то эту стадию перешёл, как, например, США или ЕС. Они собираются регулировать, это ясно абсолютно", – говорит Есет Бутин.

Со своей стороны, Айдархан Кусаинов предположил, что МФЦА, являясь международным хабом, может разрабатывать какие-либо криптоидеи, но тогда появляется проблема трансфера между тенге и этим хабом. "Это будет так же трудно, как отсюда проинвестировать в Лондон. Если убрать этот флер и хайп-историю, мы никуда не опаздываем, и вообще есть сомнение, движется ли это вперёд или полный тупик".

"Мы не опаздываем с регулированием. Все время продвигают замечательную идею криптовалют о том, что это будущее, децентрализованно, анонимно и дёшево. Фактически происходит всё время подмена. Понятно, на это ведётся население, ну там непрофессиональные инвесторы. Поле чудес для лохов, оно всегда было. Посыпьте свое золото – и вырастет дерево. Но профессиональное сообщество, регулятор, в смысле, он не может такими вещами оперировать. Он понимает и видит, что это совсем другая вещь. Это первая часть. Поэтому никакого опаздывания нет", – подытожил Кусаинов.

На вопрос признаёт ли регулятор токены виртуальными активами, чтобы дать казахстанским разработчикам децентрализованных систем проводить ICO и при этом запретить использовать их как электронные валюты, Кусаинов утверждает, что отношение к блокчейн-технологиям, в отрыве от валютной составляющей, абсолютно положительное, но при этом смысла в таком виде сбора денег пока что не видит.

"Вот моё личное мнение. Зачем привлекать инвестиции через ICO? У нас народ не может привлечь даже доллары. У нас проблемы с инвестпроектами и привлечением нормальных инвестиций".

Также спикер высказал мнение, что возможность участвовать в зарубежных проектах не имеет большой важности.

"ICO не являются судьбоносной вещью для экономики Казахстана, и поучаствовать в ней может ограниченное количество людей, у которых уже есть активы за рубежом. Все остальные не пострадают от того, что у них нет возможности участвовать в ICO. С этой точки зрения регулятору подстраиваться под ICO для 100-200 человек, у которых и так активы за рубежом, чересчур несоразмерно".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Halykcoin - Народная криптовалюта Казахстана

Каждому гражданину Республики Казахстан

Эра не возобновляемых энергетических ресурсов подходит к концу. С ростом технологического уровня развитых стран, а также с освоением возобновляемых энергоресурсов, рост потребности в не возобновляемых энергоресурсах в развитых странах планомерно снижается, что в совокупности с переизбытком производства нефти и газа влечет за собой снижение их стоимости. Сильная зависимость Казахстана от мировых цен на природные ресурсы неминуемо ведет к серьезным экономическим проблемам и социальным потрясениям. Уже сегодня уровень доверия граждан Республики Казахстан к Национальному Банку и экономической политике правительства, после серии девальваций национальной валюты в совокупности с другими экономическими решениями, которые снизили уровень жизни населения почти вдвое, находится на критически низком уровне. Читать далее

Граждане Республики ищут любую возможность хоть как-то сохранять имеющиеся у населения капиталы. Невысокий уровень технологического развития, низкая производительность труда, отсутствие развитой инфраструктуры, слабый государственный аппарат, построенный не на профессиональных качествах кадров, а на родственных связях, низкий кредитный рейтинг, неблагоприятный инвестиционный климат сигнализируют о том, что нет ни единой предпосылки к тому, чтобы экономическая ситуация в Казахстане изменилась в в лучшую сторону, что, в свою очередь, подтолкнет граждан, пытающихся сберечь свои накопления, обратить больше внимания на криптовалютные механизмы, и в отсутствии своей криптовалюты, казахстанские ресурсы будут инвестироваться в те криптовалюты, технологическая и кадровая база которых находится за пределами республики, что является стратегически небезопасным по причине того, что подобная схема ставит казахстанских криптоинвесторов в зависимость от интересов устоявшихся игроков.

Цель проекта - создать финансовый инструмент, основные механизмы которого децентрализованы и исходя из идеи территориального таргетирования, находятся преимущественно в руках граждан Республики Казахстан.

Развитие Халыккоина в Казахстане и рост его стоимости способны привлечь интерес иностранных криптоинвесторов, что увеличит капитализацию за счет продажи Халыккоина на открытых биржах. Увеличение капитализации Халыккоина приведет к росту капитала держателей HLC (халыккоинов), - частных лиц и организаций. Это, в свою очередь, даст возможность сделать шаг в развитии технологической отрасли в стране, распределить капитал среди высокотехнологичных компаний работающих с Халыккоин, что поможет выполнить главную цель - плавно уйти от сырьевой экономики и сфокусироваться на новых технологиях. Как результат - укрепление имиджа Казахстана на международной арене.

Читать весь документ

mail.halykcoin.org

можно ли доверять создателям казахстанской криптовалюты?

В Казахстане слова "биткойн" и "криптовалюта" уже вошли в обывательский лексикон. Также в последнее время всё чаще появляются разговоры о казахстанской криптовалюте. Если проанализировать информацию об отечественной цифровой валюте, то невольно можно сделать вывод, что реально работающей криптовалюты от РК на сегодня нет, зато уже есть фальсификации и скандалы. Что на самом деле стоит за привлекательной рекламой? Существует ли сегодня или будет ли создан в ближайшее время наш бренд в мире криптовалют?

Неизвестные лица прикрывались брендом "Алтынкойн"

В августе 2017 года в ряде СМИ появилась новость о том, что сразу две казахстанские криптовалюты – алтынкойн и евразионкойн – будут запущены во второй половине 2018 года. Сообщалось, что "на старте стоимость алтынкойна составит 50 долларов и будет подкреплена золотым резервом, а евразионкойном можно будет расплачиваться на всём евразийском пространстве. Но не были известны ни создатели проектов, ни конкретный источник новости.

В ноябре 2017 года в СМИ появились вполне реальные создатели проекта Zion city. На их сайте говорится, что они занимаются помимо всего прочего проектом WEB 4.0 – это экосистема Intelligent WEB, социальная сеть и мессенджер мгновенных сообщений (Social Network & Instant messenger). Также упоминается криптовалюта алтын на базе Blockchain 3-го поколения.

Ведущий инженер и IT- специалист проекта Владимир Лазарев в интервью informburo.kz заявил, что к настоящему Altyncoin информация, которая появилась в августе 2017 года, никакого отношения не имеет. Он и его коллеги не имеют понятия о том, кто за этим стоит. По словам Владимира Лазарева, неизвестные лица использовали бренд "алтынкойн".

"Назвать мошенниками я их не могу, факт мошенничества не доказан, потому что существует презумпция невиновности, – высказался Владимир Лазарев. – Но ими занимаются силовые структуры".

Что такое Altyn token?

Владимир Лазарев говорит, что настоящий Altyncoin действительно появится, его можно будет майнить, и он будет использоваться на территории стран ШОС. Однако он против того, чтобы называть его криптовалютой.

"Я придерживаюсь мнения главы нашего Нацбанка: криптовалюты в мире сейчас не существует. То, что обыватель сегодня называет криптовалютой, это некая смесь акций и платёжного средства как актива, – объяснил свою позицию Владимир Лазарев. – Это не криптовалюта, это можно назвать неким суррогатом, вокруг которого сегодня много хайпа. Ни биткойн, ни эфириум не являются криптовалютами. Это организованное вымывание реальных денег из действующих экономик в некую криптовалюту, за которую потом некому будет предъявить, когда она обрушится".

Владимир Лазарев

Владимир Лазарев / Фото Facebook

Пока что проект Zion city выпускает алтын токены. То есть фактически акции, цифровые активы, под которые можно привлекать инвесторов. Владимир Лазарев рассказал Informburo.kz, что их проект не связан ни с какими фикциями, токены подкреплены настоящими инвестициями, и впоследствии их можно будет превратить в алтынкойны. Купить алтын токен можно за цену от 0,2 до одного доллара.

"Мы являемся частью венчурного фонда "Almaty venture capital". Также наш продукт подкреплён реальными бизнесами. Мы вышли на различные биржи. У нас более 1100 инвесторов на сегодняшний день. Altyn token в будущем с разрешения государства даст право майнить Altyncoin. Это реальные монеты, которые не будут иметь такую волатильность, как биткойн, – говорит Владимир Лазарев. – Нестабильность курса биткойна отрицательно сказывается на экономике. Для того чтобы создать монету, которая будет ходить на территории Азии и откроет большой рынок в 2,5 миллиарда человек, для начала необходимо согласовать это с регулятивными органами. С центробанками заинтересованных стран, в первую очередь – стран ШОС, с министерствами и так далее. Мы сейчас идём именно по этому пути".

Что известно о Halykcoin?

21 декабря в канун Нового года в прессе появилась информация о запуске первой народной криптовалюты Казахстана Halykcoin. В пресс-релизе говорилось, что её создатели – это казахстанцы, которые, кроме Казахстана, находятся в Швеции, Беларуси и Нидерландах. Имена этих лиц не раскрывались. На сайте разработчиков указано: чтобы купить Halykcoin, нужно зарегистрировать веб-кошелёк. Halykcoin можно приобрести за биткойн, литкойн и эфириум, также принимаются Visa, MasterCard Qiwi и другие способы онлайн-оплаты. Технический специалист проекта Halykcoin Олег Иванов рассказал об этой криптовалюте.

"Мы часто слышали, что есть инициативы по созданию национальной валюты, но мы понимали, что контролируемая криптовалюта автоматически унаследует все проблемы экономического сектора Казахстана, – рассказал Олег Иванов. – После появления биткойна люди вкусили плод свободного валютного рынка, они уже не поведутся на суррогат этого плода. Одновременно мы понимали, что людям необходим инструмент, который даст возможность сохранять свои сбережения и защищать их от высокого уровня инфляции и девальваций. Опять же национальный инструмент никогда бы не дал им такой возможности".

Halykcoin уже активно продаёт свои токены. Валюта, по словам её разработчиков, основана на технологии Monero – это криптовалюта, работающая на основе протокола CryptoNote, ориентированная на повышенную анонимность транзакций. Создатели Halykcoin говорят, что с начала года планируют запустить мобильные приложения и средства интеграции с интернет-магазинами, а также разработку программного обеспечения для бизнеса.

Презентация новой криптовалюты вызвала возмущение у Народного банка Казахстана. Пресс-служба банка объявила, что Halyk является исключительно их брендом и разработчики цифровой валюты не имели права использовать это слово в названии.

"Более того, в связи с тем, что интернет-ресурс www.halykcoin.org является анонимным, основная часть функционала не работает, что с высокой долей вероятности указывает на мошенничество", – сообщала пресс-служба Народного банка в релизе.

Банк призвал казахстанцев относиться к Halykcoin с осторожностью и заявил, что оставляет за собой право обратиться в суд в связи с посягательством на его бренд. Олег Иванов, комментируя эти заявления, сказал Informburo.kz, что спокойно относится к критике и что скоро разработчики опубликуют пресс-релиз, в котором расскажут о новой стратегии в работе Halykcoin.

"Быстрые переводы, невысокие комиссии, которые получаем не мы, а сеть, доступность, простота и анонимность – это всё что мы планируем принести на рынок с халыккойн. Если приводить практические примеры, представьте как бы процесс оплаты в такси, ведь теперь не обязательно работать с наличкой, что несёт в себе определённые риски", – прокомментировал Олег Иванов.

Законно только тенге

У Нацбанка РК довольно чёткая позиция относительно криптовалют: легитимно только тенге. Ещё в сентябре 2017 года Данияр Акишев говорил о том, что в РК стоит запретить майнить и обменивать криптовалюту на тенге. В ответ на запрос Informburo.kz пресс-служба Нацбанка сообщила, что использование криптовалют в качестве платёжного средства на территории Казахстана незаконно.

"На территории Казахстана законным платёжным средством является казахстанский тенге. В случаях, предусмотренных законодательством Казахстана, валюта других стран (денежные единицы, принятые государствами как законное платёжное средство) может также использоваться в качестве средства платежа. Криптовалюты не являются обязательством какого-либо государства и, соответственно, не могут признаваться и использоваться в качестве средства платежа. Их использование в качестве средства платежа противоречит действующему законодательству Казахстана", – проинформировала пресс-служба.

Глава Казахстанской ассоциации блокчейна и криптовалют Есет Бутин уверен, что запретить майнить в принципе нельзя, сама постановка вопроса абсурдна.

"Для того, чтобы запретить майнеру майнить, нужно по всей стране отключить электричество. Нет запретительной процедуры, – прокомментировал Есет Бутин. – И потом, что в этом плохого? В том, что человек майнит и зарабатывает какие-то ресурсы? Ведь, по сути, какая главная цель государства? Чтобы люди были богаты. Пусть граждане заходят на фондовые рынки, пусть стараются сформировать больший объём доходов".

Есет Бутин

Есет Бутин / Фото Facebook

Отрицая легитимность криптовалют, Нацбанк не отказывается от использования технологии блокчейна. Финансовый регулятор создал платформу для розничной торговли краткосрочными обязательствами. Уже проводится работа по тестированию технологического решения для учёта совершаемых сделок с ценными бумагами на базе блокчейн. Как сообщили в пресс-службе банка, в качестве пилотного проекта рассматривается возможность покупки-продажи краткосрочных нот Национального банка с помощью мобильного приложения на базе этой технологии.

И Ассоциация блокчейна, и Нацбанк сходятся в одном: сферу криптовалют нужно регулировать. В пресс-службе Нацбанка сообщили, что "в целях обеспечения защиты прав казахстанских граждан Правительством совместно с Национальным банком изучается возможность принятия соответствующих мер в отношении криптовалют".

В Казахстанской ассоциации блокчейна и криптовалют считают, что сферу блокчейна и криптовалют надо контролировать, чтобы оградить казахстанцев от мошенников, которые могут расплодиться, прикрываясь продвинутой технологией.

"Наша цель создать саморегулируемую организацию, а организации такого типа могут выстраивать правила на рынке. Очень важно, чтобы эти правила были понятны для участников, проекты с мошеннической подоплёкой должны быть отрублены от этой сферы, а тем, кто действительно хочет развиваться, надо помогать. Очень важно прописать правила игры, чтобы Нацбанк сформулировал нормы регулирования рынка ICO (Initial Coin Offering – Авт.) Мы не говорим, что это должен быть какой-то драконовский закон, это должны быть правила", – прокомментировал Есет Бутин.

Нужна ли Казахстану криптовалюта?

Власти Египта объявили криптовалюту незаконной и противоречащей принципам шариата. В Швейцарии и Японии можно спокойно расплачиваться биткойном. Какую стратегию в отношении криптовалют выбрать Казахстану и нужны ли нам свои собственные цифровые деньги? Независимый эксперт в сфере блокчейна Эльдар Шамсутдинов считает, что позиция Данияра Акишева в отношении криптовалют вполне здравая: никакое государство не откажется от своей монополии на выпуск денег.

"Нацбанк, видимо, понял, что любая криптовалюта – это, по сути, суррогат денежных средств. И разрешать этот суррогат – это значит терять валютный суверенитет, – говорит Эльдар Шамсутдинов. – Почему мы не разрешаем платить в долларах? Белоруссия пошла ва-банк, разработав национальную криптовалюту, чем это закончится – посмотрим. Во всяком случае, это будет хороший эксперимент".

Перспективы казахстанской криптовалюты Эльдар Шамсутдинов считает сомнительными. Во всяком случае, пока, по его мнению, нет отечественного проекта в этой сфере, достойного серьёзного внимания.

"Конечно, опыт полезный, но не думаю, что в ближайшее время будет какой-то эффект. Halykcoin в том виде, в котором его сейчас позиционируют, не вызывает у меня доверия. Есть серьёзные подозрения на scam (мошенничество, жульничество (англ.) - Авт.) Halykcoin покупают через биткойны. Вообще криптовалюту как приобретают? Покупают биткойны, потом уже всё остальное, либо майнят. А с Halykcoin я не вижу возможности майнинга, что значит, что это кошелёк, куда ты забрасываешь свои деньги с непонятной перспективой. Если биткойн произвели неизвестные лица, то Altyncoin создали вполне конкретные лица, в своё время они презентовали операционную систему на основе искусственного интеллекта, которая так ни разу не выстрелила. Что создаёт впечатление, что и это будет так себе проект", – заключил эксперт.

Глава Казахстанской ассоциации блокчейна и криптовалют Есет Бутин также с недоверием относится к проекту Halykcoin. На эту мысль его натолкнуло то, что на сайте криптовалюты нет конкретной информации о юридических лицах, создавших её, также ему непонятна цель и миссия проекта.

"По Halykcoin я могу сказать что это, скорее всего, хайп и мошеннический проект. Если вы ознакомитесь с материалами на сайте Halykcoin, то вы увидите, что проект абсолютно сырой. На сайте у них только лозунги, – говорит Есет Бутин. – По сути, на их сайте в двух абзацах написано, что они будут являться "национальной криптовалютой, подкреплённой народом Казахстана". Это маразм, честное слово, я другого слова даже подобрать не могу. Единственное, что они прописали хорошо, это как зачислить деньги на их счёт. Именно такие проекты дискредитируют идею блокчейна".

По мнению главы Казахстанской ассоциации блокчейна и криптовалют, если в Казахстане и будут создавать свою цифровую валюту, то она должна быть подкреплена практическим применением, к примеру, в сфере заключения смартконтрактов или сервиса. Но важно определиться, как подобный проект контролировать.

"Для Казахстана важно понять, для чего нам криптовалюта. Если это проекты бизнес-среды, то скорее всего это должны быть децентрализованные проекты, – говорит Есет Бутин. – Если это проекты, которые нужны для сотрудничества ШОС или госпроектов, то, возможно, нужны централизованные криптовалюты. Опять же – для чего? Тенге и доллар имеют и электронные формы выражения, вы можете провести любую операцию. Тогда в чём разница между просто электронными деньгами и криптовалютой? В идеологии. Потому что это будет уже не просто платёж, а смартконтракт. В этой части я рассматриваю смартконтракты и криптовалюту как инструменты для привлечения инвестиций".

"Вложиться в эти проекты – всё равно что выбросить деньги в окно"

Глава Asia Blockchain Association Теймур Тмуслим считает, что сама концепция казахстанской криптовалюты абсурдна. Криптовалюта не может принадлежать какому-либо государству, так как её идея основана на независимости. Также, по словам Теймура, его ассоциация уже борется с различными мошенниками, которые пытаются заработать на хайпе вокруг криптовалют.

"В течение двух лет мы боремся с мошенническими организациями, их очень много, финансовые пирамиды, которые начинают в России, автоматически перегоняют офисы в Алматы или Астану и потом начинают качать деньги по всему Казахстану, – говорит Теймур Тмуслим. – Допустим, компания ничего не делает, просто создаёт постоянный поток денег и живёт за счёт этого потока и выплачивает дивиденды. Когда заканчивается поток, рушится пирамида. Это, так называемая схема Понци".

Теймур Тмуслим

Теймур Тмуслим / Фото Facebook

Теймур Тмуслим советует не верить рекламе и внимательно относиться к тому, во что вы вкладываете средства. По-настоящему легитимная криптовалюта, по его словам, должна отвечать следующим требованиям: предоставлять open source – открытый ключ, также она должна получить развитие по всему миру и войти в рейтинг ICO. Какой-либо отечественной валюты, которая всем этим трём требованиям отвечает, по словам Теймура, сегодня нет.

"Вложиться в эти проекты – всё равно что выбросить деньги в окно.Те проекты, о которых я слышал – Halykcoin, Altyncoin, пока они ничего не значат за пределами Казахстана – это шлак. Поэтому такие проекты называют shitcoin, – говорит Теймур Тмуслим. – Я не хочу обзывать, но есть критерии, по которым определяют то, что к криптовалюте можно серьёзно относиться. А это всё на сегодняшний по крайней мере день – shitcoin. Любая криптовалюта с пометкой "национальная, казахстанская" – это спекуляция на патриотических чувствах".

islam.kz

Председатель Нацбанка Казахстана: Криптовалюта это не деньги — Рамблер/новости

Данияр Акишев объяснил, почему в Казахстане их планируют запретить, пока в России спорят, как аккуратно ввести цифровые активы в легальное поле, а в Белоруссии даже создали «цифровой оазис».

Криптовалюты не вписались в общий рынок

Данияр Талгатович, есть ли у центробанков ЕАЭС что-то общее в их позициях по криптовалютам?

Данияр Акишев: У нас есть четкое общее понимание: это не деньги, не мера стоимости, их нельзя использовать для платежей. Криптовалюта — это высокорисковый инструмент, который в основном служит для спекуляций, получения быстрого дохода. Все руководители центральных банков отметили, что криптовалюты представляют угрозу с точки зрения противодействия отмыванию преступных доходов, так как к ним неприменимы отработанные механизмы контроля. Если мы увидим, что какие-то организации превращают криптовалюты в инструмент отмывания, наши действия должны быть жесткими, — такой консенсус есть. Пристально изучив международный опыт, мы увидели, что до сих пор многое остается неясным, прежде всего с точки зрения огромнейших рисков для граждан. Трансграничный характер криптовалют означает достаточно усеченную возможность государства их регулировать. Поэтому Национальный банк Казахстана нацелен на то, чтобы прямо запретить покупать криптовалюту за национальную валюту, запретить биржи криптовалют, любые формы ICO и майнинг.

В Армении уже введены жесткие ограничения. В России, если я правильно понимаю, по этим вопросам мнения разделились, и дискуссия продолжается. Единственной страной ЕАЭС, решившийся ввести все операции с криптовалютами в правовое поле, является Беларусь, которая в этом плане, наверное, рассчитывает на большие рынки вокруг, в первую очередь российский.

Иначе говоря, вряд ли в ЕАЭС сложится общий подход к цифровым активам.

Данияр Акишев: Я думаю, что об этом можно будет сказать через год-два, пока же мы просто находимся на разных этапах восприятия этого явления. Мы были бы очень рады, например, если опыт Беларуси окажется исключительно позитивным, но сейчас, наоборот, видим очень большие риски в криптовалютах, до конца еще адекватно никем не оцененные. В любом случае очевидно, что если завтра вдруг будут потеряны активы частных инвесторов на бирже криптовалют, деятельность которой признана государством, то, скорее всего, этому же государству придется за это отвечать.

Почему бы не разрешить хотя бы ICO на контролируемых площадках, как планируют в России?

Данияр Акишев: Мы сознательно выбрали такой консервативный подход. Есть и еще более жесткий подход — прямо признать криптовалюту, допустим, воздухом. Ведь нельзя купить воздух над Москвой-рекой. Точнее, можно, если вы найдете группу людей, которая признает, что этот воздух — ваш, но, с точки зрения государства, эта сделка ничтожна, права на этот воздух ничем не гарантированы.

Евразийскому "ЦБ" ищут полномочия

Странам ЕАЭС предстоит определиться с полномочиями евразийского финансового регулятора. В договоре о ЕАЭС о них ничего не сказано. Так что центральные банки пяти стран готовы передать из своего ведения на наднациональный уровень?

Данияр Акишев: Это зависит от того, каким мы видим общий финансовый рынок. Нельзя отдельно обсудить наднациональный орган, а потом думать о том, что мы будем делать с интеграцией на финрынке, только наоборот. У стран ЕАЭС очень разные по размеру и характеру экономики, отсюда разные представления об общем рынке: кто-то думает об экспансии, кто-то о привлечении игроков из соседних стран.

В первую очередь мы сделали общие наброски решений по банковскому сектору, в каждой из наших стран это ключевой сегмент финансового рынка. В договоре о ЕАЭС говорится, что мы будем двигаться к взаимному признанию лицензий, но мы пока обсуждаем подход упрощенного входа на рынки друг друга. Допустим, российский банк при определенных условиях сможет очень быстро и просто, проще, чем организация из какой-то третьей страны, получить лицензию на работу в Казахстане.

Дополнительные условия — это, например, хороший рейтинг?

Данияр Акишев: Это открытое поле для обсуждения.

Зачем это Казахстану? Российские банки уже у вас работают.

Данияр Акишев: У нас есть три российских банка, один из которых входит в первую пятерку по размеру активов и имеет достаточно большое значение в экономике. И банки Казахстана через дочерние организации присутствуют на российском рынке. Но, тем не менее, мы должны думать о среде, о возможных решениях других банков. Думаю, если условия входа упростить, интерес будет огромный со стороны и российских, и казахстанских банков. Тем более взаимная торговля имеет значительный потенциал.

Все это еще мы обсудим и друг с другом, и с Евразийской экономической комиссией. Этот подход может быть скорректирован с учетом каких-то нововведений, рекомендаций финансовой G20 по лучшим практикам. Со страховым рынком проще, потому что согласно обязательствам перед ВТО и Россия и Казахстан должны практически одновременно разрешить работу филиалов иностранных страховых организаций.

По рынку ценных бумаг, коллективных инвестиций о чем-то договорились?

Данияр Акишев: К этому мы пока только подходим, обозначаем ключевые развилки. Возможно, смысл состоит не в институциональном присутствии на фондовых рынках друг друга, а во взаимном допуске наших организаций на биржи, это имеет гораздо большее значение для потребителей финансовых услуг.

Центральные банки России и Казахстана наладят обмен данными о хакерских атаках и недобросовестных банкирах

Если исходить из этих принципов интеграции на рынках банковских услуг, страхования и ценных бумаг, какими должны быть полномочия евразийского регулятора?

Данияр Акишев: Скорее всего на первом этапе он сконцентрируется на изучении лучших практик и обмене информацией, например, о недобросовестном поведении на рынках пяти стран.

То есть будет вести общие черные списки?

Данияр Акишев: Да, единый реестр. К этому мы готовы, но решение пока не принято. Конечно, речь не идет о простом сборе всех списков, нужна гармонизация требований к деловой репутации. Надо отдать должное Банку России, он взял на себя работу по оценке нормативно-правовой среды финансовых рынков пяти стран, чтобы детально описать, в чем наше регулирование различается. У нас даже определения финансовых институтов разные: в России, например, кредитное учреждение, в Казахстане это прямо называется банк. Если где-то различия не только в терминологии, но и в содержании, то мы должны понимать, к какому знаменателю правильнее прийти.

Общий финансовый рынок построить будет даже посложнее общего рынка газа?

Данияр Акишев: С этим сегментом сложнее всего. Во-первых, мы имеем уже состоявшиеся большие финансовые рынки. Во-вторых, если мы допускаем на них друг друга, то должны четко понимать, как при этом будут защищены права потребителей.

Черные списки хакеров и банкиров станут общими

До создания евразийского регулятора планируете обмениваться с Банком России информацией по черным спискам?

Данияр Акишев: Мы сейчас близимся к подписанию договора о сотрудничестве и обмене информацией в сфере надзора за финансовыми рынками — у нас был подобный документ, но он касался только банков, и мы хотим его расширить. Планируем информировать друг друга о недобросовестных практиках и о лицах с испорченной деловой репутацией, конечно, с учетом национальных законодательств по защите информации и банковской тайне.

Планировалось, что центробанки пяти стран подпишут соглашение об обмене информацией о киберугрозах. Это произошло?

Данияр Акишев: Мы обсудили вопрос подписания меморандума в этой области сразу на пять стран ЕАЭС, но поскольку степень подготовленности каждой из них разная, решили пока активизировать двустороннее сотрудничество. Сейчас мы работаем над текстом Соглашения о взаимодействии в области кибербезопасности с Банком России.

Мы считаем, что Банк России в этом направлении впереди, он сформировал эффективный институт по защите финансового рынка от кибермошенников — ФинЦЕРТ, похожее подразделение создано в Национальном банке Казахстана, это Управление информационных угроз и кибербезопасности. И мы признательны российским коллегам за готовность делиться наработками.

Обмен будет строиться на форматах сообщений, которые внедряет Банк России?

Данияр Акишев: Думаю, да. Киберпреступность не признает никаких границ, и было бы правильно создавать единую среду информационной безопасности, включая форматы сообщений.

Финансовые технологии

Нацбанк Казахстана открыл продажу облигаций на блокчейне

Данияр Талгатович, обсуждаете ли вы сотрудничество с Банком России по финансовым технологиям, гармонизацию стандартов?

Данияр Акишев: Все-таки сначала должны состояться национальные проекты, над которыми работают наши страны. Мы обмениваемся опытом, например, последнее заседание совета по валютной политике началось с того, что я показал мобильное приложение, через которое Национальный банк Казахстана на днях начал продавать свои ценные бумаги (ноты) населению. Для этого нам пришлось соединить много-много разных бизнес-процессов на единой платформе, мы сделали ее на блокчейне. Как видите, консервативное отношение к криптовалютам не означает, что мы так же относимся к технологиям, которые лежат в их основе.

Это хороший опыт для нас, он интересен и другим странам. Так, Банк России делает удаленную идентификацию на биометрии, мы применили электронно-цифровую подпись, но мы сталкиваемся с одинаковыми подводными камнями, требования по антиотмывочному законодательству одни и те же, все работаем под FATF. Кстати, удаленная идентификация потребовала от нас больше всего усилий, еще много времени мы потратили на сертификацию, безопасность, отказоустойчивость.

Как вы относитесь к финансовым технологиям, которые прямо затрагивают интересы банков?

Данияр Акишев: Они изменят базовый финансовый рынок, институциональную среду. Насколько быстро банки будут готовы модернизироваться, зависит их успех в будущем.

С банками мы обсуждаем много других новаций. Во-первых, система моментальных платежей. В этом заинтересованы в первую очередь средние банки, крупные игроки более консервативны, у них и так клиентов хватает, и любое движение к снижению комиссий им не очень интересно. Кроме того, моментальные платежи несут высокие риски для ликвидности банков. Мы понимаем эти вызовы, но все равно будем стараться хотя бы идти в ногу со временем, чтобы не обнаружить завтра, что мы опоздали на годы и будем за это расплачиваться высокими издержками.

При этом мы не стоим за развитие финансовых технологий во что бы то ни стало. Под этим знаменем иногда скрываются достаточно узкие интересы отдельных игроков. Например, многие финтех-решения внедряются именно в онлайн-кредитовании, но при этом эффективная ставка доходит до 700 процентов годовых. Это точно не та цена, которую мы должны за платить за финтех. Рынок онлайн-кредитования в Казахстане, по сути, трансграничен, его очень тяжело администрировать, поэтому мы предложили ограничить эффективную ставку по займам до зарплаты уровнем в 100 процентов. У нас это сейчас широко обсуждается, но я, честно говоря, не вижу предмета для дискуссий.

news.rambler.ru

Казахстан готовит запрет на операции с криптовалютой и любые виды майнинга

kazakstan

Национальный банк Казахстана подготовил поправки в законодательство, направленные на ужесточение регулирования оборота биткоина и других криптовалют в стране. В частности, регулятор намерен запретить покупку и продажу криптовалют за тенге, деятельность бирж в этом сегменте, а также любые виды майнинга. Об этом в интервью РИА Новости заявил глава Нацбанка Данияр Акишев.

«Нацбанк очень консервативно относится к этому вопросу, приветствуя только достаточно жесткие ограничения. То есть, мы хотим запретить покупку-продажу криптовалют за национальную валюту, мы хотим запретить деятельность бирж на этом сегменте и любые виды майнинга», — сказал Акишев.

Он объяснил, что такая позиция регулятора связана с необходимостью защитить права владельцев криптовалют.

«Мы минимизируем риски, связанные с национальным рынком, но наверняка ни у одного ЦБ нет полного функционала для администрирования этого рынка на трансграничном рынке, поэтому, как минимум, мы должны купировать этот риск через национальную валюту», — сказал он.

Акишев подчеркнул, что жесткая позиция Центробанка в отношении криптовалют поддерживается большинством государственных органов Казахстана, поскольку криптовалюты являются “идеальным инструментом для отмывания денег и для ухода от налогообложения».

О планах по ужесточению регулирования криптовалют Нацбанк Казахстана заявил еще в январе. Между тем, в конце февраля представители местного бизнеса сообщили, что хотели бы обсудить с регулятором перспективу открытия в Казахстане первой криптобиржи.

Будь в курсе! Подписывайся на Криптовалюта.Tech в Telegram

cryptocurrency.tech

Казахстан планирует ввести госрегулирование криптовалют

По поручению Президента Нурсултана Назарбаева Казахстан одна из первых стран в мире приняла решение о внедрении технологии блокчейн на государственном уровне. Сегодня в стране идет активное развитие данной технологии. Ведущие специалисты обсудили будущее рынка блокчейн-технологий в стране на конференции Blockchain&Bitcoin Conference Almaty, которая состоялась в Казахстане впервые.

Правительство Казахстана нацелилось на технологическую модернизацию экономики. Для этого была создана государственная программа «Цифровой Казахстан», в которой для блокчейна отведена отдельная роль.

«Блокчейн – это абсолютно новая для Казахстана технология хранения или создания блоков информации. Новая и для всего мира. Сегодня технология блокчейн используется только в криптовалютах. Есть первые попытки использовать эту технологию в повседневных нуждах населения и предоставления государственных услуг. Но это только попытки. Даже самые прогрессивные страны сегодня только рассматривают варианты использования технологии Блокчейн для собственных нужд», – отмечает Шавкат Сабиров, президент Интернет-ассоциации Казахстана.

Инфраструктуру для развития блокчейн в Казахстане должна подготовить рабочая группа международного финансового центра «Астана». Эксперты ожидают хорошие перспективы.

«В Казахстане полномочия по внедрению и изучению данной технологии отданы Международному финансовому центру Астана (МФЦА). Недавно Майкрософт подписал договор о стратегическом партнерстве с МФЦА, они объединят усилия для развития рынка блокчейн-технологии и создадут совместный инновационный центр по изучению блокчейна, по образовательным курсам для того, чтобы повышать грамотность граждан и организаций в этом вопросе. Вижу здесь только плюсы, поскольку в таком партнерстве на уровне государства и корпораций могут родиться интересные идеи по применению блокчейна», – считает Дмитрий Мачихин, член правления Midex IT, Советник GMT Legal.

Кому нужен блокчейн?

Блокчейн – неизменный реестр транзакций, распределенный в сети. Система защищена посредством использования ссылок на предыдущий блок и применения хэширования. Вторжение в систему будет настолько очевидно, что попытки несанкционированных изменений будут определены и отменены*.

*Презентация KPMG: «Эффективная автоматизация с использованием технологии блокчейн»

«Преимущества очевидны в жесткой неизменяемой привязке каждого блока информации друг к другу и ее распределенность. Хранение информации в этом случае становится всеобъемлемым в виртуальном мире, невозможно указать где конкретно и в каком месте хранится один блок. Использование блокчейна неограниченно, особенно в местах и делах, где требуется 100% достоверность информации и независимое ее хранение. Участвовать в  ней может любой человек, обладающий для этого производственными мощностями процессоров. С точки зрения выгоды, то блокчейн будет полезен и выгоден прежде всего финансовым институтам, на мой взгляд. Выгоден для земельных реестров, например. Там, где очень важно иметь четкую и «не убиваемую» систему блоков информации», – рассказывает Шавкат Сабиров.

«Прежде всего блокчейн решает вопрос доверия. С помощью распределенного реестра, т.е. с блокчейном информация не требует проверки 3-го лица. В большинстве институтов общественной жизни, где есть вопрос верификации доверия, например в нотариате, блокчейн может сыграть только положительную роль. С другой стороны, многие люди скорее всего не смогут продолжать свои профессиональные обязанности на прежних местах, т.к. в них необходимость отпадет. Закладываю такой сценарий на ближайшие 20 лет, если блокчейн продолжит развиваться с такой же экстенсивной скоростью», – делится мнением Дмитрий Мачихин.

«Данная технология интересна всем, у кого есть бизнес-процессы, требующие прозрачности и целостности. Таким образом, данная технология очень хорошо подходит всем, кто работает с широкой аудиторией заинтересованных сторон. В нашей стране это, на мой взгляд, государственные органы, работа которых затрагивает многих граждан страны. Преимущества реализуются за счёт повышения доверия общественности к процессам, корректно построенных на технологии блокчейн, их аудируемости и неотказуемости», – считает Ильяс Майлыбаев, менеджер PwC’s Digital Services.

Согласно данным экспертов, сегодня в Казахстане особый интерес к блокчейн проявляют именно государственные структуры и предприятия.

«В Казахстане, как и в мире, технология вызывает большой интерес и резонанс. В отличие от большинства других стран мира, в Казахстане ведётся активная работа по внедрению этой технологии в работу крупных организаций государственного сектора. В частности, публично озвучены проекты, которые ведут такие организации, как Комитет государственных доходов, Национальный Банк, Казахстанская фондовая биржа, Международный финансовый центр Астана», – рассказывает Ильяс Майлыбаев.

Но другой эксперт уверен, частные компании не менее заинтересованы в блокчейн, т.к. данная технология имеет большие выгоды для бизнеса.

«Компании частные все чаще обращают внимание на эту технологию, интегрируют ее в свои внутренние системы, появились понятия «промышленный блокчейн», и Казахстан в этом случае совершенно не одинок, многие страны внедряют как на государственном уровне, так и на уровне корпораций», – отмечает Дмитрий Мачихин.

По данным международной сети фирм KPMG, блокчейн поможет снизить затраты основных средств на 42%, а снижение операционных затрат на финансовые услуги окажется в диапазоне 20-40%. В связи с этим интерес рынка к Блокчейн продолжает расти.

Риски и сложности

По мнению экспертов, независимо от того, кто будет использовать блокчейн, частный сектор или государство, распределенность хранения информации создает дополнительную сложность в ее использовании.  И в этой позиции важно иметь правовое поле для использования блокчейн.

«Проблема и очень серьезная заключается в правовом статусе работы технологии. Если блокчейн используется в государственных органах, то должно быть правовое поле для этого. Тоже самое необходимо и для частного сектора. Вопрос даже не в том, что используется блокчейн и как широко, пока вопрос стоит юридического признания их использования. Хотя по сути технология блокчейн это хорошо используемое старое. Технологии распределенного хранения информации и использования электронной цифровой подписи привели к созданию новой технологии, которая стала по сути революционной. Но каждая страна очень осторожно присматривается к ней», – рассказывает Шавкат Сабиров.

По мнению Дмитрия Мачихина, в особом регулировании нуждается, не сама технология блокчейн, а использование криптовалюты.

«Блокчейн – это способ учёта, хранения и передачи информации, то есть технология распределенного реестра. Запретить ее невозможно, а отказ от таких технологий делает любую страну неконкурентноспособной. Это как запретить интернет. Другое дело криптовалюты, работающие на блокчейне. Их регулирование необходимо во всем мире», – говорит эксперт.

Сегодня об экономической сути и юридическом статусе криптовалюты ведутся дискуссии по всему миру. В зависимости от страны ее рассматривают как платежное средство, специфический товар, расчетную денежную единицу.

США. В США криптовалютные операции рассматриваются как оказание расчетно-кассовых услуг населению. Это возлагает на пользователей такие обязательства, как отчетность, регистрация и ведение учета. Налоговое управление США относит криптовалюту к ценному имуществу, к которому применяется соответствующее налогообложение. Криптовалюта рассматривается в виде ценного актива, как золото или предметы искусства, который имеет определенную стоимость.

Япония. В соответствии с Японским Законом о валютном регулировании, криптовалюта имеет статус платежного средства, выполняющего функцию валюты. Компании и частные лица могут покупать криптовалюту как товар, не подлежащий обязательному обложению потребительским налогом в 8%.Операторам криптовалютных бирж необходимо получить лицензию, иметь уставной капитал в размере не менее $88k, регулярно отчитываться перед финансовым регулятором и проходить внешний аудит в налоговой службе.

Россия. На сегодняшний день среди государственных органов нет единого мнения относительно регулирования и использования криптовалюты. ФНС в 2016 г. выпустила информационное письмо, в котором отметила, что покупка и продажа криптовалют приравнены к валютными операциям, однако система валютного контроля не предусматривает отчетности по таким операциям. С целью контроля за соблюдением требований валютного законодательства предусмотрена передача Росфинмониторингом в ФНС информации о выявляемых финансовых схемах, имеющих признаки уклонения от уплаты налогов, незаконного возмещения НДС из бюджета, преднамеренного банкротства.

Казахстан. В Казахстане не запрещены добыча и использование  криптовалюты,  однако сделки с их использованием затруднительны ввиду неурегулированности статуса криптовалюты. Майнеры обязаны самостоятельно исчислять и платить индивидуальный подоходный налог по ставке 10%. Также у них возникает необходимость ежегодного  представления декларации. Для таких целей нет необходимости регистрировать ИП или ТОО.

«Если коротко: страны пока разделились на несколько лагерей. В некоторых криптовалюты хорошо зарегулированы, например Австралия, Япония, США. В других- запрещены, например в Непале или Исландии. Многие страны по-прежнему не определились с регулированием. Интересной выглядит ситуация в РФ, где мнение государственных органов меняется изо дня в день. Можно предположить, что регулирование криптовалют будет единым на пространстве Таможенного союза», – говорит Дмитрий Мачихин.

Помимо законодательных и регулятивных аспектов, эксперты также выделяют следующие риски и сложности внедрения технологии блокчейн*:

  • недостаточная зрелость технологий
  • вопросы относительно скорости, учитывая потенциально сложную криптографическую проверку подписи
  • потенциал масштабируемости системы до сих пор широко не доказан
  • требования к большому дисковому пространству
  • «Атака 51%». Уязвимость, которая заложена в архитектуре самого PoS
  • экологические аспекты и «себестоимость» операций
  • расходы при замене существующего ИТ-ландшафта, необходимость в радикальном пересмотре ИТ-инфраструктуры и безопасности.

*Презентация KPMG: «Эффективная автоматизация с использованием технологии блокчейн»

 Что будет?

Международный финансовый центр “Астана” стремится стать самой благоприятной юрисдикцией для финтех-отрасли, которая будет применять передовые механизмы регулирования и располагать открытой экосистемой:

  • Созданная рабочая группа разработает законодательство, регулирующее криптовалютные транзакции;
  • Создаст платформы для использования блокчейн-технологий, криптовалют и проектов на блокчейне;
  • Сформирует благоприятную среду для инновационного развития Казахстана.

«Уверен что МФЦА сможет добиться значительных результатов по внедрению блокчейна на территории Казахстана, поскольку к этому есть взаимный большой интерес. Обстановка с правовым регулированием криптовалюты и лишнего к нему интереса не должна сказаться негативно на блокчейне в целом. Возможно только отсрочат его полномерное внедрение во всем мире и в Казахстане в частности», – считает Дмитрий Мачихин.

По данным экспертов, Казахстан станет второй страной в мире, где будет осуществляться государственное регулирование криптовалют.

Таким образом, несмотря на сложности и возможные риски эксперты прогнозируют положительный эффект и большие перспективы применения технологии блокчейн.

«В настоящее время рынок в Казахстане не сформировался до конца,но благодаря решительным и активным действиям правительства в стране за этим большое будущее. В настоящее время Казахстан является несомненным лидером среди стран СНГ. В случае успешного внедрения технологии блокчейн, Казахстан займёт лидирующее положение на этом рынке. Международный Финансовый Центр Астана имеет все шансы войти в число самых крупных финансовых центров мира, благодаря внедрению технологий блокчейн,что несомненно положительно отразится на всей экономике страны», – считает Вадим Андрян, CEO Crypviser.

Зауре Медерханова

digital.report


Смотрите также