Блокчейн на пальцах: как работают (и чем опасны) колионы фермера Шляпникова? Колион криптовалюта


Ферма «Колионово» в Московской области привлекла на «IPO на блокчейне» $500 000 | Технологии

Он подчеркнул, что хозяйство «Экосистемы Колионово», расположенное в деревне Колионово в Московской области, — «самодостаточное». «Необходимости в заемных деньгах у нас не было и нет, поэтому данный сбор мы по-прежнему рассматриваем как альтернативу по отношению к традиционному банковскому кредиту. Поживем, увидим, насколько эти формы разнятся между собой», — пояснил фермер. Он рассказал, что собранные средства пойдут не «на выживание», а на развитие проекта, рост объемов производства и реализацию стабильного предприятия.

Читайте также: Как и почему блокчейн перевернет $200-миллиардную индустрию венчурного капитала

Владелец фермерского хозяйства пообещал после технических работ, связанных с открытием криптокошельков, их регистрацией, переводов товарных купонов (квазивалюты) «колионов» и разблокировки суммы сбора, освещать последующие шаги по этой теме. «Кроме вложений непосредственно в с/х производство, будет задействован биржевой, спекулятивный потенциал. Именно этот маркер станет рыночной оценкой стоимости нашего ассета (актива) в пуле мировых топовых криптовалют», — подчеркнул Шляпников.

Комментируя правовую сторону сделки, Шляпников заметил, что правовое поле для применения в России таких маневров сейчас «в стадии формирования». «Поэтому предъявлять претензии о законности или наоборот незаконности использования на практике такого инструмента, преждевременно», — уточнил он, призвав рассматривать ситуацию как тестирование Блокчейн-технологии «в реальных полевых условиях».

Ранее на сайте проекта указывалось, что объем эмиссии составит 1 млн токенов KLN. Стоимость одного «колиона» эквивалентна $1. Особенностью проекта является то, что токены KLN полностью обеспечены реальной продукцией сельскохозяйственного производства. «Еще раз повторюсь, что и до начала краудфандинга, «колион» уже был обеспечен нашими активами, а теперь его рост будет связан с их увеличением и реализацией нашей продукции. Не спеша, шаг за шагом», — напомнил владелец проекта.

По мнению Шляпникова, использование блокчейна не заменяет традиционные финансовые схемы, а дополняет их новыми возможностями. «Отдельно отмечу потенциальную инвестиционную привлекательность «колиона» в настоящее и будущее время. Из-за его привязанности к росту производства, ограниченности объема, программе лояльности, новизны, пиара и пионерства», — подытожил он.

Смотрите также: Блокчейн-технологии в госуправлении. Мировой опыт и интервью Forbes с создателем Ethereum: «Сложно связать код на блокчейне с реальным миром»

Шляпников является создателем квазивалюты «колионов». В 2015 году подмосковный суд запретил их выпуск и оборот для расчетов с покупателями. Это произошло после того, как фермер выпустил несколько тысяч бумажных «колионов», которыми для обмена пользовались некоторые местные жители. Шляпников, в свою очередь заявлял, что выпустил деньги с целью улучшения качества жизни в деревне. Он подчеркивал, что купюры являются его личной долговой распиской как физического лица.

Предприятия «Экосистемы Колионово» занимаются хозяйственной деятельностью в сферах растениеводства; производством мясо-молочной продукции и ее переработкой, хранением, продажей; производством котельного оборудования, металлообработкой, сервисным обслуживание. В активы предприятий входят 100 га сельскохозяйственных земель, прудовые хозяйства, строения, постройки, ангары, хранилища, помещения для живности, общая площадь которых свыше 5000 кв.м. и более 20 единиц техники.

Смотрите также: Без купюр: какие банкноты пытались вывести из обращения и Локальные деньги: как сохранить независимость в век глобализации

www.forbes.ru

Как крестьянин вырастил цифрового конкурента рублю: Деньги: Экономика: Lenta.ru

За два года высокотехнологичные стартапы привлекли почти полмиллиарда долларов в криптовалютах. Но, как выясняется, эти виртуальные финансовые продукты могут поддержать и реальную экономику. «Лента.ру» пообщалась с подмосковным фермером Михаилом Шляпниковым, который таким образом сумел получить капитал на развитие своего хозяйства.

«От твоего блохчейна овцы болеют и урожай гибнет», — цитирует Михаил Шляпников соседа-фермера. Финансово-технологичные эксперименты владельца «Экосистемы Колионово» прочно закрепились в местном фольклоре. Но не только.

Чем дороже колион — тем меньше в округе техноскептиков и тем больше желающих обзавестись электронными кошельками для работы с криптовалютами. Ведь Шляпников не просто готов принимать платежи в колионах, но и давать их в аренду, чтобы его финансовое детище было обеспечено не только птичьим мясом или саженцами с его питомника, но и, например, соседской «молочкой».

«Это такой же инструмент, как трактор. Только он в сто раз мощнее и эффективнее», — поясняет аграрий, первым в стране привлекший финансирование с помощью ICO — initial coin offering. При IPO компания продает свои доли (акции) на бирже за обычные деньги, а в ICO участвуют криптовалюты, по обе стороны этого виртуального прилавка. Но у инвесторов «старые» — биткоины, лайткоины, эфириумы, «сибирские червонцы». А у эмитента — «новые», в данном случае — колионы.

Если конвертировать объем размещения в доллары — сумма не очень большая, около 500 тысяч. Но именно в силу скромного размера и самого хозяйства, и его финансовых запросов классические биржевые инструменты — облигации и тем более акции — Шляпникову недоступны. А банковские кредиты дороги.

Цифровая экономика сделала подмосковную деревню известной всему миру

Цифровая экономика сделала подмосковную деревню известной всему миру

Кадр: Лента.ру

Зато благодаря «колхозно-навозному» блокчейну колионовцам вообще не нужны банкиры. «У нас есть свой банкинг. Альтернативный. Теперь я представляю для банков опасность — отбираю у них хлеб», — рассуждает Шляпников.

Бывший ревизор, симпатизирующий анархистам и проникнувшийся трудами Кропоткина, он вообще ратует за экономические отношения, избавленные от любого вмешательства извне, будь то государственное или банковское. Фермер ссылается на альпийские деревни, которые «своею жизнью живут столетиями в горах, пока на равнинах происходят войны, меняются короли, бароны и президенты». А для пущей наглядности приводит еще и сюжет из «Незнайки на Луне» — о том, как перспективную затею сгубило появление банкиров и биржевиков. «Фантики», которыми рассчитывались друг с другом носовские коротышки, были дискредитированы, а сами незадачливые компаньоны оказались на Острове Дураков.

«Мы с этого острова изначально выбраться не можем», — сетует Шляпников и вспоминает, что проблемы с местными властями у него начались чуть ли не сразу, как только он десять лет назад приехал в Колионово. Ведь свою идею локальной экономической системы он пытался реализовать, по максимуму используя законодательство о местном самоуправлении, что не могло не вызвать конфликтов.

Собственно, с тех пор для егорьевских чиновников Колионово стало своеобразной фигурой умолчания, «слепой зоной». Хотя Шляпников давно уже чуть ли не главная местная достопримечательность. И опять же благодаря колионам.

Ведь в образе криптовалюты они явились второй раз. А первый — в качестве локального платежного инструмента для упрощения взаиморасчетов, сделанного летом 2014-го с помощью обычных визитных карточек.

«Посидели на пеньках, репу почесали, выпили», — так Шляпников описывает начало своего первого финансового проекта. На 20 тысячах новоиспеченных купюр, выпущенных в обращение, красовалось: «Билет является собственностью казны Колионово. Не подлежит инфляции, девальвации, стагнации и прочей фальсификации. Не является средством обогащения и спекуляции. Обеспечен собственными ресурсами Колионово. За подделку можно и того…» Была даже пушкинская строчка: «Ведь мы играем не из денег, а только б вечность проводить».

Но уже на следующий год прокуратура потребовала запретить использование колиона. Правоохранители усмотрели «угрозу для единства платежной системы РФ» и заявили о дезориентации населения «в условиях экономического кризиса».

Так наличные колионы оказались вне закона. При этом по ним сохранились обязательства, которые необходимо было выполнять.

Птицы — обычные, способ оплаты — уникальный

Птицы — обычные, способ оплаты — уникальный

Кадр: Лента.ру

«Вы меня финансируете, даете 2-3 тысячи рублей, а я вам обещаю через полгода вернуть вложенное своей продукцией. Например, гусем. Гусь стоит у нас 60 колионов — примерно 3 тысячи рублей, как на рынке. Вы 3 тысячи рублей дали мне сегодня, а я вам взамен — 60 колионов. Я на ваши деньги покупаю яйцо, комбикорма, оплачиваю свет, материалы, ремонтирую гусятник, а на Рождество даю вам гуся. Вы довольны, и мне приятно. Вы подтолкнули меня к развитию гусеводства: на ваши деньги я купил не одно яйцо, а два десятка. Для вас же плюс в том, что цена фиксирована. На Рождество гусь может стоить уже 6-7 тысяч рублей, а вам он достается за 3 тысячи». Так в изложении Шляпникова выглядел классический срочный контракт в наличных колионах. И после суда фермер оказался перед непростой дилеммой: либо нарушить предписание властей, либо прослыть мошенником — что, в свою очередь, тоже вполне могло обернуться уголовным преследованием.

Но за время судебных битв из-за колиона Егорьевск превратился в журналистскую Мекку, а сам Шляпников — в медийную персону. Поэтому когда он прочитал про биткоины и блокчейн, особого труда не составило познакомиться с разработчиками цифровых платформ, готовых, по выражению самого же Шляпникова, «спустить IT-технологии на землю».

На первых порах ограничились выпуском криптопаев, привязанных к криптовалюте эмеркоин. Они были распроданы по закрытой подписке прежним клиентам. За три часа собрали примерно 700 тысяч рублей.

Следующими были криптофьючерсы. С их помощью колионовцы приобщают мир к долгосрочным инвестициям в самогон. При стоимости первача 1 рубль за литр желающий получить право на его распитие (сам напиток запрещено продавать в России) может заплатить около 5 рублей. Таким образом он становится обладателем актива, ежегодно прибавляющего в цене. Как заверяет Шляпников, за 12 лет литр самогона, хранящегося в бочке, дорожает до 12 руб. Иными словами, колионовский криптофьючерс — это еще и средство сбережений.

И, наконец, 1 апреля 2017-го настал черед ICO. Первоапрельская шутка удалась. С момента размещения виртуальный колион вырос не менее чем в полтора раза. А в конце мая Шляпников сообщил о первых реальных сделках с использованием собственной криптовалюты. «В один день случилась и покупка стройматериалов на "внешнем" рынке, и продажа своей продукции — тоже за пределы Колионово», — написал фермер в своей странице в Facebook.

В первом случае продавцу была предложена оплата за его товар в криптовалюте, по курсу в рублях на момент сделки. «Он скачал из сети на свой смартфон доступный кошелек, дал мне отсканировать QR-код адреса и тут же получил колионы. Думаю на сегодняшний день для него доходность сделки даже немного увеличилась. А если не обменяет сразу на бирже, то еще и заработает на росте курса», — поясняет Шляпников.

Материалы по теме

00:20 — 22 сентября 2016

Что касается продажи за колионы, то здесь помимо скидок за счет отсутствия посредников интересна и налоговая составляющая. Ведь формально транзакция была не в рублях. Но она «навечно записана в блокчейн, и ее просмотр доступен каждому. Та же налоговая инспекция сможет легко, не выходя из кабинета, проверить всю историю моих платежей в блокчейне и, применив некий упрощенный коэффициент, легко рассчитать свой интерес».

Таким образом, утверждает колионовский финансовый Левша, цифровые технологии не уводят в «серую» зону, а наоборот — выводят из нее: «Если вся наша деятельность становится общедоступной и прозрачной до сотой доли копейки — как для инвесторов, так и для государства, — следующим поступательным шагом становится легализация всех приобретаемых активов — техники, оборудования, движимости, недвижимости. Регистрация их в соответствующих реестрах учета и снова налогообложение».

Одна «матрица» — дорогостоящие финансовые посредники — устранена. С другой — государством — можно упорядочить отношения. Но цифровые технологии создают свою, третью. «Если у меня колион будет расти, я могу поддаться искушению этого роста и бросить все остальное. Куры столько не приносят», — размышляет Шляпников. И у него пока нет ответа на вопрос, как выбраться из этой новой «матрицы».

lenta.ru

Колионы, продолжение: как и зачем фермер Шляпников запустил свою криптовалюту

Прославившийся выпуском собственных бумажных денег — колионов — а потом и созданием их криптовалютного аналога, подмосковный фермер Михаил Шляпников снова в центре внимания. За апрель он с товарищами по кооперативу «Экосистема Колионово», пустив свою криптовалюту в оборот, сумел привлечь порядка полумиллиона долларов — доказав, что использование этого новаторского инструмента в российских условиях дело вполне реальное. Так давайте разберёмся, что же произошло и чем может обернуться.

А начнём с терминов. В хозяйстве Колионово проводится эксперимент с криптовалютой и так называемой технологией блокчейн. Если вы пропустили, я разбирал их смысл и принцип работы в этой колонке в сентябре (см. «Блокчейн на пальцах: как работают (и чем опасны) колионы фермера Шляпникова»), сделав это на примере трёх воображаемых школьников, играющих в товарно-денежные отношения с помощью старой монеты. Монета, которую ребята выменивают друг у друга на конфеты — это, собственно, криптовалюта. Блокнот, в котором они записывают каждую операцию и заверяют её подписями — это блокчейн. Вот и всё, ничего сложного.

Именно это и сделали прошлым летом в Колионово: создали собственную криптовалюту, назвали её «колион» и предложили купить немного колионов ограниченному кругу лиц. Купившие их фактически давали деньги в долг Шляпникову. Факт сделки удостоверялся записью в блокчейне — то есть в особом интернет-блокноте, подделать который невозможно. А возвращалась такая ссуда продуктами, произведёнными в Колионово (точнее, скидкой на продукты), либо, если держатель предпочтёт рассматривать колион как долю в бизнесе Михаила, возвращалась дивидендами.

Тогда это был ограниченный эксперимент, в котором позволили участвовать, грубо говоря, только друзьям. Поэтому продано было колионов меньше чем на миллион рублей. Но и целью тогда были не деньги: так Михаил Шляпников доказал и окружающим, и самому себе, что использование криптовалюты в качестве альтернативы традиционным финансовым инструментам (банковскому займу, в первую очередь) реально, что не будет хотя бы технических проблем (с правовыми сложнее, но об этом далее). И вот, поскольку тогда всё получилось, в апреле колионовцы приступили к полномасштабному выпуску своей криптовалюты. Тут, правда, я упрощаю (сам Шляпников выделяет три этапа), но для понимания происходящего в Колионово это несущественно.

Итак, Михаил Шляпников и его партнёры-фермеры, объединившись в кооператив «Экосистема Колионово», запустили в обращение полноценную собственную криптовалюту. Она по-прежнему называется колион (сокращённо KLN) и, если это о чём-то вам говорит, технологически опирается на криптовалютные платформы Emercoin (далёкий родственник знаменитого Bitcoin) и Waves (с помощью которой любой желающий может быстро выпустить свою криптовалюту). В течение апреля купить колионы можно было только у Шляпникова, по фиксированному курсу один колион за один доллар США. Покупателей нашлось чуть больше сотни, что в сумме принесло «Экосистеме» 600 тысяч долларов. А с мая колионы свободно торгуются на нескольких криптовалютных биржах: их продают те, у кого они есть и кто желает их продать, и курс определяется уже спросом и предложением.

Чтобы лучше понять, что произошло, представьте, что Шляпников с товарищами просто изготовили миллион бумажных квитанций с надписью «Один колион» и предложили всем желающим покупать их по доллару за штуку. 60% было продано, оставшиеся 40% колионовцы приберегли на чёрный день. Теперь люди, у которых есть колионы, могут хранить их и периодически получать дивиденды (в виде скидок на продукты или денег), либо перепродать другим желающим, причём цену вправе запросить любую. Начальная цена колиона была выбрана таким образом, чтобы собранная сумма (те самые 600 тысяч) примерно равнялась стоимости всей техники, живности, недвижимости в «Экосистеме Колионово»: то есть «бумажки» всё-таки обеспечены реальным имуществом. Но предсказать, каким будет курс колиона теперь, когда он свободно обращается на биржах, никто не в силах.

То, что случилось в апреле, принято называть ICO — Initial Coin Offering, то есть начальным размещением криптовалюты. Термин этот образован по аналогии с IPO (Initial Public Offering) — начальным размещением акций. Но если акции — инструмент, выпускаемый под строгим государственным надзором и торгуемый на биржах, регулируемых государством, то криптовалюта предоставлена сама себе. Это означает, например, что никто не проверял истинность утверждения Шляпникова, что колионы обеспечены собственностью кооператива. Это означает и то, что колебания курса колиона могут быть бешеными, в обе стороны: ведь некому остановить торги, криптовалютный рынок никак не регулируется. Шляпников с товарищами имеют некоторую возможность сгладить колебания курса, задействовав оставшиеся у них 400 тысяч колионов, но вряд ли они будут это делать, ведь их первоочередная задача — привлечь деньги для своего хозяйства — уже решена.

Так что же дальше? А дальше стоит ждать бума ICO как в России, так и во всём мире. В самом деле, представьте, что вы запускаете свой бизнес: зачем идти за кредитом в банк, зачем искать инвесторов и соглашаться на их условия, зачем даже связываться с выпуском акций, если можно буквально на ровном месте, без всяких затрат, выпустить собственную криптовалюту и таким образом привлечь деньги под процент, который вы же сами и установите? Именно так поступили Шляпников с товарищами, самостоятельно решив, сколько процентов стоимости и за какой период владения будут возвращаться держателям колионов. Никакого государственного регулирования, никаких банкиров, вообще никаких посредников! Неудивительно, что на одной только странице Шляпникова в «Фейсбуке» я обнаружил двух желающих провести своё ICO. Вообразите, что будет твориться через год, через два!

И тут стоит сказать несколько слов о скрытых опасностях криптовалют. Те, кто покупает их — в надежде ли на рост курса или дивиденды от участия в бизнесе — должны понимать, что отдают свои деньги, не получая никаких гарантий. Поверят люди в Шляпникова — курс колиона взлетит. Арестуют его за «подрыв финансовой системы государства» или разорится «Экосистема» — курс рухнет и тогда никто уже не возместит вам ваши вложения. Колионы и криптовалюта вообще — это не вклад в банке и даже не акции. Никаких обязательств, кроме моральных, у Михаила Шляпникова и его коллег перед покупателями колионов нет.

Те, кто рассчитывает повторить опыт Шляпникова и провести собственное ICO: спешите! Пока ещё криптовалюта в России находится в «серой» зоне права, то есть её обращение законом никак не регулируется. Так будет, конечно же, не всегда — и как только государство возьмёт криптовалютный рынок под своё крыло, процедура ICO усложнится многократно: проверки, сертификации, отчётность... Вместе с тем даже сейчас кажется разумным не провоцировать надзорные органы слишком уж далеко идущими заявлениями.

Михаилу Шляпникову этого, увы, не хватает. Так он неоднократно говорил, что намерен использовать колион для «минимизации налогового бремени», то есть, попросту, для ухода от налогов: ведь пока криптовалюты не признаны деньгами, платить налоги некому и не с чего, да и контролировать криптовалютные операции непросто. Насколько я понимаю, от этой идеи он всё ещё не отказался — и именно она наверняка станет первой причиной больших проблем для «Экосистемы Колионово».

P.S. Использованы фотографии с личной страницы Михаила Шляпникова в Facebook.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно. При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.

gosvopros.ru

ICO фермерского хозяйства "Колионово" собрало более $500 000

Фермер и криптовалютный энтузиаст Михаил Шляпников рассказал о результатах завершившегося краудсейла «Экосистемы Колионово», а также поделился дальнейшими планами проекта.

На главной странице сайта проекта можно увидеть, что ICO завершено и собран 401 биткоин ($510,533) от 103 участников:

«Считаю, что результат вполне достойный и удовлетворительный – за один месяц, по всему миру реализовано колионов на сумму более полумиллиона долларов. Для первого в истории проекта, в котором виртуальная IT-технология блокчейна с криптовалютами интегрирована в реальную экономику производства, весьма неплохо», — написал Шляпников.

Также он отметил, что необходимости в заемных средствах у хозяйства не было и нет, поэтому эту краудфандинговую кампанию можно рассматривать как альтернативу традиционному банковскому кредиту.

«Поживем, увидим, насколько эти формы разнятся между собой. Еще интересный момент в том, что эти средства направляются не «на выживание», а на развитие, рост объемов производства и реализации стабильного предприятия», — добавил Михаил.

Также Михаил заверил инвесторов, что сделает все возможное, чтобы их усилия окупились.

«Мы выражаем большую благодарность всем инвесторам и тем, кто помогал с проведением этой кампании. Вместе с этим осознаем ответственность за дальнейшее рациональное и эффективное использование средств. Позориться не станем. На Гавайи курить бамбук не поедем. Наоборот, сейчас еще раз тщательно пересматриваются и пересчитываются способы освоения и возможности возврата этих средств с прибылью»

Напомним, краудсейл проекта «Экосистема Колионово» стартовал 1 апреля. Несколько ранее опыт «Колионово» лег в основу мануала по интеграции блокчейна в сельское хозяйство.

Подписывайтесь на новости ForkLog в VK!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Подписаться на новости Forklog

forklog.com

Блокчейн на пальцах: как работают (и чем опасны) колионы фермера Шляпникова?

Подмосковная деревня Колионово снова у всех на слуху. Прославившийся выпуском собственных «денег» и их последующим запретом (как «денежного суррогата, подрывающего финансовую систему страны») тамошний фермер Михаил Шляпников переключился теперь на компьютерные технологии. Попросту говоря, он снова печатает деньги, только на этот раз уже виртуальные, цифровые, основанные на суперсовременной технологии под названием «блокчейн».

Ничего удивительного, что разгоревшаяся вокруг Колионово дискуссия окрашена в скандальные тона. Однако главная проблема и вопрос вовсе не в том, подорвут ли новые «колионы» рубль. А в том, что почти никто из участников дискуссии не понимает, что на самом деле происходит. Я решил исправить это и написать понятное даже школьнику объяснение — и если вы уделите пять минут, то тоже поймёте, не только как устроены (и чем опасны) пресловутые цифровые деньги Шляпникова, а и вообще любые проекты, в названии которых фигурируют набившие оскомину слова «блокчейн» и «криптовалюта».

Я не имею отношения к тому, что происходит в Колионово. Но волей случая, как технический журналист, пять лет назад стал одним из первых, кто рассказал на русском языке про Bitcoin — так называемую криптографическую валюту, которая и дала толчок всем последующим криптовалютам и блокчейн-проектам (и «колионам» в том числе). И примерно тогда же, чтобы объяснить, как это работает, написал для журнала «Компьютерра» историю трёх воображаемых друзей (вот она в оригинале: «Bitcoin для чайников: три друга, конфета и монета»). А сегодня предлагаю вспомнить её, ибо она по-прежнему справедлива и замечательно описывает все плюсы и минусы блокчейн-технологии.

Итак, забудьте пока о блокчейне, криптовалюте, даже о Шляпникове и его колионах. Представьте себе трёх ребят возраста начальной школы, у одного из которых — назовём его Сергеем — в кармане завалялась конфета. А у Жени есть монета. Конфета вкусная, шоколадная, а вот монета старая, гнутая, совсем негодная, в настоящем магазине ничего на такую не купишь. Однако Сергей по какой-то причине (мальчишки!) готов обменять свою конфету на неё. И Женя, конечно, не против. Так что ребята меняются вещами, а чтобы всё было «по-настоящему, как у взрослых», просят третьего, Диму, зафиксировать факт обмена в своём блокноте. Что он и делает, записывая туда банальное: «28 сентября 2016 года в 12 часов Женя передал Сергею 1 (одну) монету в обмен на 1 (одну) конфету». После чего запись заверяется подписями ребят. Кстати, чтобы вознаградить Диму за его труды, ему позволяют откусить от конфеты и подержать монету в своих руках.

Можете смеяться, но эта игрушечная схема исчерпывающе описывает всё многообразие «криптовалют» и «блокчейн-технологий». Разница только в названиях. Блокнот, содержащий удостоверенные подписями операции, называется блокчейн. Это слово произведено от английского block chain, то есть, в примерном переводе на русский, «цепочка записей». А гнутая монета, переходящая из рук в руки, называется «цифровой валютой» или «криптовалютой» (зачем тут приставка «крипто», я объясню далее). Наконец в качестве товара может выступать не только конфета, но и — когда ребята вырастут — вообще любое имущество, услуга или ресурс, имеющие ценность в глазах покупателя. Скажем, Сергей может в обмен на монету решить за друга домашнее задание по математике, а став фермером — отдать корзинку яиц.

Если теперь представить, что на этом наши воображаемые друзья не остановились, а продолжили игру в «товарно-денежные отношения», выяснятся три вещи. Во-первых, когда ребята однажды монету потеряют, окажется, что они прекрасно могут обходиться и без неё. Ведь важна не сама монета, а последняя запись в блокноте, которая говорит нам, кто в настоящий момент монетой «владеет».

Во-вторых, чтобы игра продолжалась, не требуется помощь никакой сторонней организации: нашим друзьям не нужны ни Центробанк, ни банки, ни Президент с Конституцией. Центробанк им не нужен, потому что деньги у них ненастоящие. И, поскольку важна даже не монета, а запись в блокноте, ребята вполне могут договориться, что монета у них не одна, а например десять: станет удобней «оплачивать» мелкие покупки, да и «деньги» смогут быть не у одного, а у всех ребят сразу. Помощь же банков им не требуется, потому что «перевод денежных средств» осуществляется простой записью в блокноте, под которой ребята ставят свои подписи.

Наконец, в-третьих, если их игрой когда-нибудь заинтересуется налоговая служба, выяснится, что платить налоги некому и не с чего. Ведь вместо своих имён в блокноте ребята вполне могут ставить какие-нибудь понятные только им закорючки. И тогда никто, даже заглянув в блокнот, не поймёт, кто и за что получал «деньги». Да ведь и не деньги это вовсе, а лишь гнутая монета, которую к тому же ребята давно потеряли!

Именно так и работают криптовалюты в действительности. Чтобы аналогия стала совсем уж идеально точной, придётся ввести всего несколько усложнений. Так бумажного блокнота, конечно, нет. Вместо него — текстовый файл, распространяемый одновременно между всеми участниками «игры». Потом, Дима — это собирательный образ: среди участников всегда есть какая-то часть, согласных удостоверять чужие операции за небольшую комиссию. Наконец, вместо обычных подписей, «димы» ставят подпись особую цифровую: для этого они каждый раз решают некоторую сложную математическую задачу, которая зависит от предыдущих записей в «блокноте»; задача эта из области криптографии, отсюда и приставка «крипто». Подделать такие подписи невозможно, потому что придётся заново, в обратном порядке, прорешать все задачи.

Вот и всё. Теперь вы знаете принцип работы Bitcoin, Namecoin, Emercoin и любых других криптовалют. Вы знаете теперь и как устроен блокчейн. И отсюда уже легко перейти на эксперимент, проводящийся сейчас в Колионово.

Михаил Шляпников. Свою криптовалюту («монету») Шляпников заводить не стал, а воспользовался уже существующей системой Emercoin (для работы с ней вам понадобится компьютер и специальные программы). Так что колионы — по сути, Emercoin. В качестве «конфеты» у него выступает корзинка, набитая продуктами, производимыми в Колионово (мясо, молоко и прочее). Получается, что человек, покупающий у Шляпникова один колион, фактически покупает продуктовую корзинку — а точнее, оплачивает авансом получение одной такой корзинки каждый месяц в течение минимум одного года. Но колион даёт и долю в бизнесе Шляпникова, с которой потом можно получать дивиденды и которую можно передать третьему лицу.

Достоинства такой схемы очевидны. Шляпникову она интересна, потому что таким образом он напрямую (в обход банков) и на выгодных для себя условиях (возврат произведёнными продуктами) привлекает дополнительные средства (взамен проданных людям колионов он получает самые обычные рубли) — столь необходимые фермеру в межсезонье, когда продажи хозяйства невелики. Покупателям — потому что они получают возможность приобретать продукты без посредников, а значит и без торговой накрутки (больше того, Шляпников реализует продукты владельцам колионов со значительной скидкой). Наконец, для инвесторов, если таковые найдутся, колионы — всё равно что акции фермерского хозяйства Шляпникова, но опять-таки с более выгодной структурой: отсутствует биржа, банки.

А вот тот, кто остался вне этой схемы, в проигрыше. Опасности, впрочем, есть и для участников.

Прежде всего страдает государственный бюджет. Из многочисленных рассказов и интервью Шляпникова следует, что криптоколион позволяет если не избежать совсем, то минимизировать налоговое бремя. Как это работает, в общем, понятно из той же самой схемы «трёх друзей»: ведь ни выручки, ни прибыли рублёвой нет — есть только передача с компьютера на компьютер анонимных записей в виртуальном «блокноте».

Отсюда — риск конфронтации с государством. Пока в системе Шляпникова только 30 человек, заплативших каждый по 24 тысячи рублей, власть терпит. Но когда «пайщиков» будут тысячи, неизбежны очевидные последствия.

Далее, покупатели тоже рискуют, поскольку право на товары или долю в бизнесе у покупателей колионов зафиксировано только лишь записью в блокчейне Emercoin, то есть «гнутой монетой» из нашего примера. И случись что с Шляпниковым или его хозяйством, ни один суд такое «доказательство», конечно, не примет: «монета» имеет ценность только в глазах друзей.

Подделать такую «монету», то есть подделать запись в блокчейне, действительно невозможно (по крайней мере силами современной вычислительной техники). Но это не значит, что схема защищена идеально. Остаются множество косвенных технических рисков.

Например, «кошелёк» с колионом, хранящийся на компьютере, могут похитить мошенники. В программах, необходимых для работы с колионами, могут обнаружиться ошибки, которые опять-таки приведут к краже или обнулению кошелька. Чрезмерная сложность проекта (объяснить схему доступно не может даже сам Шляпников) тоже даёт простор для мошенников, которые могут воспользоваться непониманием пользователей к своей выгоде. Подобное уже не раз случалось с Bitcoin и другими криптовалютами. И пока нет фактов, доказывающих, что колионы от этого защищены.

Что в итоге? Технология блокчейн — чрезвычайно интересная вещь с огромной перспективой (даже оценить широту которой пока никто не в состоянии). Однако торопиться тиражировать опыт Шляпникова в своём хозяйстве не стоит. И с очень большой осторожностью — в этом участвовать.

P.S. В статье использованы фотографии с личной страницы Михаила Шляпникова в Facebook. 

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно. При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.

gosvopros.ru

История запуска собственной криптовалюты | Эфириум

Закон независимости гласит: в данной державе независимым считается каждый её гражданин, который не знает, от кого он зависит. То же самое и с криптовалютами. В наше время быть реально независимым — весьма дорогое удовольствие, да и то никогда нельзя быть уверенным на 100% что тебя не используют втемную.

Пока власть имущие недоверчиво разглядывают криптоденьги, задумчиво вертя их и так и этак в своих ловких пальцах, в деревне Колионово Московской области, живет фермер Михаил Шляпников. Шляпников в прошлом входил в руководство ГУМа на Красной площади в Москве, затем стал банкиром, а теперь он владелец крупного питомника на юге Московской области. В свое время, чтобы преодолеть тотальное безденежье, свойственное аграрным хозяйствам, он выпустил собственные деньги – колионы, по имени деревни Колионово, где находится его хозяйство. В апреле он запустил собственную криптовалюту – колионы. За месяц в неё инвестировали 500 тысяч долларов. Далее приводится интервью с этим крипто-первопроходцем:

Почувствовав экономическую правильность колионов, мы задумались над заменой формы. В начале 2016 года я впервые услышал про биткоин и технологию блокчейн и подумал, что это примерно то, что можно применить в своём хозяйстве вместо наличных колионов. И уже летом мы выпустили первые криптоколионы с функциями пая, акции или долговой расписки. Сейчас, по прошествии времени, эту затею можно назвать прообразом IPO, но в криптовалютном пространстве. Пришлось вникать в технологии блокчейна, самостоятельно изучать его использование. К нашим криптопаям прибавились криптофьючерсы. К началу 2017 года появилась потребность связать эти два продукта новым – своей криптовалютой.

Считается, что ЦБ запретил биткоины в России в 2014 году. Но по факту они есть, как так? Читаем внимательно документ ЦБ от 27 января 2014 года. В нем сказано, что ЦБ «предостерегает» граждан и организации от использования биткоина и «предупреждает», что биткоинами могут пользоваться финансовые преступники, но нигде не запрещает криптовалюту.

В апреле этого года мы вышли с ней на ICO (это как IPO только на криптовалютном рынке) и привлекли $510000 от 103 инвесторов. Кто-то 10 долларов инвестировал, кто-то 50 тысяч. Есть те, кто вкладывал $5 тыс. Я не знаю, кто наши инвесторы, сколько им лет, из каких они городов, физические или юридические лица. Я не спрашивал у них ни имён, ни телефонов. Это проявится со временем, когда будут приезжать к нам в деревню и говорить: «я хочу купить за колионы ваш товар, растения или продукты», тогда я и пойму, кто эти люди.

Мы продолжим и улучшим программу лояльности для тех, кто будет использовать колионы в процессе приобретения, производимых у нас товаров. Для покупателей предусмотрено снижение цен и скидки от 50 до 100%. Организована доставка в Москву «до подъезда». Дальше Москвы мы естественно не сможем доставить, поэтому люди, которые инвестировали из других стран или регионов, будут получать ежемесячные дивиденды на свои кошельки.

Почему инвесторы поверили в криптоколионы, мне абсолютно понятно. Это первый проект по привлечению инвестиций из мира виртуальных технологий в реальную экономику. Идея криптоколиона заключалась в том, чтобы с помощью IT-технологий включить его в такую сложную отрасль производства, как сельское хозяйство. В отличие от других криптовалют, наша впервые работает на земле, в экономике реального производства. Об этом в мировом блокчейн-сообществе говорил давно, а мы сделали. Это и есть основной мотив. Это наше основное отличие от других виртуальных валют.

Втрое отличие – колионы изначально обеспечены не только доверием, но и материальными активами – всей нашей техникой, растениями, живностью и недвижимостью, которые сейчас есть и которые будут умножаться вместе с ростом нашего хозяйства. Так что наши результаты можно «пощупать».

Колион нельзя майнить в традиционном смысле как другие криптовалюты, но его можно заработать. Наколоть машину дров – это примерно стоит 10 колионов. Можно работать в лесу, в полях, на строительстве. У нас есть специальные расценки для таких «майнеров».

Криптоколион в действии

Привлечённые инвестиции уже начинают направляться на ускоренное развитие нашего хозяйства и производства партнёров. К тому же за их счёт мы обеспечиваем снижение себестоимости продукции, освоение новых технологий, расширение ассортимента и объёмов, приобретение и замену техники, инструментов, повышение производительности труда, создание рабочих мест. Плюс есть понимание как помочь своей деревне. В этом году поучаствуем в ремонте дороги и благоустройстве. Сейчас, в необычных погодных условиях мы проводим весеннюю посевную кампанию, приводим в порядок питомник растений, расширяем площади обрабатываемой земли, готовимся к осенним посадкам.

Часть средств направим партнёрам. У меня, например, нет производства молока и мяса, поэтому часть инвестиций можем направить на эти смежные перерабатывающие производства. Не в стартапы, а в улучшение сложившегося производства. У меня очень скептическое отношение к стартапам в России. Сейчас много тех, кто просят деньги, чтобы только выжить. Мне с такими не по пути. Это забота государства. Мне же интересно сотрудничать с теми, у кого устойчивое, стабильное производство, без долгов. Пусть оно будет небольшое, но самодостаточное, как, собственно и сама «Экосистема Колионово».

И необязательно это предприятие должно быть в нашей округе или в России. У нас есть контакты с Китаем, Европой, Америкой, Австралией. Нет никаких сложностей при переводе криптовалюты в любую точку мира при прозрачности и общей доступности транзакций в блокчейне.

Небольшую часть собранных средства планируем оставить в криптовалютах, инвестировать в более сложные технологии, в те же криптопроекты, криптофонды. Так что очень сбалансированный и защищённый портфель получается, который обеспечивает ликвидность, авторитетность колиона, доходы для инвесторов, и рост нашего производства.

Всего мы выпустили 1 миллион колионов и больше их уже не станет. При этом мы пустили в оборот только 600 тысяч, остальные 400 тысяч колионов положили в «заморозку» на год-полтора для технической поддержки курса нашей криптовалюты. По крайней мере, до середины 2018 года они не всплывут из этого холодильника. А потом постепенно будем и их дополнительно вводить в оборот.

Давайте посчитаем – всего на 30 апреля было собрано 500 тысяч долларов в криптовалютах – покупали их в основном за биткоины. Буквально за несколько дней эти криптовалюты подорожали, и сумма сбора превысила эквивалент в 700 тысяч долларов. Плюс у нас своих ликвидных товаров ещё на $500 тыс. Получается, что сейчас на обеспечении колионов 1,2 млн долларов. Всего их миллион, значит стартовая цена одного колиона $1,2. К началу лета закончим посевную, заведём новые производства, увеличим свои активы и соответственно наполнение колиона, минимум до $ 1,5. И это без учёта его биржевой компоненты. Я пока не берусь предполагать или оценивать его рост или волатильность (на момент записи интервью курс покупки колиона составил $1,7).

Будущее колиона

У колиона нет пока сильного давления со стороны биржевых спекулянтов, он ещё молод и не всем понятен. Я не исключаю его биржевое обращение пока среди владельцев или новых заинтересованных покупателей. В нашем кошельке встроена возможность обмена на несколько топовых крипто- и фиатных валют. Есть там же и биржа. Более того, первые покупки-продажи колиона уже проводятся. Курс определяется самими участниками сделки. Но тем не менее это не основная его функция. Я за то, чтобы колион был прогнозируемым и предсказуемым. Упасть он однозначно не может, но и полёты на Луну – скачки никому из обладателей колионов не нужны. Он не для этого предназначен, есть сотни других криптовалют для подобных целей, а здесь должен быть твёрдый, устойчивый, постепенный и предсказуемый рост, высокая ликвидность.

Я считаю колионы надёжным вложением своих средств. Их привязка к реальному производству должна сгладить волатильность и соответственно нервотрёпки. Есть предположения, что рост курса колиона будет примерно соответствовать совокупному росту объёма всего криптовалютного рынка. Что-то вроде некого маркера. Но для этого требуется время и постоянная работа как в поле, на земле, так и в блокчейн-сообществе.

Те, кто вкладывали в биткоины или ещё какие-то криптовалюты, они здесь получат примерно то же самое, тот же рост, который был бы у них при своих валютах, если бы они держали их в прежних кошельках. Это консервативные инвестиции. Естественно доходность намного выше, чем у долларовых сбережений, у банковских депозитов, и тем не менее для участников криптовалютного рынка, это устойчивая инвестиция.

Но говорить о результатах можно будет позже. Я для себя определил конец 2017 года. Вот когда мы закончим работу в полях, соберём урожай, продадим растения с питомника, вот тогда сформируется устойчивый курс колиона и механизм его обращения.

Как запустить свою криптовалюту

Если говорить в целом, то государство сейчас развернулось от идеи полного запрета криптовалют к некой вдумчивой оценке их влияния. Насколько я понимаю, до 2018 года окончательное решение вопроса «запрещать их или нет» отложено. Так что у нас есть примерно год, чтобы показать свою действующую модель, как это работает и как наш опыт можно распространить на другие производства и проекты в реальной экономике. Потому что новый инструмент позволяет привлекать деньги со всего мира, без всяких политических и экономических условностей, что очень актуально в условиях санкций и ипортозамещения.

Я не бизнес-тренер и не коучер, я никого не призываю идти за собой, спасать мир. С другой стороны, я открыт – приезжайте смотрите, как у меня это заработало. Я готов объяснить на пальцах, я готов показать на примерах всю свою деятельность. Понравится – применяйте, всё доступно и открыто, ни с кем не надо ничего согласовывать. Но я не отвечаю за ваши действия и последствия. Подобные проекты открыты, прозрачны и находятся под вниманием многих соинвесторов. Приобрести доверие можно на уровне проекта. Также его легко потерять из-за непродуманных шагов.

Шансы есть у всех повторить наш манёвр. Просто надо работать над ним. Это как в анекдоте, просить у Бога выиграть в лотерею, а билет не покупать. Купите для начала билет, а потом уже действуйте. Если ваш продукт или услуга востребованы людьми или обществом, всё получится.

Самое сложное в этом старте – почувствовать себя свободным. Не надо ждать, когда приедет добрый барин и разрешит выпускать свою криптовалюту, когда придёт программист и бесплатно за тебя всё сделает, когда какой-нибудь экономист за тебя всё рассчитает, а представители из ЦБ или прокуратуры поставят печать. Надо выбросить из головы, что нужно куда-то ходить, получать разрешения, стоять в очередях, платить взятки. Просто надо решиться и сделать.

С другой стороны, нужно чётко понимать, под что выпускать свою криптовалюту, любая идея, пока она не монетизирована – ничего не стоит. Возможно кто-то и поверит, и вложится. Но это пока невыполнимая задача. Мне много проще – я стою на земле, выращиваю необходимую для людей продукцию и смотрю на этот процесс, как с точки зрения крестьянина, так и потребителя, и инвестора.

www.spb.kp.ru

loading...

1ethereum.ru

фермер придумал свою криптовалюту и разбогател

11:09 01/12/2017

В России фермер создал свою криптовалюту и уже стал миллионером. Как ему это удалось, узнала корреспондент «МИР 24» Анна Деркач.

В Колионово нет интернета, нет связи, проблемы с мобильной связью.  Компостная куча – единственное место в деревне, где ловит интернет. С утра пораньше фермер Михаил Шляпников просматривает курс собственной криптовалюты.  Курс его больше 4 долларов. За последние два часа он вырос на 7%. 

Шляпников в сельском хозяйстве 10 лет. Бывший бизнесмен приехал в деревню умирать – в 2007-м у него нашли рак. Открыл питомник растений, завел скот и понял: с кредитами и без поддержки хозяйство не выживет. 

Тогда Шляпников придумал собственные деньги – колионы. Печатать их государство запретило. Зато они прижились в киберпространстве наряду с биткоинами, зикэш и другими криптовалютами. За полгода из крестьянина Шляпников стал миллионером.

«Колион, допустим, одно яйцо. Яйцо кладем в инкубатор, из него вылупляется цыпленок, через полгода получается курица, которая сама несет яйца, и она просто эти яйца выдает, выдает, выдает. Мы с банком не делимся, ничего не закладываем. Поскольку колион растет, раньше за один колион можно было взять одно яйцо, то сейчас за один колион можно взять уже четыре яйца. Завтра будет 10 яиц за колион», – рассказал фермер Михаил Шляпников.

Колион – первая в мире криптовалюта, завязанная на реальном производстве. Другие, в том числе знаменитый биткоин, не имеют никакого материального обеспечения. Это зашифрованный программный код. Его цена зависит от рыночного спроса – то есть количества людей, которые хотят этот код вычислить. 

«Вообще, это бизнес на пассиве. Именно от человеческого труда именно ничего не зависит. Только следить за техническим состоянием, чтобы все работало», – пояснил видеоблогер Сергей Адамов.

Сергей – один из тех, кто называет себя майнерами. То есть добытчиками криптовалюты. У него тоже есть ферма. Только вместо кур и саженцев, как у Шляпникова, мощные видеокарты. 24 часа в сутки они решают уравнения и вычисляют код биткоинов. Расшифрованные деньги капают в виртуальный кошелек Сергея. 

«Сейчас это 207 долларов. Это то, что уже сейчас здесь лежит, и я могу этим вопользоваться. И еще определенное количество, там сто с лишним, пока мне не вывели», – указал Сергей. 

Оборудование для майнинга обошлось Сергею в два миллиона рублей. За неделю фермы добывают ему биткоинов на 40 тысяч. Больше, чем он зарабатывает, сидя в офисе. Легким нажатием мышки с помощью специальной компьютерной программы он превращает виртуальные деньги во вполне реальные. 

«Вот здесь количество рублей, которые мне перечислят на карту, на «Сбербанк». Карту указываю, ФИО, телефон и «обменять», – отметил Сергей.

Ажиотаж вокруг цифровых валют эксперты сравнивают с «золотой лихорадкой». За биткоины продают дома на Рублевке, делают бытовой ремонт и предлагают купить яйца или колбасу в продуктовых супермаркетах. 

Криптовалюта как полноценное платежное средство разрешена во многих странах мира. В России у нее пока нет правового статуса. По закону любые денежные суррогаты запрещены. Но можно ли к ним прировнять криптовалюту, большой вопрос. 

«В какой-то степени это платежное средство. Но в целом мир и центральные банки мира настроены против криптовалюты, и в РФ расплачиваться криптовалютой официально запрещено. Это преступление, за которое вы можете сесть в тюрьму», – отметил независимый финансовый советник Алексей Тараповский.

Эксперт не видит у криптовалюты большого будущего: лопнет, как очередной денежный пузырь или финансовая пирамида. Однако есть и те, кто верит в переворот мировой финансовой системы. И то, что можно, просто сидя на диване, превратить копейку в миллион. 

Виртуальные деньги могут стать вполне реальными. В Госдуму внесен законопроект, который урегулирует деятельность криптовалюты с возможностью торгов на криптовалютной бирже.

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.

Анна Деркач

mir24.tv


Смотрите также