Михаил Хазин: Криптовалюта – новый способ вывода денег из России. Криптовалюта хазин


О пользе криптовалют | Михаил Хазин – официальный сайт

Я сегодня утром был на мероприятии - конгрессе Международного бизнес-форума недвижимости. Позвали меня на него Руслан Макаров и Анастасия Заточная (бывший директор моего Фонда), которые активно развивают крипто-тематику в России и, главное, много в ней понимают. Собственно, речь в той части, в которой я участвовал как раз шла о том, зачем нужны соответствующие методы в отрасли и почему без них уже не получится. 

Я, как понятно, в крипто-теме не большой специалист, но дал некоторое объяснение самому феномену их популярности и роли этого вопроса в современной жизни. Собственно, в настоящем тексте я попытаюсь эти соображения повторить для более широкого круга общественности.  

Итак. Ключевым механизмом развития экономики в последние десятилетия было стимулирование частного спроса за счет эмиссии. Толчок этому механизму был дан в 1914 году, когда заработала Федеральная резервная система США и впервые в истории контроль над эмиссионным доходом получило не государство (сеньораж), а частные структуры (в нашем случае банки).     

Затем, по итогам 1944 года, этот механизм вышел за пределы США (через принятые на Бреттон-Вудской конференции решения и посредством созданных тогда же институтов, в первую очередь МВФ, Мирового банка и ВТО), а затем, после 1991 года, он захватил весь мир. С 1981 года, после начала «рейганомики», этот механизм еще более усилился. 

Проблема в том, что этот механизм (развитие экономики за счет эмиссионного стимулирования спроса) в последние годы перестал работать. Собственно, он работал все хуже до 2008 года и с 2008 года перестал работать совсем. Я не буду сейчас вдаваться в сложности со статистикой, чтобы доказать, что мировая экономика в последние годы не растет, будем считать этот факт данностью. Важно то, что для своего развития отдельные отрасли где-то и за счет чего-то должны получать серьезный ресурс. Где и за счет кого? 

Отметим, кстати, что наличие роста даже после 1981 года (в 70-е годы все и так падало, это известно) является спорным. В частности, ВВП США с этого момента вырос примерно на 40% меньше, чем вырос долг конечных потребителей (домохозяйств и государства). Так что не исключено, что этот рост, на самом деле, результат статистических ухищрений и после реального начала кризиса это печальное обстоятельство вылезет на поверхность. Но главное не это. 

Главное в том, что бенефициары эмиссионной прибыли не могли ее не показать. Где-то она неминуемо должна вылезти. И действительно, официальная статистика США говорит о том, что доля финансового сектора в перераспределении прибыли, которая до II Мировой войны составляла не более 5%, уже через несколько лет после Бреттон-Вудской конференции поднялась до 10%. А к началу кризиса 70-х годов достигла 25%. А после начала «рейганомики» роль финансового сектора еще более выросла и к 2008 году достигла 70%. После кризиса 2008 года она упала до 40%, но затем снова начала расти.

А теперь давайте немножко пофантазируем. Если некая группа много лет получает 70% прибыли, то она постепенно начинает контролировать и 70% всех активов. То есть, всем остальным остается 30%. И если даже экономика затем начинает падать, то их доля все равно будет около 30% — которые просто будут сокращаться в номинальном выражении. А теперь представим себе, что экономики сокращается, аж в два раза (то есть вместо 100 остается 50), но доля финансового сектора сокращается до исторических 5%. 5% от 50 — это 2.5. То есть, на долю всех остальных остается аж 47.5. Или, иначе, в полтора раза больше, чем в предыдущем варианте, когда было всего 30!

Или иначе. Даже если мировая экономика упадет в два раза по итогам кризиса (в реальности, в два раза упадут США и Западная Европа, а мировая экономика упадет процентов на 35), но финансовый сектор удастся запихнуть в «приличные» рамки, то есть отобрать у них совершенно незаслуженную прибыль, то все остальные сектора экономики еще долго смогут быть в прибыли, просто перераспределяя ту долю активов, которой сегодня владеют финансисты («банкстеры»)!

Беда в том, что до недавнего времени это было сделать совершенно невозможно. Поскольку вся хозяйственная деятельность находится в сетях бреттон-вудских институтов! Банков, рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых компаний, системы прогнозирования бизнеса, системы стимулирования спроса и так далее. Они жестко следят за тем, чтобы финансисты получили «свою» долю прибыли, остальным остается бороться за остатки.

Так вот, вся прелесть крипто-механизмов (от биткоина до алгоритмов блокчейна) состоит в том, что она позволяет отстроиться от бреттон-вудских институтов и тем самым избавиться от того «налога» в пользу финансистов, который вынуждены платить все люди, компании и государства. Именно по этой причине с ними активно борются все сторонники финансового сектора, но победить уже не могут.

Если бы не было предстоящего кризиса, то можно было бы придумать механизмы, с помощью которых финансисты могли бы поделиться «своей» прибылью с другими, с целью снижения напряженности. Но кризис будет — просто потому, что накопился такой объем долга, что его уже невозможно рефинансировать в условиях низкой ставки. Ну а поднимать ставку тоже нельзя, поскольку уже существующие долги невозможно будет обслуживать. 

И по этой причине бреттон-вудская система обречена. А с ней обречен и механизм контроля за повышенной долей прибыли со стороны финансистов. И поскольку альтернативный механизм, в виде крипто-технологий уже существует, ничего нового придумывать не нужно. Так что развивать эти технологии не просто нужно, но и еще очень полезно. Поскольку тот, кто в этой теме первым преуспеет, получит максимальную долю тех активов, от которых придется отказаться финансовому сектору.     

khazin.ru

Криптовалюты — актуальные новости и аналитические материалы

Все статьи в данной рубрике

  • О пользе криптовалют Криптовалюты: Консультации <br />Фонда Хазина Михаил Хазин посоветовал не надеяться на биткоин

    17.04.2017 11:38  10 (1)  

    Михаил Хазин посоветовал не надеяться на биткоин 
    Как и полагается либеральному ресурсу, РБК пишет не совсем корректные вещи. В частности, Бреттон-Вудская система никуда не делась, Ямайская конференция не меняла ее основы, а только изменила принципы валютного обмена. Но в целом - прочитать можно. [прим. МХ]

    Владимир Пешков

    1303

    28.01.2014 12:36  

    Видео: Радио "Голос России". Биткоин играет против золота. (28.01.2014)
    Ряд стран, в том числе Россия, предприняли меры против оборота виртуальной валюты – биткоинов. Этот новый вид денег в самом деле способен разрушить мировую финансовую систему? – спросила наша Компания у известного экономиста Михаила Хазина- Я склонен считать, что появление биткоинов – это сочетание некоторой такой креативной активности всяких программистов, которые ужасно любят разные конспирологические штучки.

    Михаил Хазин

    414

  • Хазин рассказал о перспективах криптовалют в России О криптовалютах, Гайдаре, Кудрине, императоре и G20

    06.07.2017 13:57  9 (4)  

    О криптовалютах, Гайдаре, Кудрине, императоре и G20 
    Начну я, как водится, «от Адама». Спрашивается, зачем Гайдар так двигал «идею» о том, что российская экономика должна развиваться только за счет иностранных инвестиций? А кредитно-денежная политика обязательно должна быть максимально рестрикционной, то есть денежная масса должна быть как можно более низкой, чтобы давать рублевые кредиты было невыгодно, чтобы они были как можно более дорогими? А вот почему. 

    Михаил Хазин

    5371

khazin.ru

Криптовалюта – новый способ вывода денег из России

Начну я, как водится, "от Адама". Спрашивается, зачем Гайдар так двигал идею о том, что российская экономика должна развиваться только за счет иностранных инвестиций? А кредитно-денежная политика обязательно должна быть максимально рестрикционной, то есть денежная масса должна быть как можно более низкой, чтобы давать рублевые кредиты было невыгодно, чтобы они были как можно более дорогими? А вот почему. 

Дело в том, что ключевой элемент в любом производстве — это кто будет получать добавленную стоимость. Систему хозяйства и технологическую цепочку (как и ее финансирование) можно сделать так, что главными бенефициарами (то есть теми, кто эту самую стоимость и получает) может быть кто угодно: и рабочие (тогда у них должна быть высокая зарплата), и собственники (которые могут зарплату не платить, а оборотные средства присваивать), и финансисты. Классическим случаем, когда производителям добавленной стоимости вообще ничего не достается, является толлинг — когда за счет давальческого сырья проводятся некоторые операции (например, из бокситов выплавляется алюминий), все операции происходят по себестоимости, и полученный продукт вывозится. 

Так работал Дерипаска с алюминиевыми заводами в России (а если нет добавленной стоимости, то нет и прибыли, и нет налогов), так работает компания "Монсанто" с фермерами … И так работает долларовая система с теми странами, которые не могут (или не хотят) защищать свои права. Как, например, Россия. Можно сколько угодно наращивать производительность труда или норму эксплуатации: если кредиты и инвестиции зарубежные, то добавленная стоимость все равно будет выводиться за рубеж. Именно для того, чтобы мы своим трудом поддерживали западных финансистов, Гайдар свою систему и делал!  И это его детище работает до сих пор. 

Кто-то спрашивает, зачем либеральный ЦБ закрывает региональные банки? А для того, чтобы в регионах не было своего капитала! Чтобы малый и средний бизнес в регионах не мог существовать независимо от центра! Им принципиально важно, чтобы вся прибыль концентрировалась в Москве (а если инвестиции и кредиты идут извне региона, то и прибыль от работы региональных предприятий оттуда уходит). И то, как Набиуллина поступает с региональной экономикой,так же наше правительство вместе с МВФ поступает с экономикой России в целом. 

А теперь, собственно, о криптовалютах! Это способ "соскочить с иглы". Не трогая старую, долларовую систему (которую трогать боязно и, скажем прямо, достаточно опасно). И по этой причине этой темой так увлеклись наши записные либералы, Греф в первую очередь! Его задача сделать так, чтобы и в этой сфере добавленная стоимость из России уходила "хозяину" (кого он там считает таковым — это отдельный вопрос).   

Есть серьезные основания считать, что "император Си" приехал в Москву не просто так, и не просто так он получил орден. Фокус тут в том, что Китай вводит свою криптовалюту ("Феникс") и если он решит привязать ее к золоту, то будет полностью разрушена монополия нефтедоллара. И визит Киссинджера за пару дней до императора тут очень в струю, поскольку он представляет интересы условных Ротшильдов, то есть той части мировой финансовой элиты, которая сделала ставку на регионализации финансовой системы, в противовес долларовой глобализации. Если на встрече в Гамбурге Путин и Трамп "закольцуют" идею "антидолларового пакта", то транснациональным финансистам мало не покажется. 

Для тех, кто считает, что Трамп не заинтересован в развале долларового мира: и он, и, чуть ранее, Обама, прямо говорили, что у экономики США нет ресурсов поддерживать мировую финансовую систему, основанную на долларе. Это просто невозможно. А потому Трамп выбрал оптимальную для интересов собственно США (ну, если угодно, для тех, для кого слово "народ" не пустой звук, для интересов американского народа) схему развития. Собственно, о том, что он новый изоляционист, я писал очень давно, еще в 2014 году, когда самого Трампа и в помине не было (зато уже отлично себя проявили те силы, которые, собственно, его в президенты США и протащили). 

Кстати, очень характерно заверещал по поводу криптовалюты Кудрин, сразу после того, как Си получил орден. Интересно, он сам понимает, кем и почему были инициированы эти его вопли? И, кстати, критика Путиным правительства по вопросу "цифровой экономики" сразу после визита Си в эту логику отлично укладывается — при полном понимании того, что ЭТО правительство сделает все, чтобы (потенциальный) план Трампа – Си - Путина не был реализован, а добавленная стоимость из российской экономики продолжала утекать на Запад. 

Собственно, на этом я сегодня и закончу. Данный текст не претендует на то, чтобы "закрыть тему" (в соответствии с известным анекдотом, в котором малоизвестный поэт докладывает на собрании: "Всю ночь писал стихи о любви. Закрыл тему"), это лишь заметка, в которой я попытался описать тот комплекс интриг, который актуален сегодня. Ну и дать комментариям саммита G20 возможность поискать разные намеки на информацию в тех новостях, которые будут прорываться с саммита.

Председатель Совета партии "РОДИНА" по экономике и бизнесу Михаил Хазин 

www.rodina.ru

Михаил Хазин. О криптовалютах | RussiaPost.su

 

Михаил Леонидович, с чем связано внимание вашего Фонда к криптовалютам? Для них пришло время? Их можно и нужно начинать воспринимать всерьез?

Криптовалюты появились на свет Божий достаточно давно (как инструмент работы с крупными сетевыми играми) и на них до определенного времени мало обращали внимания. Ну да, кто-то спекулировал, кто-то экспериментировал и так далее, но широкого общественного интереса к ним не было. И вдруг — все как с цепи сорвались. Разумеется, есть разные мнения о причинах такого явления, я могу только высказать свою позицию.

Суть ее состоит в том, что вся экономическая деятельность в мире протекает в рамках Бреттон-Вудской финансовой модели. И процесс экономического стимулирования (кредитная накачка спроса), и система кредитования, и система расчетов, и система планирования, и система оценки деятельности (рейтинги) — это одна и та же, комплексная и системная конструкция, котороя более или менее ровно развивается с 1944 года и с 1991 года она захватила весь мир. С ней можно спорить (например, в 2008 году были серьезные претензии к рейтинговым агентствам), но что-то менять практически невозможно, поскольку все элементы системы настолько переплетены, настолько серьезные интересы затрагиваются, что при малейшей попытки что-то изменить реально, вся система начинает отчаянно сопротивляться.

Можно предложить только один пример (в дополнение к рейтинговым агентствам, которые ни на йоту не изменили свои правила после феерического провала в 2008 году), это попытка Китая ввести приоритет собственных рейтинговых агентств на своей территории. Несколько недель назад Китай признал свое поражение и можно привести массу аргументов почему, я приведу только один. Если китайский банк выдает кредит китайской же компании у которой китайский рейтинг высокий, а международный низкий, то международное рейтинговое агентство тут же снижает ему международный рейтинг. Что создает для банка массу проблем. Это, в некотором смысле, аналог ситуации со Сбербанком и мобильными телефонными операторами в Крыму. Китай, со всей его мощью, сдался … Что говорит не о слабости Китая, а о мощи системы.

Но эта системность, которая столько лет работала в плюс Бреттон-Вудской модели, сейчас постепенно становится минусом. Связано это с тем, что по крайней мере один элемент Б.-В. системы больше не работает (точнее, постепенно завершает свою работу), причем по причинам абсолютно объективным, с действиями конкретных лиц или организаций не связанными. Это система стимулирования частного спроса, которая была построена на эмиссии новых активов и прямой эмиссии доллара. Но поскольку все в Б.-В. системе взаимосвязано, то начинает разрушаться сама система, целиком. И даже если придумать альтернативную систему стимулирования (чего пока и близко нет), то еще совершенно не ясно, как ее можно внедрить в тело действующей модели. Банки, бенефициары эмиссионной прибыли, уж точно будут активно против (то, как они выступают против Трампа мы видим воочию). А значит, нас ждет саморазрушение системы, причем, в исторической перспективе, очень быстро. И мало никому не покажется, в том числе тем самым банкам, которые закрывают любые исследования (ну, точнее, закрывали до недавнего времени, сейчас соответствующее разрешение получено, н мал кто осмелился им воспользоваться) на опасные темы. Другое дело, что логика у них простая: лучше мы погибнем завтра, чем сегодня.

И интерес к криптовалютам проснулся как раз потому, что они могут стать заменой этой системы, по крайней мере в ее отдельных конструкциях. Никто еще пока не выстроил эти альтернативы, но люди чувствуют, что как инструмент, ну хотя бы расчетный и (относительно) сберегательный — криптовалюты будут использоваться. А это повысит их значимость в современной экономике даже не в разы, а на порядки. Пока осмысленного содержания «внедрения» криптовалюты в экономику не происходит (да и бенефициары долларовой системы не дремлют). Но, не исключено, что кто-то уже в этом направлении работает.Ну а все остальные должны понимать, что кто первый вскочит на этот паровоз — очень сильно выиграет. Ну прямо очень-очень.

Но главный элемент этой работы, не программирование, не криптография, не пиар и не спекуляции. Главное — это новые экономические модели! А это как раз наша тема, более того, мы в ней «впереди планеты всей»! Так что наше появление в сфере криптовалют совершенно не случайно! И мы готовы нашими знаниями поделиться

Михаил Хазинhttps://khazin.ru

www.russiapost.su

Михаил Хазин о криптовалютах, Гайдаре, Кудрине, императоре и G20

Начну я, как водится, «от Адама». Спрашивается, зачем Гайдар так двигал «идею» о том, что российская экономика должна развиваться только за счет иностранных инвестиций? А кредитно-денежная политика обязательно должна быть максимально рестрикционной, то есть денежная масса должна быть как можно более низкой, чтобы давать рублевые кредиты было невыгодно, чтобы они были как можно более дорогими? А вот почему. 

Михаил ХазинДело в том, что ключевой элемент в любом производстве — это кто будет получать добавленную стоимость. Систему хозяйства и технологическую цепочку (как и ее финансирование) можно сделать так, что главными бенефициарами (то есть теми, кто эту самую стоимость и получает)  может быть кто угодно: и рабочие (тогда у них должна быть высокая зарплата), и собственники (которые могут зарплату не платить, а оборотные средства присваивать), и финансисты. Классическим случаем, когда производителям добавленной стоимости вообще не достается является толлинг — когда за счет давальческого сырья проводятся некоторые операции (например, из бокситов выплавляется алюминий), все операции происходят по себестоимости и полученный продукт вывозится.

Так работал Дерипаска с алюминиевыми заводами в России (а если нет добавленной стоимости, то нет и прибыли, и нет налогов), так работает  компания «Монсанто» с фермерами … И так работает долларовая система с теми странами, которые не могут (или не хотят) защищать свои права. Как, например, Россия. Можно сколько угодно наращивать производительность труда или норму эксплуатации: если кредиты и инвестиции зарубежные, то добавленная стоимость все равно будет выводиться за рубеж. Именно для того, чтобы мы своим трудом поддерживали западных финансистов, Гайдар свою систему и делал!  И это его детище работает до сих пор.

Кто-то спрашивает, зачем либеральный ЦБ закрывает региональные банки? А для того, чтобы в регионах не было своего капитала! Чтобы малый и средний бизнес в регионах не мог существовать независимо от центра! Им принципиально важно, чтобы вся прибыль концентрировалась в Москве (а если инвестиции и кредиты идут извне региона, то и прибыль от работы региональных предприятий оттуда уходит). И то, как Набиуллина поступает с региональной экономикой — также наше правительство вместе с МВФ поступает с экономикой России в целом.

А теперь, собственно, о криптовалютах! Это способ «соскочить с иглы». Не трогая старую, долларовую систему (которую трогать боязно и, скажем прямо, достаточно опасно). И по этой причине этой темой так увлеклись наши записные либералы, Греф в первую очередь! Его задача сделать так, чтобы и в этой сфере добавленная стоимость из России уходила «хозяину» (кого он там считает таковым — это отдельный вопрос).

Есть серьезные основания считать, что «император Си» приехал в Москву не просто так, и не просто так он получил орден. Фокус тут в том, что Китай вводит свою криптовалюту («Феникс») и если он решит привязать ее к золоту, то будет полностью разрушена монополия нефтедоллара. И визит Киссинджера за пару дней до императора тут очень в струю, поскольку он представляет интересы условных Ротшильдов, то есть той части мировой финансовой элиты, которая сделала ставку на регионализации финансовой системы, в противовес долларовой глобализации. Если на встрече в Гамбурге Путин и Трамп «закольцуют» идею «антидолларового пакта», то транснациональным финансистам мало не покажется.

Для тех, кто считает, что Трамп не заинтересован в развале долларового мира: и он, и, чуть ранее, Обама, прямо говорили, что у экономики США нет ресурсов поддерживать мировую финансовую систему, основанную на долларе. Это просто невозможно. А потому — Трамп выбрал оптимальную для интересов собственно США (ну, если угодно, для тех, для кого слово «народ» не пустой звук, для интересов американского народа) схему развития. Собственно, о том, что он новый изоляционист я писал очень давно, еще в 2014 году, когда самого Трампа и в помине не было (зато уже отлично себя проявили те силы, которые, собственно, его в президенты США и протащили).

Кстати, очень характерно заверещал по поводу криптовалюты Кудрин, сразу после того, как Си получил орден. Интересно, он сам понимает, кем и почему были инициированы эти его вопли? И, кстати, критика Путиным правительства по вопросу «цифровой экономики» сразу после визита Си в эту логику отлично укладывается — при полном понимании того, что ЭТО правительство сделает все, чтобы (потенциальный) план Трампа-Си-Путина не был реализован, а добавленная стоимость из российской экономики продолжала утекать на Запад.

Собственно, на этом я сегодня и закончу. Данный текст не претендует на то, чтобы «закрыть тему» (в соответствии с известным анекдотом, в котором малоизвестный поэт докладывает на собрании: «Все ночь писал стихи о любви. Закрыл тему»), это лишь заметка, в которой я попытался описать тот комплекс интриг, который актуален сегодня. Ну и дать комментариям саммита G20 возможность поискать разные намеки на информацию в тех новостях, которые будут прорываться с саммита.

популярный интернет

russnov.ru

Хазин о новых вызовах современной экономики

Известный экономист, публицист и политолог Михаил Хазин рассказал в интервью информационному агентству Sobesednik.ru о новом вызове современной российской экономике, который бросил биткоин, достигший феноменальных значений по стоимости.

Sobesednik.ru отметил, что на прошлой неделе курс популярной криптовалюты достиг 18 000 долларов и попросил экономиста Михаила Хазина прокомментировать ситуацию. Эксперт рассказал, что биткоин – это продукт крупных IT-корпораций. В настоящее время курс определяет определенная группа, которая контролирует до 50% майнинга. В основном программисты находятся в Китае, а потому всю ситуацию с криптовалютой определяют именно китайцы. Михаил Хазин считает, что появление биткоина на мировом рынке – это попытка людей вырваться из финансовых пузырей и обеспечить защиту от предстоящей инфляции. 

Некоторые специалисты полагают, что данная криптовалюта похожа на «МММ» и является своеобразным мошенничеством.  Но, по мнению эксперта, биткоин – это программа-эксперимент, и добыча валюты имеет значительные отличия от «МММ», где занимались перераспределением денежных средств между новыми и старыми участниками финансовой пирамиды. Подобное сравнение проводиться по той причине, что электронные денежные средства не имеют под собой обеспечения, а биткоин существует лишь благодаря имеющемуся спросу. Однако все современные акции обладают этим свойством, и их итоговая стоимость мало чем зависит от экономической деятельности компаний. 

Хазин подчеркнул, что по большому счету, весь современный финансовый рынок – это своеобразная фикция. В завершение интервью экономист отметил, что на данный момент ситуация с биткоином близка к «МММ» и не стоит исключать вариант развития событий, когда криптовалюта будет куплена кем-то, но продать ее не будет возможности. Хазин отметил и нестабильность электронной валюты, заявив, что она может рухнуть в любой момент и при любых условиях, так как является обычной компьютерной программой.

Автор: Александр Северин

Комментарии

politexpert.net

Михаил Хазин: О пользе криптовалют 31.05.2018

Я сегодня утром был на мероприятии — конгрессе Международного бизнес-форума недвижимости. Позвали меня на него Руслан Макаров и Анастасия Заточная (бывший директор моего Фонда), которые активно развивают крипто-тематику в России и, главное, много в ней понимают. Собственно, речь в той части, в которой я участвовал как раз шла о том, зачем нужны соответствующие методы в отрасли и почему без них уже не получится. 

Михаил ХазинЯ, как понятно, в криптовалютах не большой специалист, но дал некоторое объяснение самому феномену их популярности и роли этого вопроса в современной жизни. Собственно, в настоящем тексте я попытаюсь эти соображения повторить для более широкого круга общественности.

Итак. Ключевым механизмом развития экономики в последние десятилетия было стимулирование частного спроса за счет эмиссии. Толчок этому механизму был дан в 1914 году, когда заработала Федеральная резервная система США и впервые в истории контроль над эмиссионным доходом получило не государство (сеньораж), а частные структуры (в нашем случае банки).

Затем, по итогам 1944 года, этот механизм вышел за пределы США (через принятые на Бреттон-Вудской конференции решения и посредством созданных тогда же институтов, в первую очередь МВФ, Мирового банка и ВТО), а затем, после 1991 года, он захватил весь мир. С 1981 года, после начала «рейганомики», этот механизм еще более усилился.

Проблема в том, что этот механизм (развитие экономики за счет эмиссионного стимулирования спроса) в последние годы перестал работать. Собственно, он работал все хуже до 2008 года и с 2008 года перестал работать совсем. Я не буду сейчас вдаваться в сложности со статистикой, чтобы доказать, что мировая экономика в последние годы не растет, будем считать этот факт данностью. Важно то, что для своего развития отдельные отрасли где-то и за счет чего-то должны получать серьезный ресурс. Где и за счет кого?

Отметим, кстати, что наличие роста даже после 1981 года (в 70-е годы все и так падало, это известно) является спорным. В частности, ВВП США с этого момента вырос примерно на 40% меньше, чем вырос долг конечных потребителей (домохозяйств и государства). Так что не исключено, что этот рост, на самом деле, результат статистических ухищрений и после реального начала кризиса это печальное обстоятельство вылезет на поверхность. Но главное не это.

Главное в том, что бенефициары эмиссионной прибыли не могли ее не показать. Где-то она неминуемо должна вылезти. И действительно, официальная статистика США говорит о том, что доля финансового сектора в перераспределении прибыли, которая до II Мировой войны составляла не более 5%, уже через несколько лет после Бреттон-Вудской конференции поднялась до 10%. А к началу кризиса 70-х годов достигла 25%. А после начала «рейганомики» роль финансового сектора еще более выросла и к 2008 году достигла 70%. После кризиса 2008 года она упала до 40%, но затем снова начала расти.

А теперь давайте немножко пофантазируем. Если некая группа много лет получает 70% прибыли, то она постепенно начинает контролировать и 70% всех активов. То есть, всем остальным остается 30%. И если даже экономика затем начинает падать, то их доля все равно будет около 30% — которые просто будут сокращаться в номинальном выражении. А теперь представим себе, что экономики сокращается, аж в два раза (то есть вместо 100 остается 50), но доля финансового сектора сокращается до исторических 5%. 5% от 50 — это 2.5. То есть, на долю всех остальных остается аж 47.5. Или, иначе, в полтора раза больше, чем в предыдущем варианте, когда было всего 30!

Или иначе. Даже если мировая экономика упадет в два раза по итогам кризиса (в реальности, в два раза упадут США и Западная Европа, а мировая экономика упадет процентов на 35), но финансовый сектор удастся запихнуть в «приличные» рамки, то есть отобрать у них совершенно незаслуженную прибыль, то все остальные сектора экономики еще долго смогут быть в прибыли, просто перераспределяя ту долю активов, которой сегодня владеют финансисты («банкстеры»)!

Беда в том, что до недавнего времени это было сделать совершенно невозможно. Поскольку вся хозяйственная деятельность находится в сетях бреттон-вудских институтов! Банков, рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых компаний, системы прогнозирования бизнеса, системы стимулирования спроса и так далее. Они жестко следят за тем, чтобы финансисты получили «свою» долю прибыли, остальным остается бороться за остатки.

Так вот, вся прелесть крипто-механизмов (от биткоина до алгоритмов блокчейна) состоит в том, что она позволяет отстроиться от бреттон-вудских институтов и тем самым избавиться от того «налога» в пользу финансистов, который вынуждены платить все люди, компании и государства. Именно по этой причине с ними активно борются все сторонники финансового сектора, но победить уже не могут.

Если бы не было предстоящего кризиса, то можно было бы придумать механизмы, с помощью которых финансисты могли бы поделиться «своей» прибылью с другими, с целью снижения напряженности. Но кризис будет — просто потому, что накопился такой объем долга, что его уже невозможно рефинансировать в условиях низкой ставки. Ну а поднимать ставку тоже нельзя, поскольку уже существующие долги невозможно будет обслуживать.

И по этой причине бреттон-вудская система обречена. А с ней обречен и механизм контроля за повышенной долей прибыли со стороны финансистов. И поскольку альтернативный механизм, в виде крипто-технологий уже существует, ничего нового придумывать не нужно. Так что развивать эти технологии не просто нужно, но и еще очень полезно. Поскольку тот, кто в этой теме первым преуспеет, получит максимальную долю тех активов, от которых придется отказаться финансовому сектору.популярный интернет

russnov.ru


Смотрите также