Отношение к криптовалюте и блокчейну в России: чего ожидать от властей. Криптовалюта и блокчейн


Криптовалюта и блокчейн. Новый мировой порядок.

Рекомендуем к прочтению

KuCoin. Обзор биржи

kucoin-logo

В далеком 2011 году, будущие основатели биржи KuCoin начали изучать технологию блокчейн, а два года спустя, в 2013, было принято решение создать удобную криптовалютную...

Трейдинг криптовалют. Пять секретов успеха

Трейдинг криптовалют для начинающих. Несколько основных правил, которые следует знать начиная торговать цифровыми активами. Эти лайфхаки помогут заработать на торговле криптовалютой и обезопасить от возможных потерь, а также снизить риски.

Три способа получить биткоин бесплатно

Получить биткоин бесплатно

Сфера криптовалют продолжает активно расти в 2018 году, несмотря на высокую волатильность курса и зависимость от новостного фона. Многие люди уже успели войти в...

Криптовалюта Binance Coin (BNB). Особенности и перспективы

Сегодня говорим о собственной монете топовой биржи Binance - Binance Coin (BNB). Какие задачи у этой криптовалюты и почему она обязательно взлетит на следующем ралли. Перспективы Binance Coin и прогнозы на ближайшее время.

Хакер украл 18 млн. долларов, взломав сеть Bitcoin Gold

Неизвестный хакер осуществил две атаки типа "Double Spend" (двойной расход) в сети популярной криптовалюты Bitcoin Gold. Как завили разработчики монеты, ему удалось похитить криптовалюту на сумму более 18 миллионов долларов.

Как вывести крипту в рубли без регистрации и СМС

Три самых простых и быстрых способа вывести криптовалюту в рубли. Меняем биткоин на рубли и выводим на карту с помощью популярных криптовалютных бирж и обменников. Используя эти сервисы, вывести биткоины в рубли, сможет даже ваша бабушка.

Как воруют криптовалюту Ethereum с кошелька MyEtherWallet

Сегодня рассмотрим самый популярный способ воровства токенов и криптовалюты из веб-кошелька MyEtherWallet. Если увас пропали токены или эфир, то наверняка злоумышленник украл их именно этим способом.

Уязвимости десктопных кошельков криптовалют

Безопасно ли хранить средства в популярных мультивалютных кошельках криптовалют. Кому на самом деле принадлежат монеты? Как устроены разные виды кошельков для хранения криптовалюты. На эти другие вопросы отвечает Dexaran -анонимный разработчик сети Ethereum.

1234Страница 1 из 4

oox.space

Отношение к криптовалюте и блокчейну в России: чего ожидать от властей

Содержание

45789998Светлана Хардисти, CEO CHAYNX.ru — российского блокчейн-разработчика в сфере энергетики, финансов и производства — сделала краткий обзор истории криптовалюты в России.

Стране потребовалось несколько лет, чтобы осознать, что блокчейн — это не столько угроза замены «традиционных денег» криптовалютой, а технология, которая может кардинально изменить мир.

Действительно, блокчейн и криптовалюта настолько тесно связаны между собой, что санкции против одного могут автоматически подвести под репрессии и второе. И это чуть было не случилось. Пять лет назад блокчейн у большей части министерств и ведомств почему-то ассоциировался исключительно с криптовалютой. Одни предлагали запретить, ограничить, зарегулировать, штрафовать за оборот «крипты» и даже ввести за это уголовную ответственность; наконец, заплатить с продаж криптовалют налоги. Другие же несколько раз поднимали тему создания собственной криптовалюты в частности и развития блокчейн-технологий в целом.

Пожалуй, все относительно стабилизировалось только к концу прошлого года.

В России (впрочем, как и везде) блокчейн начался с биткоина. «Официальный» старт получился довольно жестким: уже в начале 2014 года Центробанк России ответственно заявил о том, что намерен считать обмен биткоинов связанным с отмыванием денег и финансированием терроризма. И назвал биткоин и другие криптовалюты денежными суррогатами. Отдельные вспышки понимания имелись. Например, руководитель Сбербанка Герман Греф отзывался о технологии, а не о биткоине, в восторженном ключе. Но в основном в то время между блокчейном и биткоином фактически поставили знак равенства. Даже на первом российском блокчейн-мероприятии Moscow Blockchain Conference, состоявшемся в 2014, обсуждали исключительно криптовалюты, проблемы их хранения и то, как ими расплачиваться.

Подмена понятий была зафиксирована. Довольно быстро Минфин по поручению первого вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова разработал законопроект об административной ответственности за выпуск суррогатов, ПО для майнинга, обмена криптовалют и даже за распространение информации об этом. Штрафы начинались от 5 тысяч рублей для граждан и заканчивались 1 миллионом для юридических лиц.

Хотели ввести и уголовную ответственность, но, подумав, все же отказались.

Шум утих так же быстро, как и поднялся. Законопроект благополучно сгинул в недрах федерального портала regulation.gov.ru, чтобы через некоторое время появиться вновь.

Но на общее состояние блокчейн-индустрии этот тревожный фон повлиял. Например, российский блокчейн-проект криптовалюты Emercoin, запущенный в самом конце 2013 года, свыше двух лет не выводил свой токен на биржи, развиваясь «в тени».

В 2015 году вновь заговорили на тему криптовалюты и блокчейна — как и раньше, без оптимизма, но и без категоричного отрицания. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина, уже разграничивая понятия технологии и ее производной, осторожно заявила о том, что криптовалюту можно использовать для сомнительных операций, и опять упомянула про денежные суррогаты. А Герман Греф заметил, что его компания не прочь попробовать блокчейн и внедрить его в рабочие процессы. Кстати, известно о попытках инвестирования Грефа в биткоин (видимо, успешных) и даже покупке за эту криптовалюту футболки. В 2011 году она обошлась ему в 12 BTC (при курсе $0.38/BTC).

А тем временем платформа Qiwi, не дожидаясь, пока официальное мнение сформируется, выделила из своего состава подразделение. Позднее оно трансформировалось в полноценную компанию, которая стала заниматься внедрением технологии. Для начала в собственную платежную систему. И даже объявила о запуске разработки собственной цифровой валюты — битрубля, который собиралась запустить в обращение уже в 2016 году.

Но не тут-то было. Эмиссию еще надо было согласовать с центробанком, который так и не высказал своего окончательного мнения, а создал рабочую группу по изучению блокчейна.

Пока регулятор изучал технологию, Роскомнадзор начал блокировку криптовалютных  бирж, торговых платформ и связанных с криптовалютой сайтов. В черный список попали Bitstamp.net, BTC-e.com, LocalBitcoins.com; решением Санкт-Петербургского суда заблокировали еще несколько десятков бирж.

В самом начале 2016 года руководитель российского ведомства следственного комитета Александр Бастрыкин выразил свое отношение к биткоину и остальным криптовалютам однозначно. Коротко его можно было выразить как «Сажать!»

Бастрыкин так же, как и ЦБ, посчитал криптовалюту денежным суррогатом, и следком предложил «заинтересованным ведомствам» совместно с ним разработать модель уголовной ответственности — за выпуск и оборот криптовалюты. Комитет обеспокоил резкий рост курса биткоина (порядка 1000% в то время) и необеспеченность криптоденег ликвидными активами. Как будто «нормальные» деньги были ими обеспечены.

«Оборот «денежных суррогатов» в стране достиг уже 1% от ВВП», — сообщал следственный комитет, опасаясь дальнейшего увеличения оборота, и, как следствие, обесценивания рубля и финансового кризиса.

Видимо, слова Бастрыкина получили живейший отклик у Минфина, потому что уже к весне 2016 тот подготовил законопроект об уголовной ответственности, ссылаясь на п.1 ст. 75 Конституции: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком. Введение и эмиссия других денег не допускаются».

Минфин подошел к решению проблемы кардинально. Заодно с уголовной ответственностью министерство предложило ввести запрет выпуска и оборота  криптовалют (поправки в закон о ЦБ), а административная ответственность (поправки в КоАП РФ) в их проекте была уже выше, чем планировалось раньше: штраф до 3-5 миллионов рублей или приостановление деятельности компании до 90 суток.

Дальше стало еще интереснее. Внезапно опять всплыла идея собственной криптовалюты. На этот раз ее выдвинул Росфинмониторинг (ведомство, одной из задач которого является противодействие отмыванию доходов). Замдиректора финмониторинга Павел Ливадный поведал о том, что ведутся переговоры об эмиссии. Выпуск российской криптовалюты хотят доверить специально отобранным организациям, но с началом введения ее в оборот хождение всех остальных криптовалют запретят.

При виде такой картины эксперты забеспокоились и заявили, что запрет криптовалюты означает, по сути, и запрет перспективной блокчейн-технологии. А это серьезно затормозит развитие технологий в стране в целом, поскольку отпугивает потенциальных инвесторов.

К этому времени многим уже стало ясно, что блокчейн — это не только криптовалюта. Блокчейн-платформа Waves объявила себя системой для краудфандинга и провела ICO, в ходе которого собрала свыше $15 миллионов. Развивались и другие проекты. Начал формироваться научный подход к технологии, например, в Пермском государственном национальном исследовательском университете даже создали лабораторию по изучению и совершенствованию технологии блокчейн.

Осенью 2016 года депутат госдумы Андрей Луговой рассказал о том, как можно устроить регулирование. Нужно разработать концепцию оборота криптовалюты. Концепция должна включать обязательную идентификацию пользователей, лицензирование криптобирж и крипто-обменников, а сам процесс оборота валют должен контролироваться в соответствии с мировыми стандартами в сфере противодействия отмыванию доходов (стандартами FATF).

В конце 2016 года по поводу криптовалюты наконец высказались налоговики. ФНС заявила, что, во-первых, определений ни криптовалюты, ни денежных суррогатов в законодательстве нет. Во-вторых, нет и запрета на операции с криптовалютой. В-третьих, сделки с куплей-продажей криптовалют — это валютные операции, но системы контроля над ними нет, ее еще надо создать. Кто-то посчитал позицию ФНС официальной государственной, кто-то увидел в письме то, что они в принципе не против криптовалют. В итоге ясности это не прибавило.

Но в 2017 году, когда биткоин готовился к своему рывку до $20,000, власти начали говорить о легализации уже открыто, причем разделяя криптовалюты и блокчейн.

В марте 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручения двум министерствам сделать анализ на предмет применения блокчейн-технологий в госуправлении. Уже летом была создана рабочая группа по вопросу применения технологии блокчейн в государственном и корпоративном управлении под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова, а позже еще одну рабочую группу (по оценкам рисков оборота криптовалюты) организовала госдума.

Замминистра финансов Алексей Моисеев заявил о возможности легализации криптовалют — в рамках борьбы с незаконными денежными переводами. Моисеев назвал криптовалюты «иным имуществом» и «финансовым активом» и заявил, что работать с ними должны исключительно квалифицированные инвесторы и только на российских биржах. Биржи нужны, «чтобы защитить права продавцов и покупателей», и оказалось, что Московская биржа уже начала работу над разработкой соответствующей инфраструктуры для торгов.

Если говорить в общем, то со второй половины 2017 года правительством РФ исповедуется принцип «не можешь победить — возглавь». В октябре президент Владимир Путин дал поручение правительству совместно с ЦБ разобраться с криптовалютами. Изменился и сам подход. Оказалось, что правовой статус должны получить не только криптовалюта, но и смарт-контракт, токен, распределенный реестр, то есть все ключевые элементы блокчейн-технологии. Майнинг планируется узаконить и обложить налогом. При этом особо оговаривается то, что рубль остается единственным легальным платежным средством в РФ.

До установления правил Центробанку поручено создать на своей базе специальную регулятивную площадку («сэндбокс»), чтобы проводить апробацию «инновационных финансовых технологий, продуктов и услуг». Все вышеперечисленное делается в рамках реализации госпрограммы «Цифровая экономика» и должно быть завершено до 1 июля 2018 года.

Тем временем к дискуссии о криптовалютах подключилось еще одно министерство — Минкомсвязи. И тут же выступило с инициативой обложения продаж «цифровых денег» гражданами НДФЛ. Минфин ведомство, разумеется, поддержал и даже выступил с официальным разъяснением своей позиции. Финансисты ссылались на то, что какой-то особый режим налогообложения для криптовалют не установлен, поэтому облагаться НДФЛ доходы от их продаж должны по общим правилам.

Уже в конце 2017 года в экстренном порядке была представлена первая версия законопроекта «О цифровых финансовых активах». В январе 2018 года ее скорректировали и, ожидается, что будут исправлять неоднократно. Слишком много мнений приходится учитывать разработчикам.

Между тем оборот рынка блокчейн-проектов в России, по некоторым оценкам, уже подбирался к объему в 1 миллиард рублей.

В начале 2018 стало известно о том, что министерство финансов уже в который раз подготовило законопроект об уголовной ответственности за оборот «денежных суррогатов», напоминая о том, что единственным платежным средством в РФ является рубль. «Санкции за расчеты в криптовалютах предлагаются жесткие», — предупредил замминистра финансов Моисеев.

До того опять всплыла тема крипторубля — инициатором стал депутат госдумы от коммунистов Ризван Курбанов, который внес в парламент законопроект «О системе национального майнинга», где среди прочего говорилось о крипторубле как средстве платежа на территории России.

Сама технология блокчейна распространяется просто стремительно и, похоже, входит в моду: ВЦИОМ использует блокчейн на экзит-поллах, ФАС и Сбербанк начали обмениваться документами на блокчейне, Росреестр начал внедрять блокчейн при регистрации договоров долевого участия в строительстве и так далее. Проекты на блокчейн-базе становятся востребованы среди негосударственных структур: от крупных до небольших, все больше компаний учатся блокчейн-разработке и начинают предлагать свои услуги. Неудивительно — недавно об использовании блокчейна при расчетах за ЖКХ заявили даже коммунальщики и РЖД.

На март 2018 года криптовалюта официального статуса все еще не имеет, поэтому нет ни условий ее оборота, ни ответственности за нарушение этих условий. Попытки определить биткоины и прочие цифровые деньги как «денежный суррогат» результата не принесли: определения такого суррогата тоже пока не существует. Это подтвердила и судебная практика — в феврале 2018 арбитражный суд Москвы отказался включать криптовалюту в конкурсную массу должника — физического лица.

Тем временем правотворчеством вместе с ЦБ и Минфином вплотную занялось и Минкомсвязи, в феврале 2018 опубликовавшее на regulation.gov.ru проект постановления правительства «Об аккредитации организаций, предоставляющих возможность выпуска цифровых токенов».

Несмотря на то, что блокчейн как технология идет в рост и количество блокчейн-проектов интенсивно множится, полноценному развитию явно препятствует отсутствие правового статуса как криптовалют, так и других элементов системы.

Ожидается, что этот статус будет разработан к 1 июля 2018 года. Потому смотрим законопроект «О цифровых финансовых активах», «криптовалютные» проекты минкомсвязи и других министерств и обязательно отслеживаем все поправки.

«Блокчейн перевернет все индустрии без исключения — от сельского хозяйства, заканчивая банками».

2014, глава Сбербанка Герман Греф

«Денежные суррогаты, у нас во всяком случае, запрещены. Хотела уточнить — мы не запрещаем криптотехнологии, мы их изучаем. Все-таки это разница большая — криптовалюты и криптотехнологии».

2015, глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина

«Наша цель — исключить обращение криптовалют на территории России».

2016, замминистра финансов Алексей Моисеев

«Как показал опыт, в целях финансирования терроризма зачастую используется виртуальная криптовалюта, которая не имеет централизованного эмитента, единого центра контроля за транзакциями и характеризуется анонимностью платежей. Кроме того, в результате широкого распространения эти валюты могут вытеснить с рынка законные деньги, что угрожает финансовой стабильности государства. С учетом этого предлагается ввести уголовную ответственность за незаконный выпуск и оборот криптовалют, а также других денежных суррогатов».

2016, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин

«Мы полагаем, что для россиян, как и для бизнеса, инвестирование в криптовалюты сопряжено с высоким риском. Мы не вправе разрешать прямой и простой доступ к таким сомнительным активам для непрофессиональных инвесторов».

2017, зампредседателя ЦБ РФ Сергей Швецов

«Криптовалюты нельзя закрыть в сундук и спрятать под замок».

2017, вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов

«Блокчейн для нас — это не способность генерировать эквивалент денежных знаков, а в том числе, и, может быть, в первую очередь, это как механизм, который обеспечит очень профессиональную, прозрачную и быструю государственную услугу».

2017, вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов

«Использование криптовалют как денежных суррогатов активно предлагается для расчета за товары и услуги. На наш взгляд, это имеет в качестве риска подрыв денежного обращения, и, конечно, мы использование криптовалют как денежных суррогатов допускать не будем».

2017, глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина

Источник: decenter.org

ecrypto.ru

Технология блокчейн. Когда произойдет признание криптовалюты

Признание криптовалют и технологии блокчейн

С самого начала появления технологии блокчейн многие говорили, что через два-три года все банки и другие финансовые организации станут бесполезны. И вот в конце 2017 года этот момент настал.  Ведь именно благодаря технологии блокчейн возможно проводить финансовые операции, заключать безопасные сделки с недвижимостью и даже возможность регистрировать браки.

Большинство правительств не обращает внимания на криптовалюты

В Китае, например, криптовалюта полностью запрещена, но при этом правительство пытается создать собственную криптовалюту, которая будет официально разрешена и которой можно будет пользоваться и совершать банковские операции. Наша страна тоже решила не отставать и на базе Ethereum пытается запустить собственный блокчейн проект. Значит ли это, что технология признана мировым сообществом? Возможно да, но при этом многие страны продолжают игнорировать эту технологию, которую уже называют великой.

Действующие правила неспособны сдержать развитие криптовалют

При всем при этом банки намерено продолжают «кричать» о том, что лучше их нет! США настроены менее агрессивно, они изучают данную технологию и пытаются понять, нужно ли это миру сегодня или все же лучше использовать старый проверенный способ и оставить все как есть. К сожалению, для банков, такого как раньше уже не будут, у банков и других организаций появился реальный конкурент, который может не только вытеснить их с рынка, но и полностью уничтожить.

Вывод

Безусловно блокчейн это будущее, это поняли многие, наверняка поняли и банки, и испугавшись пытаются сопротивляется. Технология блокчейн способна избавить нас от множества проблем, связанных с абсолютно разными сферами. Самые главные это конечно финансовые преступления, мошенничество с недвижимостью и других проблем. Непонятно по каким причинам правительство не хочет признавать блокчейн, но так или иначе им придется это сделать даже спустя несколько лет.

 

Также смотри:

Южнокорейский обменник Youbit собирается объявить банкротство в результате хакерской атаки

Segwit2X, или старый новый хардфорк биткоина

Инвесторы Bitcoin ожидают глобальный рост в 2018 году

kriptinfo.ru

перспективы законодательного регулирования в РФ

За последние годы интерес к криптовалютам резко возрос. Интернет пестрит упоминаниями терминов «биткоин» и «блокчейн». По данным поисковых систем запросы по этой теме находятся среди наиболее интересующих пользователей.

Попробуем разобраться в причинах такой популярности и определить, что же нужно знать юристу о криптовалютах, биткоине и блокчейне?

Криптовалюта является одной из разновидностей цифровых валют, создаваемых при помощи криптографических методов. Изначально цифровые валюты выросли из т.н. виртуальных валют, используемых в компьютерных играх. Но с криптовалютами мы сталкиваемся уже в реальном мире. Никто не знает, как к ним здесь относиться и чего от них ожидать?

Соответствующее отношение к криптовалюте сложилось в большинстве юрисдикций мира. Мнения специалистов расходятся кардинально: от приведения аналогий с «мыльным пузырем», сравнения с финансовыми пирамидами до пророчеств о вытеснении всех иных платежных систем. Причем оба сценария развития являются крайне невыгодными для государства. Однозначно очевидно только одно – игнорировать данное явление уже нельзя. Единственный способ взять ситуацию под контроль и тем самым минимизировать риски – установить правила игры. И начать необходимо с определения места криптовалюты в правовой и экономической системе.

На данный момент российское законодательство не содержит норм, регулирующих правовой статус криптовалют, равно как и не устанавливает прямого запрета на их использование.

Согласно действующему законодательству РФ, криптовалюта не является ни деньгами, ни законным платежным средством. В соответствии со статьей 29 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» банкноты и монеты Банка России являются единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации. В статье 140 ГК РФ законным средством платежа определен только рубль, т.е. денежная единица Российской Федерации.

Не является криптовалюта и электронными деньгами. Электронные деньги представляют собой механизм цифрового перевода фиатной валюты, т.е. они используются для электронного перевода валюты, обладают статусом законного платежного средства.

В российском праве закреплен закрытый перечень ценных бумаг, поэтому криптовалюту нельзя признать и бездокументарной ценной бумагой. Сложно ее назвать по действующему законодательству и аналогом ценной бумаги или каким-либо финансовым инструментом, так как у криптовалюты нет эмитента.

Вряд ли можно признать криптовалюту и имущественным правом, потому что в данном случае отсутствуют кредитор и должник по какому-либо обязательству. У обладателя криптовалюты нет права требования к кому-либо. Обладатель криптовалюты может передать данный актив третьему лицу либо обменять на другой актив или приобрести что-либо, если на это есть согласие другого участника.

Исходя из положений статьи 128 ГК РФ, содержащей открытый перечень объектов гражданских прав, криптовалюта может быть отнесена к категории «иное имущество», поскольку она обладает определенной экономической ценностью в силу возможности ее конвертации в деньги.

Первым государственным регулятором в РФ, который обратил внимание на повсеместное распространение криптовалют, стал Банк России, который еще в 2014 году причислил виртуальные валюты к категории  денежных суррогатов, выпуск которых на территории РФ запрещен статьей 27 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Банк России также предупредил граждан, что в связи с анонимным характером деятельности по выпуску «виртуальных валют» любые операции с ними будут рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Данная позиция в том же году была продублирована в сообщении Росфинмониторинга, который также добавил, что «отсутствие в системах криптовалют контролирующего центра влечет невозможность обжалования или отмены несанкционированной транзакции, а фактическое нахождение криптовалют вне правового поля не предоставляет возможность реализации правовых механизмов  обеспечения исполнения обязательств сторонами сделки».

В 2015 году в развитие приведенной позиции выступил Минфин РФ с инициативой по введению административной и уголовной ответственности за использование криптовалют в России, а также блокировке сайтов, распространяющих информацию и программное обеспечение, обеспечивающих возможность их использования.

Тем не менее, предложения Минфина РФ все же были признаны требующими доработки с учетом результатов мониторинга обращения денежных суррогатов (в том числе криптовалют), а также проведения с учетом зарубежного опыта дополнительного анализа рисков их возможного использования в противоправных (преступных) целях.

Постепенно настороженное отношение к криптовалюте меняется. Тот же Банк России 04.09.2017 опубликовал информационное письмо, в котором в целом подтвердил свою позицию, высказанную в январе 2014 года, но уже не так категорично. В частности, из текста письма исключены ссылки на норму о запрете в РФ денежных суррогатов.

Основной посыл обращения заключается в том, что большинство операций с криптовалютами совершается вне правового регулирования как РФ, так и большинства других государств. Криптовалюты не гарантируются и не обеспечиваются Банком России. Операции с криптовалютами несут в себе высокие риски как при проведении обменных операций, так и в случае привлечение финансирования через ICO (Initial Coin Offering – форма привлечении инвестиций граждан в виде выпуска и продажи инвесторам новых криптовалют/токенов). Это может привести к финансовым потерям граждан и невозможности защиты прав потребителей финансовых услуг в случае их нарушения.

В октябре  2017 года Президент поручил Банку России и Правительству разработать законопроект по регулированию криптовалют, майнинга и ICO. Соответствующие изменения в законодательство должны быть внесены до 01 июля 2018 года. В поручении особо подчеркнуто, что при разработке необходимо исходить из «обязательности рубля в качестве единственного законного платежного средства в Российской Федерации».

Подготовка законопроектов осуществлялась рабочей группой, в состав которой входили представители Минфина России и Банка России.

В конце 2017 года Минфин России анонсировал основные положения разработанного законопроекта о цифровых финансовых активах, а полный текст законопроекта размещен 25 января 2018 год на сайте ведомства.

Законопроект дал ряд определений, в частности, таким понятиям как «цифровой финансовый актив», «криптовалюта», «токен», «майнинг», «цифровая транзакция», «цифровой кошелек», «смарт-контракт».

Криптовалюта, согласно законопроекту, рассматривается как «вид цифрового финансового актива, создаваемый и учитываемый в распределенном реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций».

Тем самым законопроектом предполагается введение новой разновидности имущества – цифровой финансовый актив, под которым понимается имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Права собственности на данное имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций. К цифровым финансовым активам относятся криптовалюта, токен.

Майнинг (создание и/или добывание криптовалюты) приравнен к предпринимательской деятельности, а значит создавать криптовалюту вправе только юридческие лица и индивидуальные предприниматели.

Токен, в отличие от криптовалюты, является эмиссионным продуктом, и выпускается в целях привлечения инвестирования. Эмитентом токена может быть только юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Предполагалось ввести ограничение на доступ к рынку цифровых финансовых активов лиц, не являющихся квалифицированными инвесторами – они смогут приобретать в рамках одного выпуска токены на сумму не более 50 000 рублей.

Цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации. Допустимыми операциями с цифровыми финансовыми активами законопроект называл обмен цифровых финансовых активов одного вида на цифровые финансовые активы другого вида и/или обмен цифровых финансовых активов на рубли или иностранную валюту.

Указанные сделки могут осуществляться только через операторов обмена цифровых финансовых активов, которыми могут быть исключительно юридические лица, являющиеся профессиональными участниками рынка ценных бумаг с соответствующими лицензиями (брокерами, дилерами, форекс-дилерами, организаторами торговли).

Еще до опубликования данного законопроекта стала известна позиция Банка России в отношении оборота криптовалюты. Законопроект Минфина допускал обмен любых цифровых финансовых активов на фиатные деньги и иное имущество. Вместе с тем Банк России считал необходимым исключить возможность обмена криптовалюты на рубли, валюту и иное имущество, поскольку такие операции несут в себе риски легализации сомнительных транзакций, проведенных ранее. В свою очередь, опубликованная Минфином версия законопроекта, такого запрета не содержала в силу широкого распространения сделок с криптовалютой. Минфин России считал, что установление законодательного запрета на совершение таких сделок уведет рынок криптовалюты в тень.

Поскольку на этапе презентации общественности новых законопроектов ведомства так и не пришли к единому мнению по данному вопросу, Банк России опубликовал на своем сайте собственную версию законопроекта о цифровых финансовых активах.

Но в конечном итоге описанные разногласия не помешали подготовить компромиссный вариант законопроекта и внести его 20.03.2018 на рассмотрение в Государственную Думу. Представленный депутатам законопроект о цифровых финансовых активах содержит следующие изменения по сравнению с первоначальными версиями:

- По общему правилу, разрешается обмен на деньги только для токенов. Перечень  иных сделок по обмену цифровых финансовых активов, порядок и условия их совершения отданы на откуп Банку России. Именно это ведомство будет определять оборотоспособность криптовалют своими нормативными актами.

- Предельную сумму, на которую неквалифицированные инвесторы смогут покупать токены одного выпуска, также поручено определять Центробанку. Ранее такая сумма указывалась непосредственно в законе.

- Внесена небольшая оговорка в части признания майнинга предпринимательской деятельностью: таковой будет считаться деятельность лица, осуществляющего майнинг, с превышением установленных Правительством РФ лимитов энергопотребления в течение трех месяцев подряд.

Одновременно с законопроектом о цифровых финансовых активах в Государственную Думу внесен законопроект об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге). Краудфандинг, согласно данным сайта Wikipedia, является способом коллективного финансирования, основанным на добровольных взносах, и буквально означает «народное финансирование».

Законопроект о краудфандинге описывает правовые основы и процедуры розничного финансирования посредством т.н. инвестиционных платформ, созданных на базе технологии блокчейн. Фактически создается новый, современный и сравнительно безопасный инструмент инвестирования, которым могут воспользоваться не только квалифицированные инвесторы, но и обычные физические лица.

Необходимо также отметить, что на момент опубликования первых версий описываемых законопроектов (25.01.2018) в Государственную Думу был внесен еще один законопроект, регулирующий выпуск криптовалюты, а именно, «крипторубля» (законопроект о системе распределенного национального майнинга). Примечательно, что разработчики этого проекта предлагают закрепить за «крипторублем» статус законного средства платежа, в то время как прочие криптовалюты такой характеристики лишены по определению.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что основной целью выпуска «крипторубля» является необходимость введения в оборот цифрового финансового актива, полностью подконтрольного государственным органам РФ.

Таким образом, основная идея представленных законопроектов заключается в максимально возможном контроле со стороны государства процедур создания и обращения цифровых финансовых активов, исключающем риски использования криптовалют как для участников рынка, так и для самого государства.

Действительно, в ряде случаев наличие государственного контроля пойдет только на пользу участникам рынка за счет обеспечения безопасных условий инвестирования, например, при организации инвестиционных платформ для розничного финансирования.

Но если говорить непосредственно о криптовалюте, в предложенном контексте существенно теряется привлекательность ее использования в товарообороте: уходит анонимность операций, сама процедура обрастает формальностями и дополнительными транзакционными издержками, связанными с появлением посредника – оператора обмена. И самое главное, криптовалюта, за исключением «крипторубля», уже не может рассматриваться в качестве средства платежа, более того, ее использование в подобных целях на территории РФ становится незаконным.

Изначальный смысл использования криптовалют предполагал их глобальный характер, обусловливающий легкость и доступность осуществления платежей в любую точку земного шара и в любое время. Думается, что реализация данной идеи в правовом поле не возможна без объединения усилий всех или, по крайней мере, большинства ведущих юрисдикций мира по законодательному регулированию оборота криптовалют.

На наш взгляд, более перспективным направлением является разработка и внедрение в практику государственного управления, экономику и другие сферы жизни общества технологии распределенного реестра, положенной в основу создания и использования самой известная криптовалюты - Bitcoin (от англ. bit - единица информации, coin - монета).

Данная технология получила наименование Blockchain (от англ. block - блок и chain - цепь) - это распределенная база данных, состоящая из блоков информации и содержащая записи обо всех операциях, совершенных участниками данной системы. В каждом блоке хранится информация о конкретной операции. Все блоки последовательно связаны друг с другом таким образом, что каждый последующий блок содержит информацию о предыдущем.

Информация о каждой операции синхронно распространяется по всей системе, в результате чего фиксируется с указанием времени ее совершения и уникальных характеристик виртуальной единицы. После рассылки блока, содержащего данные об операции, отменить или изменить ее невозможно.

Такая система обеспечивает прозрачность каждой операции и возможность верификации происхождения каждой виртуальной единицы любым заинтересованным пользователем. История всех совершенных транзакций с соответствующей виртуальной единицей является публично доступной и ее нельзя сфальсифицировать, поскольку каждый пользователь системы хранит на своем компьютере такую базу данных, содержащую историю всех операций, когда-либо осуществленных в системе. Чтобы скомпрометировать такую систему, нужно взломать все компьютеры, находящиеся в данной сети. Полная история всех операций, совершенных с момента возникновения данной системы, и представляет собой базу данных блокчейн.

Таким образом, основными преимуществами такой системы являются децентрализованность, быстрота внесения, достоверность и доступность информации в любой момент времени.

Исходя из приведенного описания, данная технология, хотя и была создана в финансовой сфере в противовес банковской системе, практически универсальна, и может применяться в любой другой сфере. Приведем примеры.

Технология применима для ведения всевозможных реестров, в том числе юридических лиц, объектов недвижимости, залогов имущества, сделок и проч.

Система прекрасно приспособлена для хранения и контроля персональных данных (например, записей актов гражданского состояния, данных медицинских карт пациентов, сведений об образовании и проч.), фиксации и контроля авторских прав.

Технологию блокчейн можно использовать при проведении процедур электронного голосования, как в государственных масштабах (для проведения процедуры досрочного голосования на выборах), так и в рамках отдельного хозяйственного общества (для проведения процедур заочного голосования органов управления).

Во всех приведенных примерах, и не только, применение технологии позволит существенно упростить бюрократические процедуры и, в целом, исключить коррупционную составляющую.

Разработка некоторых блокчейн-проектов для государственного сектора и бизнеса уже ведется. Пилотные проекты, по данным Российской Ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), будут запущены в 15 регионах России, в том числе в Новосибирской области.

По данным rbc.ru, Государственная Дума включила в список приоритетных тем, на которые депутаты планируют в 2018 году заказать экспертно-аналитические исследования и социальные опросы, исследование способов «нормативно-правового регулирования применения технологии блокчейн на финансовом рынке России с учетом мирового опыта». 

www.sibucom.ru

Ноды и мастер-ноды, криптовалюта и блокчейн

Первая криптовалюта появилась на свет в 2009 году. Технология Биткоин проста для понимания даже тем, кто далек от мира криптовалют. Эта цифровая валюта имеет адрес и ключ шифрования. Вы можете совершать транзакции в сети Биткоин, которые будут записываться в блоки. Их цепочка называется блокчейн. А тот компьютер, который хранит блокчейн называется нода. В этой статье мы расскажем, что такое ноды, зачем они нужны и какие бывают.

Понятие «нода» в мире криптовалют

Те, кто пользовался торрентом знают, что пиринговая система позволяет нескольким компьютерам, объединенным в сеть раздавать большие файлы небольшими кусочками. Нода, это такой компьютер в мире криптовалют, который хранит часть блокчейна и «раздает» его другим пользователям сети. Чем больше сеть имеет нод, тем она лучше. Тут все дело в главном преимуществе криптовалют – децентрализованности.

Слово «Node» в переводе с английского означает «узел». Блокчейн, это «постоянно обновляемый файл», на «работе» которого строится вся сеть Биткоин. Поэтому важность нод не подлежит сомнению. В отличие от торрент-клиента, проверка корректности нод более сложна.

К сожалению, технология нод не безгрешна. Для работы Биткоина необходимо, чтобы блокчейн всегда был в открытом виде. Все транзакции можно посмотреть в любое удобное время. Сеть не анонимна, а обезличена. Каждый клиент «закрывается» за своим адресом. Но если он решит приобрести авиабилет за BTC, то его паспортные данные можно будет увязать с биткоин-адресом. И затем проследить всю финансовую историю.

Мастерноды: Эволюция продолжается

Проблему анонимности решил создатель криптовалюты Darkcoin, позже переименованной в Dash, Эван Даффилд. Он включил в сеть миксирующий сервис, позволяющий скрывать адреса получателя. Этот сервис дробит средства на несколько частей и переводит их на конечный адрес по сложному марсшруту.

Так появилось понятие мастернода.

Она отвечает нескольким дополнительным требованиям:

  • Всегда находится в онлайн. Мастерноду разворачивают на серверах. Устанавливать ее на домашних компьютерах не целесообразно.
  • Имеет на счету 1000 монет Dash. Они находятся в замороженном виде. Это делается для того, чтобы ограничить число созданных мастернод. Не каждый захочет «морозить» 1000 монет.

Мастерноды Dash позволяют реализовать несколько технологий:

  • DarkSend. Перемешивание адресов для создания действительно анонимных платежей.
  • InstantX. Мгновенные платежи. Сегодня транзакции в сети Биткоина достигают 50 минут. Мастерноды Dash могут существенно сократить время ожидания транзакции.
  • DGB (Decentralized Governance by Blockchain). Мастерноды могут голосовать за приложения для сети Dash, стоимость которого не превышает 5 монет.

Мастерноды приносят своим владельцам прибыль. Сеть Dash выплачивает 45% эмиссии при добыче блоков. И чем больше мастернод, тем меньше средств получают их владельцы. Но вознаграждение приносит не более 80 монет в год. Стоит ли ради них морозить 1000?

Мастерноды в других криптовалютах

Идея мастернод помогла решить некоторые проблемы сети Биткоин. Поэтому за нее «взялись» создатели альткоинов. Особенно популярны мастероноды у форков первой цифровой валюты. Но как показывает практика, энтузиазм быстро уходит. Первые поднятые на серверах мастерноды еще приносят прибыль своим владельцам, но позднее она снижается. Также есть риск потерять средства при падении курса монеты. Необходимость вкладывания средств для разворачивания мастерноды никто не отменял.

На сегодняшний день наиболее перспективными монетами, поддерживающими технологию мастернод являются:

  • ZenCash (ZEN). Криптовалюта, которая родилась в сети Zcash classic. Разработчики планируют построить на мастернодах децентрализованную сеть типа TOR и защищенный мессенджер. Чтобы поднять мастерноду необходимо иметь 42 токена этой криптовалюты.
  • Exclusive Coin (EXCL). Монета. Которая обладает стойкостью к форкам и более безопасна, чем традиционные PoW-монеты. За блок владельцы мастерноды получают половину монеты. Для поднятия мастернолы требуется 5000 токенов.
  • Сибирский червонец (SIB). Криптовалюта от российских разработчиков, обладающая уникальным алгоритмом хеширования. Мастерноды в сети SIB являются аналогами Dashевским.
  • Stratis (Strat). Перспективная платформа для создания приложений. Чтобы развернуть мастерноду в сети Стратис требуется 250 тысяч монет.
  • Bitradio (BRO). Интересная монета, которую можно заработать прослушивая онлайн-радио. Создать мастерноду можно вложив 2500 BRO.

Криптовалюты, использующие технологию мастернод, появляются еженедельно. Некоторые из них заявляют о себе, другие пропадают, так и не став известными. Мастерноды легко добавляются с алгоритм различных криптовалют и способны решить множество проблем. Но они не являются панацеей от всех бед блокчейна. Они имеют как преимущества, так и недостатки. Если вы рассматриваете поднятие своего сервера для заработка на мастерноде, то это не самый лучший вариант инвестирования монет. Конечно, можно найти такой альткоин, прибыльность мастернод которого позволит вам быстро отбить вложенные средства. Но, это значит, что очень скоро об этой криптовалюте узнают и другие «инвесторы» и развернут свои сервера для установки мастернод. По сути, это тот же майнинг, но сумма вознаграждения, при котором, падает заметно быстрее.

altstake.io

Криптовалюта, блокчейн и преступность / Журнал «Гражданин-Созидатель»

Интернет забит аналитическими материалами о криптовалюте и блокчейн – технологии. Им посвящены бесконечно организуемые конференции, форумы и круглые столы. С ними обычно связывают будущее цифровой экономики и цифрового общества в целом.

Напомним, что блокчейн-технологии базируются на децентрализованных или Р2Р сетях с открытым исходным кодом, которые используют криптографические средства проверки транзакций и обеспечения работы сети, не полагаясь на стороннюю компанию. Криптоактивы функционируют как форма цифровых средств, позволяющих осуществлять прямые платежи и иные транзакции силами самих участников сети между собой. Они предоставляют вычислительные мощности своих компьютеров и получают за это вознаграждение в виде так называемых токенов.

Блокчейн – это фрагмент кода или законченное цифровое сообщение, при помощи которого передаются различного рода транзакции, либо которое само по себе признается участниками сети в качестве платежного средства. В настоящее время технология блокчейн наиболее широко используется в инвестиционной сфере. Блокчейн-технология имеет также громадные перспективы за пределами инвестиционно-финансовой сферы, для хранения распределенных ресурсов различного рода, проведения референдумов и голосований, повышения надежности логистических сетей и т. п. В 2018 г. по оценкам исследовательской группы Всемирного экономического форума в Давосе наиболее быстро развиваются не привычные – открытые – блокчейн сети, типа эфириума, биткойна и т.п., за закрытые корпоративные и государственные блокчейн-сети, базирующиеся на своих уникальных протоколах. Эти сети не проводят ICO, их токены невозможно купить на криптообменных биржах, их платежные средства не котируются в криптообменниках.

По состоянию на начало июля 2018 г. общая капитализация криптовалютного рынка составила примерно 280 млрд долларов, что на порядки больше, чем в мае 2017 г. На рынке крипторесурсов продолжает доминировать биткойн, на долю которого приходится примерно две пятых от общей капитализации рынка криптовалют. При этом его доля снижается. В начале 2017 г. на биткойн приходилось почти четыре пятых.

Любая инновация, а тем более высокая технология, используется как в законных, так и в криминальных целях. Мало кто знает, что, например, автомобиль в США впервые был использован сначала преступниками, чтобы гарантированно оторваться от погони, а уж затем поступил в распоряжение правоохранителей. Блокчейн-технологии, как технологический пакет, включающий математические, программные, юридические, финансово-экономические и социальные инновации, также используются с одной стороны бизнесом, государствами, гражданским обществом, а с другой – преступниками и террористами.

О противоречивых оценках криптовалюты и блокчейна свидетельствует следующий любопытный факт. В мае т.г. одной группой экспертов Европарламента был подготовлен весьма тревожный доклад об использовании преступниками и террористами криптовалюты и технологии блокчейн. А уже в июле т.г. другой экспертной группой для того же Европарламента выпущен доклад , в котором содержится вывод о том, что криптовалюту следует признать полноценным финансовым инструментом, а технология блокчейн делает криптовалютные транзакции относительно безопасными, прозрачными и быстрыми.

Если криптовалюты и блокчейн – это «наше все в чудном новом цифровом мире», то почему тогда все чаще такие организации как Интерпол, Европол, FATF (международная группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) бьют тревогу по поводу криминальных явлений вокруг криптовалюты и блокчейна? А Управление по наркотикам и преступности ООН вопрос об использовании преступниками криптовалюты и технологии блокчейн поставило в число первоочередных на рассмотрение очередного - 14 Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, который состоится в 2020 году в Киото (Япония)? И почему 3 июля т.г. пять стран – Австралия, Канада, Нидерланды, Великобритания и США объявили о создании Международного альянса J5 по борьбе с серьезными международными преступлениями, отмыванием денег и киберпреступностью посредством использования криптовалют?

Первое, на что следует обратить внимание: основной оборот криптоактивов сегодня связан не с их использованием в качестве платежных средств, либо ключей доступа к приложениям и сервисам, а в спекулятивных целях.Великие инвесторы, например, Уоррен Баффет и Джон Богл, четко различают на финансовых рынках инвесторов и спекулянтов. Инвесторы вкладывают деньги на долгосрочную перспективу, стремятся так или иначе способствовать улучшению управления компании, чьи акции они приобрели, повышению ее экономических показателей. Спекулянтов же интересует только прибыль, полученная за счет разницы цен покупки и продажи, раньше на интервале дней и часов, а с появлением торговых роботов – минут и секунд.

По сути, еще не реализовав свою заявленную функцию, токены становятся предметом спекуляции. Более того, есть основания полагать, что значительная часть токенов, вплоть до своей естественной кончины так и останется предметом операций купли-продажи между криптовалютными спекулянтами и никогда не перейдет в функциональную фазу. Токены так и не станут реально используемыми платежными средствами, ключами, обеспечивающими доступ к действительно работающим и нужным приложениям или электронной формой подтверждения права собственности на любой актив, признанной регуляторами.

Согласно отчету ФБР, опубликованному в апреле 2018 г. примерно 85% токенов, в настоящее время обращающихся на криптовалютных биржах, не подкреплены какими-либо инфраструктурными решениями, пытаются реализовать заведомо ненужные потребителю проекты, либо не обладают достаточным уровнем квалификации команд разработчиков. Причиной такого положения ФБР называет беспрепятственное проведение первичных предложений монет (ICO).

ICO представляют собой способ сбора средств, альтернативный венчурному капиталу. По мнению ФБР, подавляющее число инициаторов ICO уже в момент его проведения знают о нереализуемости проекта. Сотрудники ФБР, а также представители налоговых органов ряда англоговорящих государств провели анализ использования средств, полученных от ICO, руководителями команд блокчейн-проектов. Выяснилось, что значительная часть средств инвесторов тратится либо на личные цели – покупку машин, домов и даже самолетов, либо на рекламные цели, поддерживающие интерес инвесторов и широкой публики к данному токену.

Криптоактивы используются не только в мошеннических целях, но и как способ оплаты, предназначенный для криминальных онлайн и оффлайн рынков. Начиная с 2014 г. IOCTA Европола пытается оценить направления и масштабы использования киберпреступниками криптовалют, как платежных средств. Согласно докладу IOCTA 2017 г., уже сегодня анонимные криптовалюты стали главным инструментом оплаты в сфере электронного вымогательства с использованием кибервирусов. Хакеры требуют биткойны в качестве оплаты при вымогательстве. По данным Европола, только в 2016 г. было зафиксировано полицейскими органами государств ЕС более 50 крупномасштабных вымогательств со стороны киберпреступников. Средний размер требуемого ими выкупа составлял примерно 2 млн долларов. В 2016 году почти 16 % монет были связаны с вредоносными программами, такими как Locky. В 2017 году это были  WannaCry и NotPeya.

Американская компания по кибербезопасности Chainanalysis обнаружила, что в первой половине 2017 г. на американских криптовалютных биржах было безвозвратно украдено 75 млн долларов.

Криптообменные платформы, хотя и называют себя биржами, действуют не только вне правового поля, но и в условиях отсутствия программно-аппаратного аудита их инфраструктуры. Поэтому ежегодно несколько крупных криптовалютных бирж объявляют о своей кончине, забирая десятки миллионов долларов своих пользователей, либо сообщают о крупномасштабных кражах из кошельков, открытых пользователями биржи. В отчёте компании CipherTrace, которая выявляет финансовые преступления на основе анализа криптовалютных транзакций, за первое полугодие 2018 года с криптобирж было украдено криптовалюты в три раза больше, чем за весь 2017 год.

Ещё одной прибыльной формой киберпреступности является криптоджекинг. Преступники скрытно устанавливают на компьютере, гаджете жертвы собственное программное обеспечение и используют сторонние компьютеры, как свои собственные. Главным образом жертвами оказываются не столько частные лица, сколько компании и корпорации. Согласно индексу глобальной оценки угроз Агентства Reuters как минимум 55% компаний Великобритании стали жертвами криптоджекинга. Их компьютерные мощности были задействованы киберпреступниками для проведения криминальных операций. Если несколько упростить реальную ситуацию, то можно сказать, что в то время как проекты falecoin и golem только реализуются, киберпреступники уже создали свой вариант аналогичных блокчейн-технологий и активно используют их в преступных целях. Британский Национальный Центр кибербезопасности и Национальное Агентство по борьбе с преступностью указали, что в 2018-2020 гг. криптоджекинг станет одной из главных форм высокоорганизованной преступности. Первоначально криптоджекинг возник как форма использования сторjнних вычислительных ресурсов для проведения майнинига. Затем майнинг был расширен на другие сферы, в том числе создание распределенных бот-сетей или компьютерных распределенных мощностей для проведения DDoS атак и других кибернападений.

Криптовалюты также являются предпочтительно формой оплаты в dark web и конкретно в сети Tor. Согласно данным Интерпола, в 2010-2016 гг. в сети Tor было реализовано оружия, наркотиков, контрафактных изделий, поддельных паспортов, педофильского контента на сумму более 2 млрд долларов, исключительно в криптовалютах. На ранней стадии исключительным платежным сервисом был биткойн. Начиная с 2014 г. стала расти доля других анонимных платежных средств, в первую очередь Monero и Dash. Практически полностью в криптовалютах существует наиболее быстроразвивающийся криминальный рынок –сервиса «преступление как услуга». Этот рынок работает подобно Amazon или eBay, что позволяет клиентам отслеживать репутацию преступных провайдеров услуг.

Имеются также данные, свидетельствующие, что криптовалюты все чаще используются в схемах отмывания денег организованными преступными группами. По данным Европола, через криптовалюты ежегодно отмывается 3-4 млрд евро или 3-4% незаконных доходов, отмываемых ежегодно через ЕС и Великобританию. Общая сумма отмываемых средств ежегодно составляет в настоящее время примерно 100 млрд долларов, а доля использования криптовалют растет по экспоненте. В прессе сообщалось, что колумбийские и мексиканские наркокартели широко используют анонимные криптовалюты, прежде всего Monero и Dash для отмывания доходов, полученных в Европе от поставок из Колумбии, и США – из Мексики.

На состоявшихся в феврале-марте 2018 г. встречах руководства FATF с руководством Интерпола и Европола была подтверждена полная и безусловная поддержка FATF со стороны Европола и Интерпола работе по анализу и прогнозированию криптоэкономики и криптофинансов. Руководители Европола и Интерпола заверили, что приложат все усилия, чтобы правоохранительные органы всех стран, входящих в эти организации, в качестве приоритетной рабочей задачи занимались анализом криптоэкономики и других финансовых инноваций и пресечениемих использования мошенниками, преступниками, террористами и другими деструктивными субъектами, разрушающими глобальную финансовую и экономическую систему.

Оценка рисков использования террористами и киберкриминалом криптовалют

За исключением операции ФБР по ликвидации онлайн рынка «Шёлковый путь» в сети Tor и еще нескольких незначительных случаев, у правоохранительных органов в мире имеется лишь небольшое количество подтвержденных примеров использования криптовалют для отмывания денег и финансирования терроризма. В этой связи у экспертов, изучающих новые формы преступности, часто возникает вопрос, почему киберпреступники и террористы, активно использующие достижения высоких технологий, применительно к криптовалютам ведут себя робко и мало используют эту технологическую возможность?

В недавнем исследовании взаимосвязи криптовалют и терроризма, проведенного для Европарламента (май 2018 года) называются террористические акторы, которые должны были бы активно использовать криптовалюты, но не делают этого :

- одиночные акторы, которые не имеют официальных связей с центральными преступными или террористическими группировками, но действуют в соответствии с их призывами. Многие одиночные акторы, особенно в Европе и Северной Америке обладают высоким уровнем компетенций в области информационных технологий, и активно используют их для кибернападений;

- небольшие группы и состоящие из них сети, которые связаны с преступными ядрами и центрами террористических группировок лишь посредством онлайн связей;

- организация командования и управления без единого центра. Например, Аль-Каида – группа, контролирующая определенные территории, такие как Боко Харам, Аль-Шааб и т.п. Все эти организации сосредотачивают свою активность в финансовой сфере на следующих операциях:

- сбор средств различными путями, включая криминальный краудфандинг, сбор пожертвований или изъятие средств легальных бизнесов на добровольной, либо принудительной основе;

- перемещение средств, в основном путем перевода финансовых ресурсов через международную банковскую структуру или официальные и неофициальные системы перевода наличных средств;

- хранение средств. Например, путем создания резервов наличных денег или размещения безналичных финансовых ресурсов в наиболее защищенных офшорных зонах, типа Лихтенштейна, Арубы и Сингапура.

Согласно данным Европола, из 76 случаев террористических и преступных операций, связанных с использованием оружия в 2015-2017 гг., в 72 фигурировало использование наличных денег, а в оставшихся 4 – перевод на безналичные фиатные счета. Ни в одном из случаев не были использованы криптовалюты.

В Соединенных Штатах на сегодняшний день установлен только один случай использования криптовалют для поддержки терроризма. В июне 2015 г. молодой человек из Виржинии Али Шукри Амин был осужден в США за предоставление материальной поддержки ИГИЛ. Получив информацию из Твиттера о закрытом портале в Tor, он перевел несколько биткойнов на указанный на портале счет ИГИЛ.

Что касается финансировании текущих операций крупных террористических групп, например, таких как Аль-Каида и ИГИЛ, а также организованных преступных группировок, в 2017 – начале 2018 г. не было установлено ни одного случая использования для этой цели криптовалют. Причина этого вполне очевидна. С одной стороны подобного рода группировки, как правило, получают деньги от взимания своего рода незаконного налога с бизнесов на контролируемых территориях или возглавляемых людьми, симпатизирующими этим организациям. Все это происходит в наличных деньгах. С другой стороны эти сети давно установили связи с легальными банковскими институтами, через которые и проводят текущие операции. Более того, эксперты полагают, что финансовые институты знают о преступном происхождении средств, и тем не менее, открывают счета таким акторам.

По мнению экспертов Европарламента, главная причина незначительного использования террористами и организованной преступностью криптовалют заключена в нескольких обстоятельствах.

Во-первых, террористы и преступники с подозрением относятся к криптовалютам, поскольку считают биткойн созданием американского разведывательного сообщества, в состав которого входит ФБР. Они подозревают, что одной из целей создания криптовалют является перемещение преступных и террористических транзакций в эту сферу с установлением, в конечном счете, отправителей и получателей денежных средств.

Во-вторых, террористические сети возглавляются людьми, чей средний возраст попадает в основном в промежуток от 35 до 50 лет. Эти люди не понимают сути криптовалют, и соответственно испытывают к ним недоверие, а потому отрицательно реагируют на предложения более молодых членов террористических и преступных организаций использовать криптовалюты.

Наконец, в-третьих, ОПГ и террористы видят особо пристальный интерес международных и национальных финансовых организаций и правоохранительных структур к сфере криптовалют.

Соответственно они не хотят оказаться в поле зрения их интересов.

В то же время эксперты Европарламента полагают, что буквально в ближайшие год-два положение изменится. Террористические сети и международные преступные группировки имеют распределенный характер и действуют не только в разных странах, но и на разных континентах.

Одним из главных направлений блокчейн-технологий является резкое удешевление при сохранении высокого уровня надежности межгосударственных финансовых транзакций. Для террористических и преступных организаций, также как и для законного бизнеса, является весьма ощутимой разница между 5-7% и 1,5-2%, которые берут за перевод соответственно банки и традиционные процессинговые компании – с одной стороны, и платежные системы, базирующиеся на Ripple и Stellar – с другой. В первую очередь использование террористами и организованной преступностью криптовалют будет происходить по линии платежных систем, базирующихся на блокчейне.

Кроме того, из-за слабой подготовленности правоохранительных органов к работе в сфере криптовалют международная общественность,возможно, не знает о том, что организованная преступность и террористы уже активно вовлечены в сферу криптовалют, но не как пользователи технологии блокчейна, а как хозяева групп, которые в 2016-2018 гг. провели ICO. Согласно оценке Банка Международных Расчетов, примерно 90% ICO носят либо мошеннический, либо дилетантский характер. При этом, только в 2017 году за счет ICO было извлечено 8 млрд долларов. Поскольку ICO никак не регулируются, то команды, проводившие ICO, не несут никакой ответственности перед лицами, вложившими деньги.

Всего в 2017-2018 гг. была сделана попытка реализовать почти 960 проектов ICO. 194 проекта не справились и закрылись либо на стадии предпродажи токенов, либо сразу после проведения неудачного ICO. 282 проекта перестали обновлять свои сайты, публиковать новости в блогах, не отвечают на контакты. Таким образом, половина проектов ICO приказала долго жить. По нашим данным, включающим и первый квартал текущего года сумма прямых потерь инвесторов составила 140-150 млн долларов. Кроме указанных проектов, по нашим данным, еще 131 проект имеют незначительное число подписчиков в социальных сетях и коммуникаторах, общаются с сообществами от случая к случаю и не обновляют блоги. С чрезвычайно высокой степенью вероятности можно говорить, что эти проекты также уверенно двигаются по пути к катастрофе. Таким образом, почти две трети, а точнее около 63% блокчейн-проектов, осуществивших ICO, либо уже мертвы, либо отправятся в ближайшее время на цифровое кладбище. Политические экстремисты гораздо чаще, чем террористы, используют высокие технологии. По данным ФБР, на конец 2016 г. ультраправые американские экстремисты активно использовали биткойны и анонимные криптовалюты для сбора средств. В последнем докладе Европола о ситуации с терроризмом, выпущенном в 2017 г., отмечается, что правые политические нерелигиозные экстремисты собирают пожертвования на закрытых сайтах в биткойнах и Dash.

По мнению экспертов Европарламента наиболее вероятным направлением использования террористическими акторами блокчейн-решений будут уже во второй половине 2018 года основанные на блокчейне платежные сервисы. Террористов и организованных преступников помимо дешевизны к подобного рода сервисам влечёт отсутствие регулятора. Не только банковские и карточные платежные сервисы предусматривают контроль со стороны центральных банков, либо министерств финансов, но и такие платежные электронные сервисы, как PayPal. Блокчейн – платежные сервисы реализуются в протоколах Р2Р и не позволяют правоохранительным органам или органам банковского контроля отслеживать, а тем более блокировать подобного рода транзакции.

Наибольшую опасность в этом плане представляют беженцы из районов Ближнего и Среднего Востока – от Сирии до Афганистана.

Согласно исследованиям Корнельского и Бристольского университетов, эмигрантам с Ближнего Востока в среднем необходимо два-три года для полной адаптации в местах нового проживания, обретения навыков использования в полном масштабе даров информационно-коммуникационных технологий. Поскольку поток мигрантов в Европу начался в 2011 г., а массовые масштабы принял с 2014 г., то в 2018 г. можно ожидать, что значительная часть платежей легальных и нелегальных мигрантов из Европы в страны Ближнего Востока будет так или иначе контролироваться террористическими сетями и албанскими и другими ОПГ с господствующим мусульманским вероисповеданием в странах ЕС.

Что касается высокотехнологичного бизнеса, то здесь ситуация иная. Например, ФБР стало известно, что мексиканский наркокартель Зетас, основное ядро которого составляют бывшие военные и полицейские, в настоящее время контролирует сеть из нескольких десятков банкоматов, где можно обменять биткойны и другие криптовалюты на мексиканские песо. Известно, что колумбийские наркоторговцы в 2017 г. зондировали вопрос о приобретении базирующейся в Польше криптовалютной биржи. Благодаря усилиям польской полиции и Европола эта попытка была пресечена.

Гораздо большую озабоченность вызывает феномен блокчейн-преступности. Сегодня с полным основанием можно говорить о том, что наряду с киберпреступностью появилась блокчейн-преступность. Блокчейн-преступность строго говоря не является частью киберпреступности.

Объясняется это тем, что блокчейн – это не только программное решение, относящееся к киберсреде, но и одновременно финансовая, организационная, бухгалтерская и даже правовая инновация. Кроме того, в отличие от киберрешений, блокчейн фантастически привлекателен для поколения 20-30-летних как способ быстрого делания денег.

Для того чтобы дать представление о масштабах и темпах роста блокчейн-преступности, приведем некоторые цифры. В феврале 2018 г. журнал Forbs опубликовал данные анализа ICO-проектов.

Согласно данным анализа 960 наиболее крупных ICO, почти половина изначально носила мошеннический характер, либо организаторы проектов не обладали достаточными компетенциями для их практической реализации. Согласно данным Европейского центра анализа киберпреступности ЕС, проекты, которые изначально носили характер мошеннических преступлений или же непредумышленной халатности и безответственности привели в 2017-2018 гг. к потерям инвесторов в размере 1,4 млрд долларов. По данным Британской банковской ассоциации за 2012-2017 гг. инвесторы из-за краж платежных кошельков или взломов криптобирж потеряли средства, приближающиеся к 2,5 млрд долларов. В том же исследовании Британской банковской ассоциации указывается, что в 2015-2017 гг. объем преступлений, связанных с блокчейн-проектами, рост темпами 370% в год. Приведенные данные показывают, что, по крайней мере, сегодня и на ближайшую перспективу главная проблема это - не использование террористами блокчейн-технологий, а использование блокчейн-технологий высокотехнологичными преступниками. Криптоэкономика, подобно любому экономическому сектору, создала возможности для появления внутренней преступности, которая действует в самом секторе, глубоко зная его писаные и неписаные традиции, и разбираясь в хитросплетениях инноваций на порядок лучше правоохранителей.

В значительной степени сегодня для преступников и террористов возможность воспользоваться преимуществами децентрализации зависит от готовности блокчейн-предприятий, прежде всего, криптообменных бирж, принять на себя требования, предъявляемые к финансовым институтам в той или иной юрисдикции. Наибольший оборот криптообменов осуществляется на биржах США, Гонконга и Японии. Практически все эти биржи приняли на себя обязательства реализовывать правило «знай своего клиента» и предоставляют по требованию правоохранительным органам данные о транзакциях.

В то же время вызывают опасение планы создания криптообменных бирж в регионах, где не соблюдается международное законодательство и плохо реализуются меры по борьбе с оффшорами.

В первую очередь это относится к Центральной Америке и некоторым Латиноамериканским странам. Приведенные выше случаи, а также статистические данные свидетельствуют о небольших пока масштабах и спорадическом использовании криптовалют террористами, политическими экстремистами и низкотехнологичными организованными преступниками.

В настоящее время основные риски развития преступности лежат не вовне, а внутри блокчейн-экономики. Сама по себе блокчейн-экономика достаточно криминализирована. Террористические акторы, стремящиеся работать в онлайн средах, требующих комбинации анонимности и децентрализации, пока предпочитают пользоваться допотопной Хавалой и другими подобными схемами, а не технически сложными, требующими квалификации,блокчейн-решениями. Однако это положение неизбежно в ближайшее время изменится.

Что делать?

В июне 2015 г., FATF опубликовал подробные рекомендации по борьбе с отмыванием денег и рисками, связанными с использованием криптовалют. К настоящему времени эти рекомендации, особенно в части криптовалют, по мнению многих экспертов уже несколько устарели. Поэтому FATF в этом году готовится выпустить новые стандарты противодействия легализации преступных доходов и финансирования терроризма с помощью криптовалютных операций.

В разных странах наблюдается разнобой в регулировании. Едва ли не самая противоречивая политика в отношении блокчейна и криптовалют реализуется в России. С одной стороны, российские правоохранительные органы и Министерство финансов требовали принятия законодательства, предусматривающего полный запрет частных блокчейн-сетей и проектов, а также установления табу на использование биткойна как «суррогата денег». В период с 2014 по 2017 гг. Центральный банк РФ постоянно предупреждал физических и юридических лиц о проблемах, с которыми они могут столкнуться не только со стороны блокчейн-мошенников, но и правоохранительных органов из-за анонимного характера криптовалют и высокой вероятности невольного вовлечения в незаконную деятельность, прежде всего связанную с отмыванием денег. Руководители финансовых и правоохранительных органов в период с 2014 по первую половину 2017 гг. выступали за введение уголовного наказания за использование анонимных криптовалют, а также участия в ICO за пределами России без выплаты налогов.

С другой стороны, Президент России В.Путин стал единственным лидером стран G20, который имел встречу с Виталиком Бутериным и представителями фонда «Эфириум». После встречи позиция ЦБ, Минфина и правоохранительных органов заметно изменилась. Она состоит в том, что токены рассматриваются не как денежные суррогаты, а как инвестиционные активы или инвестиционные товары, которые могут приобретаться, храниться, покупаться и продаваться российскими гражданами.

В настоящее время в Госдуме рассматривается три законопроекта- о цифровых финансовых активах (криптовалютах), о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ (краудфандинг). Первый законопроект дает определение цифровых финансовых активов, относя к ним криптовалюту и токен, и законодательно закрепляет новый вид договора, заключаемого в электронной форме – смарт – контракт, исполнениеобязательств по которому осуществляется с использованием цифровых финансовых технологий. Второй законопроект регулирует отношения по привлечению инвестиций юрлицами или индивидуальными предпринимателями посредством инвестплатформ и определяет правовые основы деятельности операторов таких платформ. Третий – вводит в гражданское законодательство понятие «цифровое право» и «цифровые деньги» ( в обиходе – криптовалюта). Согласно законопроектам российским гражданам будет разрешено участвовать в криптоэкономике, а российским предпринимателям дадут возможность заниматься блокчейн-проектами в России и за рубежом. В целом нынешнее отношение России к криптовалютам можно считать инновационным и лояльным, даже более  лояльным, чем в США.   По состоянию на первое полугодие 2018 г. ЕС имеет наиболее развитое и непротиворечивое законодательство по блокчейн-экономике. Главная направленность этого законодательства – блокировка возможностей для высокотехнологичных преступников развернуть в Европе блокчейн-преступность или использовать криптовалюты в операциях киберпреступников или террористов.

ЕС и Европол поддерживают и более того, считают необходимым, создание в ближайшее время общеевропейских и национальных частно-государственных партнёрств содействия блокчейн-экономике. Одной из главных функций этих партнёрств должно стать очищение отрасли от криминала, связей с терроризмом и недопущение превращения криптоэкономики в базу блокчейн-преступности. Имеется в виду, что такой подход позволит сочетать имеющиеся у правоохранительных органов информационные, расследовательские и силовые возможности с программно-аппаратной базой и финансовыми ресурсами, которыми располагает блокчейн-отрасль.

Также Европол и ряд комиссий ЕС полагают необходимым ввести в официальный оборот тщательно отредактированный термин «блокчейн-криминал», выделив его из киберпреступности. Блокчейн-криминал имеет собственные отличительные черты, сферу деятельности – блокчейн-экономику - и специфические формы реализации – мошеннические ICO, манипуляции рынками токенов, кражу клиентских средств и т.п.

По мнению Европола, определение, а тем более борьба с блокчейн-преступностью, не должны быть делом исключительно правоохранительных и судебных органов и структур ЕС. К этой работе изначально должны быть привлечены как равные партнёры представители блокчейн-бизнеса, университеты и исследовательские центры, анализирующие криптоэкономику и подготавливающих новые решения в области одноранговых транзакций, криптографии, юридических решений, связанных со смарт-контрактами и т.п.

Анализ практики развития криптоотрасли предполагает, что законодатели и правоохранители должны перестать видеть в криптоиндустрии неизбежное зло, с которым надо бороться всеми возможными методами, непрерывно ужесточая законодательство и практику правоприменения. Сегодня, а тем более завтра,  главной задачей становится вычленение внутри криптоиндустрии технологий, сегментов и практик, которые использует уже сформировавшаяся блокчейн-преступность, и в которых заинтересована киберпреступность, традиционные ОПГ, коррумпированное чиновничество, отмывающее деньги и террористы всех мастей. Отрасль уже накопила эмпирические данные, позволяющие правоохранительным и законодательным органам вести целевую адресную работу по сокращению, а в идеале по пресечению блокчейн-технологий и организационных решений, порождающих криптопреступность, и необходимых для террористов и организованной преступности.

Криптоотрасль развивается на основе комплекса сложных технологий, которые должны регулироваться принципиально новыми правоохранительными нормами и процедурами. К сожалению, приходится констатировать, что на сегодняшний день незаконные субъекты, прежде всего криптопреступники адаптируются, и более того, в каком-то смысле развивают блокчейн-технологии существенно быстрее, чем правоохранительные и законодательные органы вникают и понимают эти технологии, а соответственно принимают решения.

Поэтому сегодня крайне важно, в том числе и для России, чтобы государство обеспечило эффективную работу по повышению уровня компетенций сотрудников правоохранительных органов в области блокчейн-экономики.

Необходимо разработать учебные программы и практические базовые технические курсы для всех правоохранителей, занятых борьбой с блокчейн-преступностью. Следует поддержать предложения Европола сформировать в полиции государств Европы специализированные группы или межведомственные команды по борьбе с блокчейн-преступностью, укомплектовав их специалистами, обладающими профессиональными знаниями блокчейн-технологий.

Целесообразно на международном и национальном уровне создать постоянно пополняемые базы данных, касающиеся всех аспектов блокчейн-криминала как в плане используемых технологий, так ив контексте субъектов преступности, включая ОПГ и отдельных криптопреступников.

Наряду с учётной и информационно-аналитической компонентами повышения уровня готовности правоохранителей противодействию блокчейн-преступлениям и использованием криптоотрасли террористами, большое значение имеет разведывательная работа. Благодаря специфике блокчейн-отрасли у правоохранителей есть все необходимые предпосылки для качественного улучшения разведывательной работы и повышения уровня осведомленности.

В блокчейн-отрасли, как ни в одной сфере высоких технологий, популярны локальные и глобальные, закрытые и открытые встречи, симпозиумы, конференции, хакатоны по различным аспектам криптоиндустрии и блокчейн-экономики. Кроме того, существует множество медиа и распределенных социальных площадок для обмена мнениями по вопросам криптоэкономики и блокчейн-инвестирования. До настоящего времени правоохранительные органы явно недостаточно используют возможность работы в открытой среде. Без изменения положения создать обширную, постоянно пополняемую и детальную базу данных по блокчейн-криминалу и сращиванию блокчейн-индустрии в лице отдельных ее представителей и команд с ОПГ и криминалом не представляется возможным. Поэтому наряду со сквозным обучением, созданием информационным банков, оперативно – розыскная деятельность должна стать третьим основным направлением работы в ближайшее время.

www.grso.ru

Признание криптовалют и технологии блокчейн

развитие криптовалютЗа последние несколько лет криптовалюты и технология блокчейн, на которой они основаны, дошли до той точки на пути своего развития, когда они уже становятся серьезной угрозой для банков и других централизованных систем - операторов платежей, страховых компаний, юридических фирм и даже правительств.

Вряд ли можно обвинять руководителей банков в том, что все эти годы они игнорировали новую технологию. Учитывая то огромное количество денег, которое ежедневно проходит через их руки, им просто некогда было думать о том, что однажды придется столкнуться с серьезным конкурентом в лице еще не окрепших цифровых валют, использующих причудливую технологию распределенного реестра.

Но, к несчастью для банков и прочих централизованных систем, криптовалюты пришли в нашу жизнь всерьез и надолго. И пока те, кто заметил Bitcoin и блокчейн на раннем этапе, зарабатывают миллионы долларов, опоздавшие рассуждают о недостатках криптовалют и о том, какие угрозы технология блокчейн несет для их систем. Но даже они не могут не заметить очевидных преимуществ новой технологии.

Наверное наибольшая угроза, которую цифровые валюты представляют для правительств и традиционных финансовых систем, заключается в подрыве их авторитета и разрушении веками формировавшихся методов управления и принудительного исполнения. Ценность фиатных денег обеспечивается, главным образом, за счет поддержки государства. Она зависит от таких факторов, как цена и доступность средств, которые определяются центральными банками. С другой стороны, криптовалюты, использующие неуязвимую (как предполагается) технологию блокчейн, грозят сделать традиционные банковские процессы совершенно ненужными.

Учитывая вышесказанное можно сделать вывод, что нельзя игнорировать криптовалюты и всевозможные последствия их внедрения в нашу жизнь. Правительствам и другим организациям следует изыскивать возможности для признания криптовалют и технологии блокчейн. От этого выиграют как мировая экономика, так и человечество в целом. И вот почему.

Большинство правительств не обращает внимания на криптовалюты

Многие страны до сих пор не приемлют идею использования хотя бы некоторых элементов технологии блокчейн. Очевидно, что они не заинтересованы и в поддержке криптовалют. В то же время, Китай, Россия и Нидерланды занимают более активную позицию.

Так, Центральный банк Китая проводит тестирование своего прототипа криптовалюты. И хотя результаты этих усилий пока не оглашаются, Китай может стать первой в мире страной, в которой будет полноценная, разрешенная правительством криптовалюта. Учитывая, насколько активно Китай работает в этом направлении, такой прогноз выглядит вполне реалистично.

В свою очередь, Нидерланды создали собственную, предназначенную для внутреннего обращения криптовалюту, чтобы критически изучить данную технологию и понять, как она может работать в реальном мире. Россия тоже запустила пилотный блокчейн-проект на базе Ethereum. По тому же пути пошли ряд европейских стран и Япония, но они делают упор на изучение потенциальных возможностей технологии блокчейн как средства для улучшения инфраструктуры внутреннего рынка.

Мы пока не знаем, как правительства будут использовать возможности блокчейн, и как они изменят свои правила в связи с рисками, связанными с криптовалютами. Пока ясно одно: если они будут продолжать игнорировать эту передовую технологию вместо того, чтобы имплементировать тщательно продуманные правила ее использования, то они утратят контроль над мировой денежной массой.

Действующие правила неспособны сдержать развитие криптовалют

правила регламентирующие использование криптовалютЦентральные банки продолжают сомневаться в стабильности цифровых денег, их ценности, конфиденциальности, невосприимчивости к кибератакам и мошенничеству. В марте текущего года Джером Пауэлл, управляющий Федерального резерва США, озвучил эту обеспокоенность и призвал тщательно изучить данные аспекты.

Но развитие криптовалют не останавливается. Суммарная капитализация цифровых денег перевалила за 200 миллиардов долларов США. Bitcoin, ведущая криптовалюта, стремительно растет в цене. Такое развитие подкрепляется невиданным ростом инвестиций, которые удается привлекать в ходе ICO.

Нет никаких сомнений в том, что в какой-то момент правительства окажутся просто вынужденными разработать правила, регламентирующие использование криптовалют и технологии блокчейн.

Блокчейн способствует развитию малого бизнеса

Хотя криптовалюты и технология блокчейн пока находятся на начальном этапе своего развития, они могут стать самым значимым технологическим прорывом со времен появления интернета. Это хорошо для малого и среднего бизнеса, которые страдают от жесткой конкуренции со стороны крупных корпораций.

Положительный эффект технологии блокчейн заключается в том, что она способствует созданию более справедливых рыночных условий для всех игроков. В частности, это относится к Ethereum. Этот блокчейн позволяет создавать т. н. умные контракты, которые составляются и заключаются децентрализованными, независимыми группами владельцев мелкого бизнеса. Технология блокчейн позволяет устранить из данного процесса таких посредников, как суды, юристов, страховых агентов и т. п. Это значительно сокращает операционные затраты и упрощает бизнес-процессы.

Хотя некоторым это может показаться нереальным, у мелких предприятий уже сегодня есть возможность с пользой для себя применять данную технологию.

Например, стартап Opporty предлагает сервисную площадку, построенную на технологии блокчейн и позволяющую реализовывать умные контракты, а также первый в мире децентрализованный сервис эскроу. Благодаря использованию блокчейна Ethereum и собственного токена OPP, данный стартап позволяет фирмам, поставщикам услуг и обычным пользователям воспользоваться преимуществами справедливой и равноправной рыночной среды, в которой независимые группы экспертов устанавливают и унифицируют правила ведения бизнеса, составляют умные контракты и защищают все стороны с помощью децентрализованной процедуры эскроу.

Криптовалюты и технология блокчейн могут оказать огромное влияние на глобальную экономику. Примером может служить тот путь, который прошла Япония - третья по величине экономика мира - после феерического финансового краха биржи Mt. Gox в 2014 году. Сейчас в Японии Bitcoin признан в качестве законного средства платежа. Крупнейшие банки этой страны торгуют на Bitcoin-биржах и покупают акции мелких Bitcoin-компаний, а розничные торговцы все более благосклонно относятся к этой валюте.

Будьте в курсе всех важных событий United Traders — подписывайтесь на наш телеграм-канал

utmagazine.ru


Смотрите также