Криптовалюта как объект гражданских прав. Криптовалюта законно или нет


Криптовалюта стала имуществом: и что теперь

Еще осенью прошлого года Владимир Путин поручил правительству и Центробанку подготовить законопроект, который бы регламентировал отношения вокруг цифровых финансовых активов. А на первом пленарном заседании Госдумы в 2018 году ее спикер Вячеслав Володин подтвердил приоритетность этой задачи для своих коллег.

Разные подходы

В РФ изначально существовали два основных подхода к решению этого вопроса, считает юрист ЮФ VEGAS LEX Кирилл Никитин: «Назовем их условно «разрешительный» и «запретительный». К сторонникам первой группы эксперт относит Центральный банк. Еще в мае 2017 года ЦБ предложил идентифицировать криптовалюты как цифровой товар, который нужно обложить налогом. Осенью того же года Минфин России разъяснил, что с дохода от операций с биткоинами надо платить НДФЛ, добавляет старший партнер  “Интеллект-С” Роман Речкин. Но уже в начале этого года другой орган исполнительной власти – Роструд – прямо указал, что криптовалюты можно не указывать при декларировании чиновниками своих доходов.

В то же время позиция "силового" блока госорганов вполне однозначная и неизменная, констатирует Никитин. По его мнению, правоохранительные ведомства хотят установить тотальный запрет на операции с криптовалютой и ввести ответственность даже за ее майнинг. В подтверждение своих слов юрист приводит факт возбуждения уголовного дела против трех граждан Костромы, которые занимались обменом биткоинов. Задержанным инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 172 УК («Незаконная банковская деятельность, совершенная организованной группой в особо крупном размере»).

Предложения министерств

Первый конкретный проект регулирования криптовалют представил именно Минфин. Документ формулирует понятия, связанные с криптовалютой, а также регламентирует отношения на всех этапах манипуляций с ней. В ведомстве планируют, что новеллы вступят в силу уже осенью этого года. 

Как Минфин предлагает регулировать криптовалюту*

Закон вводит понятие «цифровой финансовый актив», к которому относятся криптовалюта и токены. Но они не будут считаться законными средствами платежа в РФ. Авторы документа рассматривают криптовалюту как электронную вещь. К примеру, как амуниция персонажа в компьютерной онлайн-игре. То есть эти активы можно обменивать и покупать, но нельзя ими расплачиваться. 

В России должны появиться операторы обмена цифровых финансовых активов (далее – оператор). Речь идет об организациях, которые будут обменивать криптовалюту между собой, на рубли или иностранную валюту. Такие услуги смогут оказывать только профессиональные участники рынка ценных бумаг или организации, у которых есть лицензия биржи или торговой системы.

Информация о количестве криптовалюты будет храниться в цифровом кошельке, который открывается оператором после прохождения всех процедур идентификации владельца. Подобное правило идентично процедуре открытия электронного кошелька в любой платежной системе.

Майнинг рассматривается как предпринимательская деятельность, которой могут заниматься только ИП и юрлица, а результаты майнинга будут облагаться налогом. Но как определять налоговую базу в таких отношениях, пока неизвестно.

Документ ограничивает приобретение токенов в рамках одного выпуска суммой в 50 000 руб. для неквалифицированных инвесторов. Если вы хотите приобрести больше токенов, то вам придется обратиться к квалифицированным инвесторам.

Сама процедура выпуска токенов (ICO) описана почти как полноценный публичный выпуск акций. Тот, кто хочет провести ее, должен будет составить оферту на покупку токенов, инвестиционный меморандум и правила ведения реестра цифровых транзакций (именно в нем закрепляется право собственности на имущество).

*Криптовалюта – это новый цифровой актив, который выпускают («майнят») компьютеры по всему миру. За такой валютой не стоит государство, но люди верят в ее покупательную способность, поэтому ее курс растет.

Блокчейн – это база данных, которая хранит информацию о сделках в виде «одна сделка связана с другой». Надежность базы обеспечивается тем, что сведения нельзя подделать и они записываются одновременно сотнями тысяч компьютеров по всему миру.

Токен («монета») – это нечто вроде «акции»: актив, который инвестор получает в обмен на вложения в какой-либо проект. ICO – это предложение инвестировать в проект. Если он станет успешным и популярным, токены вырастут в цене.

Смарт-контракт – договор в виде программы с автоматическим исполнением. Например, если оплата за партию производится после доставки в порт, то датчики на коробках с товарами могут передать сигнал о прибытии в пункт назначения, и деньги продавцу будут переведены автоматически.

Квалифицированный инвестор – это тот, кто имеет высшее экономическое образование или ценные бумаги на сумму не меньше 6 млн руб., или определенный опыт работы в организации, которая занималась ценными бумагами либо деривативами. Другие варианты требований перечислены в законе о рынке ценных бумаг.

 

Однако Банк России инициативу коллег из Минфина воспринял скептически. Регулятор считает, что обменивать стоит только криптовалюту российского происхождения. В противном случае это может привести к «легализации сомнительных транзакций». В Минэкономразвития тоже высказались против некоторых положений проекта. По словам представителя МЭР, в документе Минфина "не проведены различия между виртуальной и национальной валютой, электронными деньгами и цифровой валютой". Сами криптовалюты не классифицированы, а их определения "не отражают технологическую и правовую сущность этих явлений".

Параллельно с Минфином свой проект опубликовала и Минкомсвязь. Ведомство предлагает сделать для майнеров (те, кто добывает криптовалюту) квоты и специальные тарифы на электричество. Их обяжут вести бухучет, а после двухлетних или пятилетних налоговых каникул – уплачивать налоги. Речь идет о налоге на прибыль для организаций, ситуация с физлицами пока неясная. Один из вариантов – освободить граждан-майнеров от налогообложения вовсе. Также могут появиться критерии по объемам привлекаемых мощностей и электроэнергии, исходя из которых майнинг признается промышленным.

Обмен криптовалют на обычные деньги предлагается проводить на специальной российской криптобирже. Лимиты для компаний и для граждан будут разными. Ограничивать продажу токенов (актив за инвестиции в разработку будущей криптовалюты) Минкомсвязь не планирует, но сделки с ними разрешены только через биржу. Налогооблагаемую базу планируется рассчитывать в момент продажи криптовалюты.

Как же все-таки классифицировать криптовалюту

Так или иначе, для того чтобы ввести правовое регулирование криптовалюты, надо сначала определиться с ее квалификацией. Иван Хаменушко, старший партнер "Пепеляев Групп", считает, что у криптовалюты преобладают черты, которые присущи деньгам: «Это договорное средство платежа или, другими словами, деньги, не являющиеся законным средством платежа в нашей стране». Но никакой иной «внутренней ценности», за исключением способности быть средством обмена, в том же биткоине нет, подчеркивает эксперт. Речкин уточняет, что по существу криптовалюта является определенным денежным правом требования, которое зафиксировано в специфической форме.

А юрист практики "Интеллектуальная собственность и информационные технологии" санкт-петербургского офиса ЮФ "Борениус" Алексей Грибанов полагает, что криптовалюта относится к новому виду имущества – цифровым объектам, на которые можно распространить режим вещного права. Георгий Пчелинцев, партнер российской практики Dentons в области ИС, ИТ и телекоммуникаций, в свою очередь, утверждает, что для криптовалюты надо выработать специальный правовой режим с учетом её специфики: «Такой режим должен обеспечить баланс между охранительной функцией госорганов и удобством легального оборота криптовалюты для рынка».

Самым перспективным вариантом Хаменушко считает квалификацию обсуждаемого института как иного финансового инструмента. Именно такую редакцию и предлагает Минфин. Подобная трактовка не противоречит наличию платежной функции криптовалюты и одновременно позволяет применять законодательство, регламентирующее операции на финансовом рынке, поясняет эксперт. Вместе с тем реализация подобного предложения невозможна без поправок в существующем законодательстве, подчеркивает юрист.  

pravo.ru

Криптовалюта как объект гражданских прав

07 февраля 2018 года. По данным портала CoinMarketCap, на 08.30 мск стоимость биткоина составляет $7505. Рост за сутки составил 19,44% [1]. За день до этого ведущие новостные порталы в России, не стесняясь в выражениях, писали о «крахе криптовалют» [2] и о том, как «схлапывается биткойн-пузырь» [3].

Настанет ли крах криптовалюты или нет, но в обсуждение криптовалютного вопроса оказались вовлечены все передовые державы, пытаясь «вогнать» в правовые рамки оборот виртуальных денег.

При этом надо сказать, что среди причин падения биткоина эксперты в том числе называют ужесточение регулирования криптовалют со стороны мировых регуляторов. «Разговоры о «закручивании гаек» в отношении криптовалют ведутся в Китае, Южной Корее, Индии, США, России и других странах» [4].

Что же представляет собой криптовалюта с точки зрения российского законодательства и чем регулируется ее оборот?

Под электронными денежными средствами в российском законодательстве понимаются фиатные деньги, т. е. те, которые выражены в государственной денежной единице. Следовательно, частная цифровая валюта не признается электронными денежными средствами в России [5].

Отечественная судебная практика в части виртуальных денег сформирована со ссылкой на ст. ст. 128 ГК РФ (объекты гражданских прав), 140 (деньги (валюта), 141 (валютные ценности), 317 (валюта денежных обязательств). Ни средством платежа, ни деньгами, ни валютными ценностями цифровые титульные знаки не являются, объектами или средствами платежа по сделкам быть не могут.

Виртуальные денежные средства не могут выступать предметом займа в качестве денежных средств, а также в качестве вещей, определенных родовыми признаками, поскольку не являются предметами материального мира и не существуют в физически осязаемой форме [6].

Соответственно виртуальные денежные единицы, титульные знаки как единица исчисления объема имущественных прав не могут быть предметом права, а следовательно – и предметом обязательства, правоотношения из возникновения (нарушения) которого регулируются нормативно-правовыми актами, в том числе и Гражданским кодексом РФ. При таких обстоятельствах права на виртуальные единицы исчисления имущественных прав не подлежат защите в рамках гражданско-правовых отношений [7].

Криптовалюта не имеет предоплаченной природы, не имеет эмитента или иного органа, который осуществлял бы централизованный контроль над ее обращением, ее оборот контролируется сложным алгоритмом и действиями ее пользователей в отсутствие каких-либо посредников или надзирающих органов [8].

В осуществлении платежей в системе Вitcoin участвует только плательщик и получатель. В этих отношениях отсутствуют какие-либо договорные отношения с оператором (эмитентом) электронных денег по причине его отсутствия. Никто не может наложить арест, приостановить операции по счету, отменить платеж, что придает совершаемым сделкам дополнительную безопасность [9].

Однако такая «безопасность» не устраивает ЦБ РФ. Как отмечают некоторые авторы, главная причина беспокойства Банка России заключается в потенциальной конкуренции биткоина фиатной валюте и монополии правительства на печать денег, отсутствии каких-либо форм обеспечения и анонимности операций, что в свою очередь, очень актуально во время борьбы с незаконным отмыванием денег и финансированием терроризма [10].

Обеспокоенность Центробанка РФ впервые официально была выражена 27 января 2014 г. [11]. Виртуальная валюта была названа денежным суррогатом, при этом ЦБ РФ предупредил, что предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену "виртуальных валют" на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Хотя позиция Центробанка РФ не имеет силу закона, однако суды моментально уловили логику ЦБ и согласились с ней [cм. напр. 12, 13].

Как указывают суды, процесс выпуска и обращения биткоинов полностью децентрализован и отсутствует возможность его регулирования, в том числе со стороны государства. Криптовалюты, в том числе и биткоин, являются денежными суррогатами, способствуют росту теневой экономики и могут быть использованы гражданами и юридическими лицами на территории Российской Федерации в противоправных целях.

По мнению правоприменителя, свободное распространение, использование криптовалюты в торговле обуславливает активное использование криптовалюты в торговле наркотиками, оружием, поддельными документами и иной преступной деятельности. Данные факты, а также возможность бесконтрольного трансграничного перевода денежных средств и их последующего обналичивания служат предпосылками высокого риска потенциального вовлечения криптовалюты в схемы, направленные на легализацию (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Выводы судов сводятся к тому, что данная деятельность противоречит Федеральному закону от 07.08.2001 N115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Таким образом, приходится признать, что гражданско-правовое регулирование оборота криптовалюты в России отсутствует. Суды не признают виртуальные деньги в качестве объекта гражданских прав, отказывая в защите прав на них в рамках гражданско-правовых отношений. Иными словами, с гражданско-правовой позиции в России нет и не может быть никакой криптовалюты.

Между тем, 22 сентября 2017 года Банк России [14] по итогу заседания Национального совета по обеспечению финансовой стабильности разместил информацию, в соответствии с которой официальной денежной единицей (валютой) РФ является рубль, выпуск на территории РФ денежных суррогатов не допускается, однако частные криптовалюты существуют вне рамок государства, они являются транснациональными и трансграничными. Участники заседания договорились продолжать совместную работу по анализу возможностей применения технологии блокчейн в той форме, при которой она даст положительный эффект как для экономики страны, так и для населения.

Таким образом, ЦБ РФ фактически признал невозможным далее игнорировать существование криптовалюты, а значит, и необходимость правового регулирования ее оборота.

21 октября 2017 года Президентом РФ утвержден перечень поручений по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере [15]. Правительству РФ совместно с ЦБ РФ поручено обеспечить внесение в законодательство изменений, предусматривающих определение статуса цифровых технологий, применяемых в финансовой сфере, и их понятий, в том числе таких, как "криптовалюта".

Во исполнение указанного приказа Минфином России был подготовлен проект федерального закона «О цифровых финансовых активах», вступление в силу которого запланировано на сентябрь 2018 года.

Вопрос правового регулирования оборота криптовалюты сдвинулся с мертвой точки. Об ожидающих нас перспективах в указанной сфере мы напишем в ближайшее время.

Криптовалюта как объект гражданских прав. Видео:

Источники литературы.

1. Биткоин перешел к росту после обвала, АО «Газета.Ру», электронная версия, дата обращения 07.01.2018.

2. Обвальное падение котировок на мировых финансовых рынках совпало с крахом криптовалют, СМИ сетевое издание 5-tv.ru, дата обращения 07.01.2018.

3. В глубокий минус. Как схлопывается биткоин-пузырь, Сетевое издание РИА Новости, дата обращения 07.01.2018.

4. Эксперты предположили, какое будущее ждет биткоин, Сетевое издание РИА Новости,

5. Коростелёв М.А. Правовой режим электронных денег в гражданском законодательстве. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. – М., 2015. С. 8.

6. Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 марта 2016 г. по делу N 33-4472/2016.

7. Апелляционное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 08 декабря 2016 г. по делу N 33-4113/2016.

8. Савельев А.И. Электронная коммерция в России и за рубежом: правовое регулирование. М.: Статут. 2014. С. 455.

9. Правовые основы электронной валюты (на примере bitcoin), Управление в современных системах №1(12) 2017, с. 60-68.

10. Малышко М. В. Криптовалюта: биткоин и его правовой статус, Научный альманах, 2016 N 10-1(24).

11. Информация Банка России от 27 января 2014 г. "Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности, Биткойн"

12. Решение Анапского городского суда Краснодарского края от 25 февраля 2016 г. по делу N 2-869/2016

13. Апелляционное определение Санкт-петербургского городского суда от 13 февраля 2017 г. N 33-2537/2017.

14. Информация Банка России от 22 сентября 2017 г. «О заседании Национального совета по обеспечению финансовой стабильности».

15. Перечень поручений по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере (утв. Президентом РФ 21 октября 2017 г. N Пр-2132)

Белослудцев Александр Николаевич, адвокат

Адвокатская контора № 22

Свердловской областной коллегии адвокатов

yaprav.ru

Криптовалюты: юридические аспекты

Являясь хоть виртуальной, но собственностью, имея свой рынок, а также сферы использования в форме бирж и криптообменников цифровые валюты не должны быть вне правового регулирования. Это связано, прежде всего, с рисками их оборота в криминальных целях мошенничества, отмывания средств, в наркоторговле и террористической деятельности. Не смотря на то, что данные преступные схемы никуда не деваются, но с включением их оборота в правое поле того или иного государства появляется возможность вывода криптовалют из так называемой серой зоны.

Все это связано с перспективой упорядочивания их оборота, с появлением отчислений в доход государственного бюджета в форме налогов, с защитой пользователей, а также для устранения споров с правоохранительными структурами по поводу юридической чистоты майнинга.

В создавшейся ситуации запретные меры на создание децентрализованных криптовалют будутт совершенно не оправданы. Так как в юридических нормах многих стран разрешена деятельность виртуальных криптовалюных платформ и ферм, как правило, в форме специальных лицензий, а запрет на той или иной территории, будет лишь способствовать их перемещению на более лояльные правовые юрисдиции.

Криптовалюта – это все-таки валюта или обыкновенный товар, вот в чем вопрос?

Правовая природа цифровых денег довольно запутанный, очень спорный и не простой вопрос. Рассмотрим, как проблема юрисдикции криптовалют решается в различных странах.

Криптоденьги в Америке

Например, в США традиционно правовые аспекты зависят от того или иного штата, где кроме юридических норм существует практика судебных прецедентов. Так, начиная, с 2015 года комиссия по торговле фьючерсами в США определила биткоин в качестве биржевого товара. Это произошло в ходе рассмотрения спора о якобы незаконных сделках одной из криптовалютных платформ, которая осуществляла обменные операции с цифровой валютой.

Однако несколько других судебных прецедентов в США определяют в одних случаях криптовалюту, в качестве денег, а в других — в качестве имущества.

По требованию американского законодательства (в частности Комиссия расследования финансовых злоупотреблений выпустила специальные по этому поводу разъяснения), криптовалютные платформы, являясь, по сути, органами, которые передают деньги, должны подлежать регистрации, а все операции с цифровой валютой, как, кстати, и заработные платы в биткоинах облагаются налогами. Все это связано с комплексом защитных мер по противодействию федерального правительства преступлениям в сфере отмывания денег.

Криптоденьги в Китае

Что касается Китая, то там центробанк определяет биткоин в качестве «виртуального товара», а не как деньги. Из этого определения вытекают правовые последствия в виде регистрации платформ в специальном Телекоммуникационном бюро, а также они подлежат налогообложению. Помимо этого, все трансакции с «виртуальным товаром» запрещены для банковской сферы и разрешены для физлиц.

Следует иметь в виду, что центробанк Китая стоит на позициях полного запрета цифровых валют из-за отмывания незаконных денег и оттока их за рубеж. Хотя это страна обладает наиболее мощным майнингом. По данным аналитиков китайский майнинг — это до четырех пятых от всех мировых его мощностей. Более того, Народный банк Китая пару месяцев назад запретил осуществление ICO.

Таким образом, начиная с сентября 2017 года, как к гражданско-правовому, так и к уголовному преследованию подлежат все китайские и иностранные платформы, которые будут проводить ICO –деятельность, ориентированную на китайских граждан-потребителей.

Криптоденьги в Японии

А вот в Японии цифровые валюты не только полностью легализованы, но и даже признаны в качестве средств осуществления платежей. В этой стране, откуда собственно и появился биткоин, он с самого начала своего хождения признается ценностью, что в биржевой терминологии имеет определение как asset-like values, что означает ценность, которая подобна активам.

Несмотря на то, что платформы и обменники криптовалют в стране подлежат регистрации, а также они обязаны защищать пользователей, с первого июля 2017 года все операции с фиатными деньгами полностью освобождены от налогообложения. Что свидетельствует о том, что японцы рассматривают криптовалюты, как дополнительные инвестиции в экономику страны.

Вывод

Как видно из этого краткого обзора юридических аспектов хождения криптовалют в различных странах, то правое регулирование их оборота осуществляется по-разному. Кроме объектов финансового права, если они определены законодательством той или иной страны, как деньги, криптовалюты также подлежат регулированию сферой гражданско-правовых отношений, если они определены, как товары, вещи или имущество.

Что касается правонаследования и других свойств цифровых валют в качестве объектов гражданских прав в различных странах, то эта тема, как говорится, требует отдельного обстоятельного разговора.

loading...

1ethereum.ru


Смотрите также