Закон и порядок: разбираемся в инициативах от государства. Регулирование криптовалют в россии


Регулирование рынка криптовалют в России

Проекты на базе технологии Blockchain способствуют активному развитию информационных технологий во всем мире. На наших глазах энтузиасты пытаются создать аналоги банковской системы или даже более перспективные, справедливые платформы для денежного обмена между людьми. Появляются децентрализованные платформы с высоким уровнем защиты персональных данных.

Выгода крипто-платформ заключается в анонимности и отсутствии привязки к государству. Если вы, к примеру, из России, то и в США, и на Кипре сможете рассчитаться Биткоинами – это не проблема. Каждая криптовалюта удивляет по-своему и никто не знает, какая из них обойдет Биткоин по популярности, но рано или поздно это все равно произойдет.

Такие страны, как Сальвадор, Индонезия, Вьетнам, Китай и Южная Корея (в некоторых аспектах) ущемляют крипто-индустрию. К примеру, в январе этого года Китай запретил майнинг криптовалют, хотя катастрофического расхода электричества не было и в помине. Вопрос скорее политический – это желание властей держать людей под жестким контролем, не давая возможности зарабатывать самостоятельно. Но сегодня мы поговорим не о Китае, а о России. РФ не запрещает криптовалюты и даже внедряет блокчейн-технологии в государственный аппарат.

Новый законопроект Минфина РФ

Хорошие новости заключается в том, что Минфин России не будет запрещать на территории страны ни майнинг, ни ICO-проекты, ни криптовалюту как таковую. Каждый может хранить деньги в той криптовалюте, которую посчитает наиболее выгодной. Главная цель Минфина – предоставить возможность гражданам самостоятельно защититься от роста цен и снижения стоимости российского рубля.

Novyj zakonoproekt Minfina RF

Минфин особое внимание уделил ICO-проектам. Это высокорисковый инструмент, позволяющий заработать деньги купив монеты компании по максимально низкой цене, например, на пресейле или pre-ICO. В сфере ICO могут быть наложены ограничений. Россиянин не сможет купить монеты какого-либо проекта на сумму свыше 50 000 рублей. Это оправдано, так как есть люди с деньгами, но без экономического образования или финансовой грамотности.

Неквалифицированные инвесторы, не обладающие финансовой грамотностью могут стать жертвами мошенничества, поэтому каждый человек в РФ должен обучиться и лишь тогда вкладывать средства в какой-либо стартап. Большая часть перспективных стартапов открывается за пределами России, поэтому привлечь к ответственности создателей таких проектов невозможно.

Другие новости

25 января депутат Курбанов внес законопроект о национальной системе распределенного майнинга. Он также предполагает создание криптовалютного рубля. Анатолик Аскаков заявил о необходимости создания закона, который бы препятствовал налогообложению майнеров и людей, пользующихся криптовалютами.

 

Обложить налогом криптовалютчиков практически невозможно, разве что кому-то придет в голову самостоятельно заполнить декларацию и стать полурабом. Доходы с рынка криптовалют никто не видит, средства находятся в виртуальных монетах и об их наличии не знает никто кроме держателя токенов.

Правительство РФ может начать охотиться за мелкими майнерами, которые не смогут позволить себе нанять хорошего адвоката. Разумеется, для этого будет использоваться кагорный анализ расхода электричества и интернет-трафика пользователей. Это неприятная новость, но далеко не факт, что такой законопроект будет действительно принят.

Чего ожидать от правительства РФ?

Если сравнить действия Китая с новыми законопроектами России, то закон о контроле и охоте за мелкими майнерами выглядит довольно либерально. Правительство РФ не запрещает копать монеты, а лишь пытается регламентировать процесс добычи и поставить майнеров на учет.

 

Появление законопроекта – это первый этап на пути к легализации криптовалют, но все-таки здесь есть определенные ограничения. Проект пока находится в сыром состоянии, пока что он не дошел даже до первого чтения.

Смешно и печально, но депутаты плохо разбираются в терминологии, делают ошибки, путают майнинг и смарт-контракты, поэтому вполне вероятно, что этот год пройдет отлично, как для крупных, так и для мелких копателей. Законопроект послужит исключительно с целью привлечения инвестиций, но это не совсем правильно, ведь люди также должны зарабатывать, а для этого потребуется добывать криптовалюту, чтобы было что инвестировать в крипто-проекты в будущем.

Заключение

Неизвестно каковы будут санкции, если поймают человека, занимающегося майнингом или криптовалютным трейдингом. Вполне вероятно, что журналисты пытаются высосать очередную желтую утку из пальца и по факту законодательство полностью урегулирует вопрос с криптовалютами. Обратите внимание, их никто не запрещает, а это говорит о многом.

Некоторые криптовалютчики считают, что токены попросту уйдут из России, так как крупным инвесторам не будет выгодно оставаться в государстве, которое пытается ущемить возможность заработать себе на хлеб. Но никто не задает вопрос, а кто и как узнает, что у пользователя на Биткоин-кошельке хранится 100 BTC, а 1 000 BTC. Если он никому не будет рассказывать об этом, никто и не узнает, а значит и налоги платить также не придется.

coinmania.com

Правовое регулирование криптовалюты в 2018

Если 2017 год был годом ICO, то 2018, похоже, суждено стать годом урегулирования криптовалют, пишут Bitcoin Magazine. Процесс уже запущен, поскольку правительства стран по всему миру столкнулись с криптовалютами и пытаются определиться с отношением к ним. Некоторые приветствуют их появление, другие их опасаются. Некоторые страны настроены откровенно враждебно. Вот краткий обзор того, как 15 государств из различных регионов подходят к вопросу о регулировании криптовалют.

США

На момент создания статьи в Соединенных Штатах нет однозначного мнения о том, в каком направлении должна двигаться работа над законодательством о регуляции криптовалют. Единогласно озвучивается лишь тот факт, что нормы регуляции должны быть разработаны в ближайшее время. Комиссия по ценным бумагам и биржам предупредила инвесторов о рисках, связанных с вложениями в криптовалюту, остановила несколько ICO и упомянула о необходимости большего регулирования цифровых валют.

Комиссия по торговле товарными фьючерсами оказалась первым в США регулятором, позволившим публичную торговлю криптовалютами, а затем организовала ряд встреч для того, чтобы обсудить возможность изменения правил для работы с производными криптовалют (одна из встреч была отложена из-за временного приостановления работы федерального правительства).

Министр финансов США Стив Мнучин указал на то, что бумажные деньги предпочтительнее криптовалют. Выступая 12 января 2018 года на встрече Экономического клуба Вашингтона, Мнучин сообщил присутствующим о том, что он и представители других регулирующих органов изучают возможность использования цифровых валют для отмывания средств. Затем министр объявил, что Совет по надзору за финансовой стабильностью создал рабочую группу для изучения рынка криптовалют. Он выразил надежду на совместную работу с G20 над тем, чтобы не допустить превращения биткоина в цифровой эквивалент «счета в швейцарском банке».

Защищая свою позицию на Всемирном экономическом форуме 25 января 2018 года, Мнучин пояснил, что для него первоочередной задачей в отношении криптовалют было «убедиться в том, что они не используются для противоправной деятельности».

26 января 2018 года после посещения Китая, Южной Кореи и Японии тезисы министра финансов США повторила его заместительница Сигал Манделькер. На пресс-конференции в Токио она выразила одобрение политики трех азиатских государств в отношении криптовалют (местные правительства контролируют торговлю на этом рынке), заявив, что США глубоко уверены в необходимости подобной регуляции во всем мире.

Стоит отметить, что у инвесторов не из США могут возникнуть сомнения относительно законодательных норм, введенных на уровне отдельных штатов. Если США будут расценивать криптовалюты именно как денежные средства, то более вероятно, что федеральное правительство и регулирующие органы отменят действие локальных норм. Но если криптовалюты будут рассматриваться как ценные бумаги (Комиссия по ценным бумагам и биржам еще не окончательно прояснила этот момент), то на монеты, а в особенности на ICO, будет распространяться действие так называемых законов «голубого неба» (blue sky laws), различающихся от штата к штату.

Канада

Агентство по защите прав потребителей финансовых услуг Канады не признает криптовалюты «легальным платежным средством», под это понятие подпадают исключительно канадские банкноты и монеты. Регулирование криптовалют в истинно северном государстве вовсе не так сурово, как можно было бы ожидать. По факту в этом списке Канада, видимо, является государством с самыми прозрачными и понятными законами, касающимися индустрии криптовалют (за исключением Швейцарии, которая стремится стать «крипто-нацией»).

После недель слушаний, в которых рассматривались и показания таких экспертов, как Андреас Антонопулос, парламент Канады принял законопроект C-31. Этот документ от 19 июня 2014 года стал первым национальным законом о цифровых валютах в мире. Правительство с того момента продолжает корректировать законодательные нормы: 24 августа 2017 года Канадские комиссии по регулированию рынка ценных бумаг опубликовали нормативное уведомление, подтверждающее «потенциальную применимость канадских законов о ценных бумагах к криповалютам и связанным с ними рыночным или торговым операциям, а также предоставлении участникам рынка руководства по анализу этих требований». Если вам нужна понятная и краткая интерпретация этого уведомления, просмотрите эту статью.

25 января 2018 года Стивен Полоз, глава Центрального банка Канады, заявил, что он не одобряет название «криптовалюты», поскольку они действительно «крипто», но при этом не «валюты». По словам чиновника, такие монеты по характеристикам больше похожи не на активы, а на ценные бумаги. Полоз считает, что у криптовалют вроде биткоина нет внутренней ценности, а потому они не могут быть проанализированы как активы. По его мнению, криптовалюты — это по сути азартная игра или спекуляция.

Следует отметить, что Канада в качестве участника Североамериканской ассоциации администраторов по обеспечению безопасности компьютерных сетей присоединилась к выпущенной организацией «директиве-предостережению», в которой говорится о рисках, связанных с криптовалютами; представители каждой провинции государства согласились с существованием «высокого риска мошенничества».

Венесуэла

Венесуэла не относится к крупным мировым экономикам, граждане государства не составляют значительной части сообщества инвесторов в криптовалюты. Тем не менее, позиция руководства страны относительно регулирования криптовалют заслуживает внимания, поскольку правительство (при авторитарном режиме Николаса Мадуро) стремится добиться смягчения экономических санкций, введенных против Венесуэлы. Государство заявило о создании собственной «нефтяной» криптовалюты под названием «petro».

При Мадуро страну годами раздирали конфликты между оппозиционными партиями и правительство, постоянно происходили протестные акции. Начиная с 2017 года Венесуэла, похоже, искала возможности запретить криптовалюты, поскольку местная денежная единица боливар практически не имела ценности. Еще совсем недавно (13 декабря 2017 года) правительство Мадуро пыталось ввести регуляцию добычи криптовалют: новоиспеченный руководитель направления криптовалютных операций Венесуэлы Карлос Варгас объявил о создании подробного реестра, в который должны быть внесены все майнеры в стране.

Венесуэла, чьи бумажные деньги стоят дешево и на которую усиливается давление санкций США, после одобренного правительством (типично авторитарным) выпуска криптовалюты может стать одной из самых передовых стран в мире в отношении регулирования оборота криптовалют (даже если продолжит продавать только нефть).

Япония

Япония не слишком либеральна в части регулирования цифровых валют. Она просто выиграла в борьбе за все лучшее, что есть в азиатской индустрии криптовалют, поскольку условия в Китае и Южной Корее враждебны или неоднозначны. Независимо от того, разрешит или нет Япония выступления J-pop-группе, чьи песни посвящены тематике криптовалют, правительство страны однозначно больше расположено к криптовалютам, чем азиатские соседи.

Однако недавние события, возможно, поумерили энтузиазм Японии в отношении цифровых валют. Взлом японской биржи 26 января 2018 года, который привел к потере монет NEM на сумму в $530 миллионов, вызвал негативную реакцию со стороны сообщества и привлек пристальное внимание Управления по финансовому регулированию и надзору.

Китай

Китай предпринимает все более активные действия для ограничения всех операций с криптовалютой. Начав с запрета ICO, Китай продолжил блокировкой банковских счетов обменных бирж, вытеснением майнеров биткоина и общенациональной блокировкой онлайн- и мобильного доступа ко всем ресурсам, связанным с торговлей криптовалютами. Китайская Народная Республика, вероятно, является самым строгим регулятором криптовалютных операций среди крупных экономик. Странно, что при этом китайские майнеры биткоина составляют более 50 процентов всего сообщества, а уровень внедрения криптовалюты в Китае растет быстрее, чем в любой другой стране.

Несмотря на строгость регулирования в КНР, находящейся под управлением Си Цзиньпина, у этих норм есть свой контекст: в последнее время руководство государство было сосредоточено на прекращении оттока капитала и борьбе с коррупцией.

Южная Корея

С чего начать тему урегулирования сферы цифровых валют в Южной Корее? Раньше эта страна обладала значительным присутствием в индустрии, изначально она считалась государством, где преследуемые с конца прошлого года майнеры из Китая смогут найти убежище. Однако в январе 2018 года между высшими должностными лицами Южной Кореи возникли разногласия в отношении дальнейших действий по регуляции индустрии криптовалют. Последовали заявления, пояснения, вбросы дезинформации и, в конце концов, частичное введение регуляции. Неопределенность и потенциальные негативные последствия от регуляции уже были упомянуты как причины роста продаж криптовалют в Красный вторник и 30 января 2018 года. Перед этим официальные лица Южной Кореи ввели в действие закон от 23 января 2018 года, запрещающий торговлю криптовалютами с анонимных аккаунтов.

Мало того, что правительство, менее года назад отстранившее от власти действующего президента — драматизма ситуации добавили внешние регуляторы. Действиям Южной Кореи по внедрению регулирования помешало Контрольно-финансовое управление Нью-Йорка, сообщившее, что власти 26 января 2018 года запрашивали информацию о счетах, связанных с торговыми операциями с криптовалютами, у шести коммерческих банков с подразделениями в этом штате.

Сингапур

До недавнего времени регуляция криптовалют в финансовом и банковом центре Азии оставалась относительно слабой (по сравнению с ситуацией в соседних государствах). Валютное управление Сингапура, как и многие финансовые регуляторы, предупреждало о риске спекуляций на рынке цифровых валют во время максимума цен на биткоин (в декабре 2017 года). В том же месяце в Сингапурском Международном Коммерческом Суде рассматривалось дело о споре о торговле биткоинами, что, похоже, легитимизировало такие экономические процессы.

9 января 2018 года Тарман Шанмугаратнам, заместитель премьер-министра Сингапура, заявил, что законы государства не усматривают разницы между сделками, проведенными с использованием твердых валют, криптовалют и любых других новых вариантов передачи ценности.

Руководитель финтех подразделения Валютного управления Сингапура Сопненду Моханти 24 января 2018 года упоминал, что на данный момент он не рассматривает возможности финансового кризиса биткоина, подобного ситуации с Lehman Brothers. Он также добавил, что существуют весомые признаки того, что регуляторы начинают серьезно относиться к всему рынку цифровых валют.

Также Моханти заявил о том, что регуляторам нужно будет реализовать защиту потребителей в сфере торговли цифровыми валютами, подобными биткоину, чтобы их стоимость продолжала расти. Хотя официальных заявлений Валютного управления Сингапура еще не было, можно говорить о том, что взлом японской обменной биржи Coincheck 26 января 2018 года, в результате которого был нанесен ущерб на сумму в $530 миллионов, был направлен против сингапурской монеты NEM.

Индия

Индия, которая когда-то рассматривалась как перспективная и дружелюбная по отношению к криптовалютам страна, в 2018 году начала политику давления на рынок цифровых валют. Индия, вводящая жесткие регулировки, опасается того же, что и другие упомянутые государства, ограничивающие рынок цифровых валют: отмывания денег, роста незаконной деятельности, спонсирования терроризма, уклонения от уплаты налогов и так далее. Граждане, пользующиеся наличными, сталкиваются с суровыми ограничениями, но в то же время участники локальной индустрии криптовалют не верят, что Индия сможет «запретить» цифровые валюты посредством введения новых правил, как это было сделано в Китае.

Австралия

После финансового скандала вокруг Австралийского банка Содружества, случившегося в августе 2017 года, правительство стремилось идти по стопам Японии, совершенствуя законы о борьбе с отмыванием денежных средств и пытаясь регулировать рынок криптовалют. Этот подход отличается от ситуации в 2015 году: тогда австралийское правительство в отношении цифровых валют придерживалось политики невмешательства. Тем не менее, отсутствие четкого регулирования, видимо, негативно сказалось на ситуации в стране: в конце 2017 года австралийские брокеры, работающие с криптовалютами, замораживали счета в австралийской национальной валюте. В том же декабре 2017 года Австралийское налоговое управление намекало на то, каким образом в дальнейшем может осуществляться регулирование. Руководство институции заявляло, что с точки зрения законодательства транзакции с биткоинами сравнимы с бартерной договоренностью (с теми же налоговыми последствиями). Институция не считает биткоины ни денежными средствами, ни зарубежной валютой, а предложение монет не рассматривается как финансовое предложение услуг или товаров (с точки зрения налогообложения GST). Биткоин облагается налогом на прирост капитала (CGT) как ценный актив.

Однако в правительстве Австралии у цифровых валют есть сторонники: в августе 2017 года сенаторы обеих лидирующих групп (лейбористской партии и правящей коалиции) призвали Резервный банк Австралии принимать криптовалюты как официальные платежные средства. Таким образом, будущие формы криптовалютного регулирования остаются неопределенными, но потенциально расцениваются как благоприятные для индустрии.

Соединенное Королевство / Европейский союз

Хотя в результате Brexit расставание Соединенного Королевста и ЕС запланировано на март 2019 года, относительно регулирования криптовалют позиции государства и союза совпадают. 4 декабря 2017 года The Guardian и The Telegraph сообщили, что Казначейства Великобритании и ЕС разработали план, целью которого является покончить с анонимностью торговцев криптовалютами. В качестве предпосылок для такого шага назывались борьба с отмыванием денег и пресечение попыток уклонения от уплаты налогов.

Согласно плану Европейского союза, криптовалютные платформы обязаны будут проводить надлежащую проверку клиентов и информировать о сомнительных транзакциях. Казначейство Соединенного Королевства также заявило о том, что они работают над устранением проблем, связанных с использованием криптовалют. Идут переговоры о привлечении некоторых обменных бирж и сервисов, поставляющих цифровые кошельки, к борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. В Казначействе добавили, что о применении криптовалют для отмывания денежных средств известно мало, но риск такого применения ресурса растет.

Хотя Пьер Московичи, один из комиссаров ЕС, в интервью для Bloomberg 18 декабря 2017 года заявил, что ЕС не стремится регулировать оборот биткоина, его заявление идет вразрез с предыдущими и последовавшими сообщениями. Два дня спустя слова Московичи своим заявлением опроверг вице-председатель Европейской комиссии Валдис Домбровскис. Выступая перед репортерами в Брюсселе, он упомянул о наличии для инвесторов и потребителей однозначных рисков, связанных с изменчивостью цен, в том числе и риска потери всех вложений. Он также говорил о рисках, связанных с безопасностью и техническими сбоями, манипуляциями на рынке и неопределенностью сфер ответственности.

Призывы к большей регуляции криптовалют в январе 2018 года доносились по всей Европе. 15 января 2018 года министр экономики Франции Брюно Ле Мэр объявил о создании рабочей группы с целью регулирования криптовалют. С подобным тезисом выступил член правления Немецкого федерального банка Йоахим Уэрмилинг: он призвал к эффективному регулированию индустрии цифровых валют в глобальном масштабе.

22 января 2018 года Домбровскис вновь вывел вопрос о регулировании криптовалют на повестку дня, написав троим финансовым наблюдателям из ЕС и предупредив их о назревающем пузыре биткоинов. 25 января в игру вступила премьер-министра Великобритании Тереза Мэй, чьи настроения совпадают с видением президента США Дональда Трампа и главы Международного валютного фонда Кристин Лагард. В беседе с Bloomberg во время Международного экономического форума в Давосе премьер-министр заявила, что следует воспринимать криптовалюты очень серьезно — именно из-за того, что они используются, и в том числе используются преступниками.

Хотя ЕС и Великобритания еще не озвучивали окончательного решения о регулировании криптовалют, такое заявление ожидается весной.

Швейцария

Швейцария, которая знаменита своим передовым подходом к реализации частных прав в банковской сфере, придерживается аналогичной точки зрения и на вопрос регулирования криптовалют. Это государство, расположенное в Западной Европе, не входит в ЕС и занимает открытую позицию в отношении новой индустрии.

Министр экономики Йоханн Шнайдер-Амманн 18 января 2018 года заявил репортерам, что он бы хотел видеть Швейцарию «крипто-нацией». В материале Financial Times приводится высказывание секретаря министерства финансов Швейцарии Йорга Гассера. По его словам, правительство хотело бы процветания рынка ICO, но без нанесения ущерба стандартам и целостности существующего финансового рынка.

Для достижения этой цели 18 января 2018 года в Швейцарии создали рабочую по ICO. В ее задачи входит повышение юридической определенности индустрии при сохранении целостности финансового центра и обеспечении технически-нейтрального регулирования. Рабочая группа отчитается перед Федеральным советом Швейцарии в конце 2018 года.

Россия

Россия, похоже, как и Южная Корея, не может определиться с регулированием криптовалют. В сентябре 2017 года глава Центрального банка Российской Федерации Эльвира Набиуллина заявила, что Центробанк выступает против регулирования криптовалюты как денежных средств (принимаемых в качестве оплаты за товары и услуги). А также против приравнивания их к иностранной валюте. Это заявление сигнализировало о прогрессивном подходе и реализации «принципа невмешательства» в индустрию.

Однако 8 сентября 2017 года на Московском финансовом форуме заместитель министра финансов Российской Федерации Алексей Моисеев в разговоре с журналистами упомянул, что на текущий момент расчеты в криптовалюте «нелегальны». Он также добавил, что на данный момент, очевидно, существует правовой вакуум, и лично ему сложно определить, являются ли такие операции законными.

До этого заявления в РФ предлагалось разрешить проведение операций с криптовалютами «только квалифицированным инвесторам». Президент России Владимир Путин поддержал эту позицию министерства финансов 11 октября 2017 года, заявив, что использование криптовалют связано с серьезными рисками. По его словам, цифровые валюты также дают возможность для отмывания нелегальных капиталов, уклонения от налогов, финансирования терроризма и реализации мошеннических схем, жертвами которых могут стать граждане России.

Министерство финансов продолжило курс на жесткое регулирование: 28 декабря 2017 года было предложено обложить налогом деятельность по добыче криптовалют. Новый год принес еще больше сигналов о намерении правительства ограничить индустрию. 11 января 2018 года Владимир Путин вновь выступил на стороне Министерства финансов, отметив, что в будущем может потребоваться законодательное регулирование криптовалют.

Президент Путин заявил, что в настоящее время такое регулирование является прерогативой Центрального банка, который обладает достаточными полномочиями. Однако законодательное регулирование в более широком смысле в будущем необходимо будет ввести.

Две недели спустя (25 января 2018 года) Министерство финансов опубликовало проект федерального закона «О цифровых финансовых активах». Закон, если он будет принят, определит понятие токенов, порядок проведения ICO, правовой статус криптовалют и операций по их добыче.

26 января 2018 года кандидат в президенты РФ Борис Титов осудил предложенный законопроект, заявив, что предложенный вариант содержит слишком жесткие нормы. Согласно заявлению пресс-службы Титова, предложенное Министерством финансов регулирование строже, чем в Японии, Швейцарии, Беларуси и Армении — то есть жестче, чем в любой другой стране, принявшей подобный закон в какой-либо форме. По мнению представителей Титова, лучше не предпринимать никаких действий, чем вводить подобное регулирование.

Еще больше проблем добавило заявление заместителя министра Моисеева. По его словам, принятый Беларусью в декабре 2017 года декрет «О развитии цифровой экономики» может привести к оттоку капитала из России в соседнее государство, если в РФ введут жесткое регулирования криптовалют.

Нигерия

В прошлом году крупнейшая африканская экономика боролась с рецессией, приведшей к ослаблению национальной валюты. Всплеск торгов биткоином был вызван попыткой нигерийцев обойти ограничения, наложенные регулятором на операции с долларом для снижения темпов спада экономики. Январь 2018 года начался с попытки Центрального банка Нигерии запретить криптовалюты. Но институция вынуждена была отказаться от этого намерения. Заместитель руководителя Центрального банка Нигерии Муса Итопа-Джимо заявил, что Центральный банк не может контролировать или регулировать биткоин. Институция также не может контролировать или регулировать блокчейн, как не способен контролировать интернет, поскольку эти активы не принадлежат Центральному банку. За 2017 год объем торговли биткоинами вырос на 1500 процентов.

Согласно отчету МВФ за декабрь 2017 года, страна вышла из рецессии. Но сдержанные прогнозы относительно роста ВВП и зависимость от экспорта нефти сохраняются. На этом фоне призыв главы CBN Эдвина Эмфиэля к регулированию криптовалют, озвученный 25 января 2018 года, выглядит неубедительным. Чиновник заявил, что криптовалюты или биткоин похожи на азартные игры, и Центральный банк не может поддерживать ситуацию, в которой люди рискуют сбережениями.

Гана

Глава Банка Ганы Эрнест Аддисон на брифинге для журналистов 22 января 2018 года заявил, что биткоин еще не является законным платежным средством. Хотя на рассмотрение парламента Ганы подан законопроект, после принятия которого использование криптовалют станет возможным (вероятно, с привлечением компаний, официально зарегистрированных в качестве «эмитентов электронных денег»). На данный момент Гана находится среди шести стран, в которых биткоин (и другие криптовалюты) находятся вне закона (по информации Graphic Online). За несколько недель до заявления Аддисона ганский инвестиционный банк Group Ndoum предложил Банку Ганы инвестировать 1 процент резервов в биткоин.

Южно-Африканская Республика

Южно-Африканская Республика относительно прогрессивно настроена по отношению к криптовалютам (в сравнении с другими странами из списка). Положение о виртуальных валютах, выпущенное Южноафриканским резервным банком в 2014 году, выглядело для индустрии многообещающим. В июле 2017 года правительство ЮАР совместно с Bankymoon, поставщиком решений на основе технологии блокчейн, начало работу над созданием «сбалансированных» норм регулирования биткоина.

У страны возникали проблемы с сохранением ценности национальной валюты, южноафриканского рэнда: за последнее десятилетие курс несколько раз падал. В 2015 году рэнд упал на 26% в ответ на снижение стоимости китайского юаня всего на 2%. В марте 2017 года государство вновь столкнулось с перспективой обесценивания валюты после того, как президент ЮАР отправил в отставку министра финансов. В январе 2018 года ЮАР практически не высказывалась на тему регуляции криптовалют. Будет интересно понаблюдать, будет ли государство ориентироваться на Китай и в этой сфере (при том, что зависимость официальных денежных средств от юаня прослеживается).

Законодательное регулирование криптовалют в 2018 году

Оценка

8d9.ru

Регулирование криптовалют в РФ: ждать или разрабатывать? -

Регулирование криптовалют в РФ: ждать или разрабатывать?

К написанию этой статьи, меня спровоцировал вопрос: почему Россия не может занять лидерские позиции в криптовалютном мире, в том числе по регулированию?  Как известно, в сентябре 2016 года Минфин решил взять паузу в разработке законопроекта о регулировании криптовалют. Решение в целом благоразумное, поскольку так можно переложить большую часть работы на иностранные государства, а влияние криптовалют на экономику России в настоящее время может считаться пренебрежимо малым. Однако давайте разберемся, правильное регулирование электронных валют, это конечная цель или процесс?

История развития этого феномена показывает безудержную эволюцию, и времена, когда под криптовалютами подразумевался только Биткойн, уже давно миновали. В настоящее время уже правильно поднимать вопрос о раздельном регулировании различных цифровых валют, число которых исчисляется тысячами. Грести их все под одну гребенку, это все равно, что создавать универсальный закон для оборота драгоценных металлов, иностранных валют, и откровенно токсичных активов. Он получится слишком громоздкий и противоречивый. Напрашивается как минимум выделение разных классов цифровых валют с целью выработки послаблений / ограничений для каждого класса отдельно.  В самом базовом случае, таких классов как минимум три:

  1. Накопительный, как драгоценные металлы или ОМС;
  2. Денежный или расчетный, как иностранные валюты;
  3. Функциональный, собирающий криптовалюты с ограниченным применением.

Товар или деньги?

На сегодня не утихают споры: считать криптовалюты товаром или деньгами? Причем, такие сомнения чаще всего касаются биткойна. Возможно, в первую очередь, рассматривать этот вопрос стоит с позиций полезности для государства, общества и бизнеса, а во вторую исходя из функции, описывающей эмиссию криптовалюты.

Аспект полезности для государства и общества, к примеру, может  состоять из перспективы собираемости налогов. Если криптовалюта добывается аппаратным способом (алгоритм Proof-of-Work), подразумеваются налоги на прибыль, т.е. вычитаются расходы добытчика на оборудование и электрическую энергию. В этом плане криптовалюта тяготеет по природе к золоту, добывать которое работа энергозатратная и предполагает лицензирование. В альтернативном случае, при программной эмиссии (PoS), криптовалюта становится более похожей на традиционный банковский депозит, избыточную доходность по которым принято облагать налогом.

Работа бизнеса с криптовалютами, в наше время обычно подразумевает или зарабатывание на масштабном майнинге (когда эксплуатируются целые фабрики из специализированных компьютеров – асиков), или зарабатывание на обмене и денежных переводах. Во всех этих случаях бизнесу, как правило, важна ликвидность, и прогнозируемая волатильность курса. Подстроиться под накопительную или денежную криптовалюту, произвольный бизнес всегда сумеет, если будут определены правила игры.

Про аппаратный майнинг стоит рассказать отдельно. Некоторое время в нашей стране этот вид бизнеса предполагалось запретить, поскольку нельзя конкурировать с ЦБ по эмиссии валюты. Расстановка заключается в том, что эмиссия криптовалюты внутри нашей страны, де-юре просто невозможна! Майнеры, используя свои вычислительные мощности, оказывают вычислительную услугу так называемому майнинг-пулу, за что получают награду пропорционально участию. Это пул занимается эмиссией криптовалюты, а на сегодня ни одного крупного пула в нашей стране не существует. Отмечу, что самые свежие монеты, которые были созданы с помощью эмиссии, по определению являются чистыми – они не могли участвовать в какой-либо противоправной деятельности, и это отлично видно в блокчейне. Никаких отличий от новых золотых монет, которые только-только выпустил монетный двор. С экономической точки зрения аппаратный майнинг является бизнесом, родственным нефтедобыче, поскольку зарабатывающие на нем граждане, как правило, продают биткойны за иностранную валюту (основной спрос за пределами России), а значит, содействуют притоку оной в страну. Пытаясь запретить или оставить его вне правового поля, государство добровольно отказывается от налогов на прибыль с этой деятельности. Не очень давно в СМИ мелькнула новость, что миллиардер Сулейман Керимов планирует заниматься майнингом в соответствующих его статусу масштабах, но в ней не содержалось, в какой юрисдикции он будет этим заниматься.

Сортировка в примерах

На популярной среди россиян криптовалютной бирже BTC-E, торгуется несколько криптовалют: биткойн (BTC), лайткойн (LTC), неймкойн (NMC), новакойн (NVC), пиркойн (PPC), дэш (DASH) и эфириум (ETH). Попробуем их рассортировать по критериям, заданным выше. Исходя из технических данных, к накопительному классу можно отнести: биткойн, лайткойн и дэш. У этих криптовалют четко обозначен потолок денежной массы в будущем, а основным способом эмиссии является аппаратный майнинг (алгоритм Proof-of-Work, доказательство выполненной работы). Стоит отметить их высокую капитализацию и соответственно ликвидность, что соответствует дефляционной природе этих монет. График курса биткойна в рублях показывает, что биткойн год от года дорожал, дорожает и дорожать будет, а этот аспект перечеркнет любые возражения. Все соображения о рисках потери покупательной способности и отсутствию хоть какого-нибудь обеспечения, в глазах потенциальных инвесторов просто разбиваются о математические законы и растущий курс, а когда цена достигнет миллиона рублей за биткойн – они будут вызывать только улыбку.

К слову, потеря покупательной способности рубля, его инфляция, является, судя по выкладкам СМИ, одной из важнейших проблем для ЦБ. И он старается её ограничивать, не считаясь с сопутствующим ущербом, в частности обеднением части населения, индексация доходов которого попросту замораживается. За стабильностью национальной валюты стоят десятки триллионов рублей сбережений, что означает также отложенный спрос в будущем: жилье, автотранспорт, учеба и медицинские услуги. Если инфляция уничтожит отложенный спрос, это будет тяжелейший удар по экономике, с банкротством предприятий и потерей миллионов рабочих мест в перспективе нескольких десятилетий. Очевидно, что обнажается проблема ограниченной структуры национальных сбережений, при отсутствии внятных механизмов защиты оных от инфляции (доходы по депозитам чаще всего недостаточны). Иными словами, правительству и регулятору было-бы намного проще вывести экономику из кризиса, будь у населения вместо рублей иные сберегательные инструменты в активах: драгоценные металлы, акции и криптовалюты. А текущая обстановка попросту вынуждает избегать любых рисков, ведущих к росту инфляции, при этом часть ключевых факторов просто невозможно контролировать, в особенности это касается цены на нефть.

К денежному классу криптовалют, скорее стоит отнести новакойн и пиркойн, которые не имеют лимита денежной массы, достижимого в обозримое время. Их дефляция ограничивается возможностью бесконечного или очень растянутого по времени, программного майнинга (гибридный алгоритм подтверждения Proof-of-Stake + Proof-of-Work). Соответственно, их капитализация относительно первой группы может смело считаться копеечной. Оставшиеся неймкойн и эфириум, пожалуй, стоит отнести к классу функциональных криптовалют, для которых подразумевается обособленная ниша применения.

Криптовалютная экзотика

Кроме основных классов, стоит отметить ещё некоторые реализации криптовалютных технологий. Например, иногда обывателю встречаются частные коммерческие криптовалюты, которые создаются авторами исключительно с целью наживы. Изрядная доля денежной массы таких криптовалют, продается после некоторых маркетинговых усилий, любителям финансовых пирамид (которые уже вовлекают финансово неграмотных граждан). Очень чётко, они выделяются через наличие реферальных схем и агрессивный маркетинг. Это, например, характерно для OneCoin (скам) и E-DinarCoin. Благодаря таким сомнительным бизнес-проектам, общий имидж криптовалют несколько страдает, ведь они позволяют ассоциировать прогрессивную технологию с грабежом финансово безграмотных граждан, вроде регулярно перезапускаемой сети МММ. Надо понимать, что ни одна ответственная криптовалютная биржа, с подобными мошенниками связываться не будет.  В рейтинге криптовалют такие проекты не способны надолго удержаться даже в первой сотне.

Другим примером может быть использование учетных криптовалют, связанных с некоторым объемом национальной валюты. Предполагаемый компанией QIWI битрубль, характерный пример подобной криптовалюты. Подобной криптовалютой может пользоваться  и ЦБ РФ, например, обязав все банки вести учет клиентских депозитов, в специально организованной криптовалюте. Это полностью исключит возможность для махинаторов организовывать внебалансовые депозиты (которые потом приходится выплачивать из АСВ). Ведь каждый вкладчик сможет проверить сумму своего вклада и движения средств, не только в офисе банка, но и через сайт ЦБ, или соответствующее клиентское приложение. При этом псевдонимность криптовалютных адресов будет защищать конфиденциальность вкладчиков не хуже банковской тайны.

Прибыль для страны

Соответственно, какие могут быть налоговые последствия для инвесторов и бизнесменов? Для накопительных криптовалют, нормальным оказывается налогообложение прибыли с роста курса, как в случае золотых слитков. Доход отдельных граждан, занятых в майнинге, облагать налогами достаточно сложно и возможно даже убыточно в плане администрирования. Ведь они легко могут поменять юрисдикцию для своего маленького бизнеса, а риски получить убытки там достаточно высокие – требуется регулярно заниматься реинвестированием в оборудование. Для государства неплохо будет уже хотя-бы получить приток иностранной валюты, или сокращение её оттока, благодаря активности мелких майнеров на территории нашей страны. Иное дело майнерский бизнес в масштабах датацентров, на десятки и сотни кВт потребления: региональные бюджеты вполне может осчастливить появление таких налогоплательщиков.

В случае денежных и функциональных криптовалют, налогообложению подлежит эмиссионная доходность PoS и курсовая, как в случае накопительных. Например, весь доход, что выше ставки ЦБ может считаться налогооблагаемым. Сложностей с оценкой доходов, как в случае аппаратного майнинга, тут не предвидится совсем, ведь расходы энергии и риски убытков в случае программного майнинга стремятся к нулю. Интеграция криптовалют с PoS эмиссией в мировую экономику имеет неплохой потенциал. Например, они могут реализовать рыночную альтернативу «безусловному основному доходу», снимая с государства нагрузку по справедливому распределению традиционных денежных средств. Получается, лицензировать деятельность в этом направлении можно будет и для физлиц, и для крупного бизнеса.

Во всех случаях цифровые монеты, чья эмиссия произведена при содействии лицензированных на это агентов, могут на внутреннем рынке иметь повышенную стоимость, учитывая их признак безусловной законности.

Интеграция в экономику!

Что касается использования криптовалют в торговле, мировой опыт подсказывает достаточно практичное решение: магазины обязаны пользоваться услугами организаций-посредников, конвертирующих криптовалюту при оплате товаров в национальное платежное средство. У нас таким посредником вполне может стать любой банк, получивший лицензию на работу с цифровыми валютами. Единственное ограничение, которое может предложить правительство, это возможность приобретение товаров только российского производства, в том числе информационных (программ, музыки и кинофильмов). Пускай небольшая, но поддержка процессов импортозамещения. Безусловно, платежи на заметную сумму должны проводиться с идентификацией личности. В качестве начального эксперимента можно разрешить криптовалютные платежи только в сфере обслуживания туристов: в кафе, гостиницах, при покупке сувениров и аренде машин.

Серьёзный выбор, с серьёзными последствиями

И напоследок, как решить что лучше – регулирование или запреты? Давайте представим себе аналогию, когда река перегорожена земляной дамбой. С одной стороны обмелевшее русло национальной экономики, которая нуждается в налогах, в рабочих местах, в успешном бизнесе. С другой стороны — разлилось озеро потенциальных решений, на базе новых финансовых технологий.

Это озеро поднимается вместе с числом сторонников, и соответственно, количеством привлеченных по всему миру инвестиций. В будущем обязательно случится прорыв, и вероятно, он будет достаточно быстротечным, а значит, реагировать постфактум будет несколько поздно. Нынешние инвесторы в  криптовалюты  и связанные с ними стартапы станут мультимиллиардерами, и смогут лоббировать то, что интересно им лично. Строить поверх дамбы бетонную плотину, у государства лишних ресурсов нет, да и смысл этого сопротивления, если разобраться, ещё никем не был доказан. А вот устроить протечку и размыв в самом безопасном месте, это очень просто, поскольку тот самый случай, когда барьеры разрушать дешевле, чем строить. От того, каким криптовалютам государство даст зеленый свет, а каким поставит ограничения, на самом деле в будущем зависит чрезвычайно многое.

Именно сейчас на точки бифуркации можно воздействовать, не применяя тяжелую артиллерию. Любой запрет на работу с криптовалютами, подразумевает барьеры исключительно для легального оборота, но положительным образом влияет на теневые обороты (по сути это реклама на всю страну, за счет бюджета). Более того, никакая суета вокруг криптовалют, не приведет к сокращению объемов теневых оборотов: как показывает кейс с миллионами в квартире Захарченко, организованная преступность слишком привыкла доверять наличным денежным средствам, причем чаще всего иностранных государств. Предоставленные самим себе, новейшие криптовалюты вроде Monero и ZCash, конечно могут быть вовлечены в коррупционную деятельность, соблазняя взяточников повышенным уровнем анонимности.

Но с другой стороны, интеграция криптовалютных платежей в бюджетную сферу может многократно повысить прозрачность и защищенность целевого расходования средств. Как говорится, у технологии есть две стороны, и сильным мира сего выбирать, какая из них будет доминировать. В немалой степени, регулятора должно заботить и упреждение использования цифровых валют для отмывания доходов (в том числе полученных незаконным путем). И это опять тот случай, когда запрет ровным счетом ничего не решает. Чтобы выявлять преступников, необходим контраст – белое поле легальных операций, в которое вовлечены платежные системы, банки, регулируемые биржи и сайты-обменники. На сегодня, идентификацией клиентов в безусловном порядке занимаются далеко не все криптовалютные биржи и тем более обменники, да и предоставление собираемых ими идентификационных данных всякий раз опирается на запросы со стороны спецслужб/регуляторов. Получается все-таки, что борьба с отмыванием начинается с организации правил взаимодействия всех участников рынка, с согласования обмена информацией, а потом подключаются и современные технологии выявления подозрительных сделок (в блокчейне все ходы записаны!). Эту дорогу осилит только постоянно идущий, хотя, повторяя сказанное в начале статьи, такая работа будет, скорее, итеративным процессом на каждый год последующей эволюции криптовалютных технологий. Мир финансов в обозримом будущем ожидает немало потрясений, и то, что кажется фантастикой, скоро станет реальностью.

Пока нет никакого прообраза регулирования цифровых субъектов собственности, т.е. тех случаев, когда собственниками денежных средств будут становиться сначала смарт-контракты, а в дальнейшем и более сложные автономные программы, вплоть до искусственного интеллекта.

А уже лет через десять, множество независимых программ будут не только собственниками различных активов, но и смогут зарабатывать деньги успешнее среднего человека, и даже станут нанимать людей. Уже сегодня исследуется идея применения ИИ в управлении целыми корпорациями. При том, что миллионы людей в ходе смены экономической парадигмы навсегда лишатся работы, может получиться, что именно независимые программы или агенты т.н. цифровой экономики будут генерировать изрядную долю мирового ВВП.

Такой вот расклад. И если чиновники не в состоянии быстро оценить реальное положение дел, единственная надежда остается на лоббистов, бизнесменов приближенных к власти.

© Александр Петров, декабрь 2016

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com

Регулирование криптовалют в России

И снова хотелось бы вернуться к теме регулирования обращения криптовалют.

Законопроект о “Цифровых финансовых активах”, опубликованный Минфином не вызвал одобрения. Как сказал бизнес-омбудсмен Борис Титов, “данный проект - слишком жесткий”. Кроме этого, в нем много недоработок. По моему мнению, в государственном секторе пока еще недостаточно компетентных специалистов, которые могли бы разработать законодательную базу для регулирования обращения цифровых активов. Но на этом законопроекте все не закончилось…

“Госдума должна ускорить работу над правовым регулированием обращения криптовалют, предусмотрев полноценный инструментарий защиты граждан от кибермошенников”, - заявила зампред комитета ГД по контролю и регламенту Наталья Костенко.

Депутат обратилась в Генпрокуратуру, Банк России и Роспотребнадзор с просьбой оценить законность работы российских сайтов по добыче криптовалюты. Но Банк России и Роспотребнадзор указали на отсутствие правовых оснований для блокировки сайтов по продаже криптовалюты. Ответ от Генпрокуратуры пока не поступил.

Наталья Костенко считает, что необходимо как можно быстрее принять законопроект, регулирующего порядок обращения криптовалюты, и считает, что надзорные органы должны выявлять мошеннические схемы на этом рынке, чтобы избежать массового обмана граждан:

"В законодательстве о цифровых активах также необходимо определить требования к информации рекламного характера, содержащей предложение "заработать" на криптовалюте, в том числе допускающие возможность досудебной блокировки сайтов, вводящих в заблуждение граждан и содержащих признаки мошеннической деятельности. Указанные положения, позволят своевременно в досудебном порядке пресекать деятельность по незаконному обращению криптовалют и тем самым защитить сбережения граждан нашей страны".

P.S. Не спорю, что регулирование рынка криптовалют нужно. Децентрализация, которая лежит в основе любого цифорового актива, - прогрессивная, современная технология. Как я считаю, и законодательная база должна разрабатываться не по старым схемам, а с учетом особенностей новой отрасли. Что касается выявления мошеннических схем, с одной стороны, Костенко права: многие стали жертвами недобросовестных компаний, потеряв свои последние сбережения. Но, с другой стороны, при продуманном подходе криптовалюты намного лучше, чем фиатные деньги, помогут сохранить накопления.Я бы рекомендовала хранить в крипте только часть сбережений, соблюдать принцип диверсификации, а также повышать уровень финансовой грамотности и самостоятельно управлять своими средствами, а не связываться с сомнительными компаниями, предлагающими быстро заработать.

www.btc-center.ru

Регулирование криптоиндустрии в России: правовые аспекты

Россия и блокчейн: законодательные инициативы

В отличие от Беларуси и Эстонии, которые стали наиболее передовыми постсоветскими странами с точки зрения развития технологии блокчейн и ее правового регулирования, российские власти несколько раз меняли свою позицию по данному вопросу. 2018 год, возможно, станет ключевым этапом в развитии и регулировании криптоиндустрии в РФ.

Блокчейн в России

По данным ЕГРЮЛ на начало января 2018 года, в России работают 50 юридических лиц, названия которых содержат слово «блокчейн». Сайт TAdviser сообщает, что диапазон оценок российского рынка блокчейн-технологий пока очень широк и простирается от нуля до 1 млрд рублей. Нет ясности и в отношении его размера — по разным оценкам, блокчейн развивают от 50 до 300 российских компаний. Эксперты сходятся во мнении, что решающим годом станет 2018-й, а создание полноценных коммерческих систем ожидается через полтора-два года, причем основной сферой внедрения станет финансовый сектор.

Основные проблемы блокчейн-сектора в России, по мнению Максима Шевченко и Алексея Урывского, экспертов Технического комитета по стандартизации ТК26, — отсутствие правовой базы должного уровня, стандартов и решений для организации трансграничных транзакций, управленческой инфраструктуры, а также проблемы безопасности и консенсус-протоколов. На решение этих и других проблем были направлены законодательные и регуляторные инициативы последнего времени.

Перспективы правового регулирования криптовалют и блокчейна в Россиии

Предыстория вопроса

Блокчейн в целом и биткойн обсуждались в России начиная с 2008–2009 годов, когда крупнейшая криптовалюта мира впервые заявила о себе. В тот же период начались дискуссии о законодательном регулировании криптовалют. Реакцией Министерства финансов было предложение запретить криптовалютную торговлю и ввести штрафы. Еще в декабре 2017 года рассматривалась возможность введения уголовной ответственности за расчеты в криптовалюте, а заместитель главы Минфина Алексей Моисеев в своем заявлении приравнивал биткойн к денежным суррогатам, использование которых противоречит Конституции РФ, где декларируется, что средством расчета на территории России является рубль.

Позже чиновники пересмотрели свое отношение к блокчейну, приняв решение изучить технологию и ее возможности. Значительную роль в этом сыграли Государственная Дума, Центральный банк и представители финансового сообщества, а также Технический комитет по стандартизации ТК26 «Криптография и механизмы безопасности». Моисеев заявил, что в законопроекте имеются неточности и он нуждается в доработке, а после выступления Дмитрия Медведева на Петербургском форуме юристов, в котором он назвал блокчейн новым экономическим инструментом, отношение Минфина к новой технологии стало более позитивным. Министерство заявило о намерении изучать и развивать ее.

Одной из первых официальных фигур, выразивших поддержку блокчейну, стал президент Сбербанка Герман Греф. В 2015 году он признался, что владеет криптовалютой, а в январе 2016-го заявил на встрече с Владимиром Путиным, что блокчейн может кардинально изменить государственное регулирование и финансовую сферу. В 2016 году в Госдуме была создана рабочая группа по вопросам оборота криптовалют, правовому регулированию блокчейн и смарт-контрактов; начались обсуждения способов верификации транзакций, стандартизации и сертификации технологии и лицензирования компаний, которые используют блокчейн. Наконец, в прошлом году было предложено несколько законодательных инициатив, а также состоялся форум «Блокчейн: диалог бизнеса и государства».

Обзор законодательных инициатив на тему криптовалют и блокчейна

Законодательный бум

Спустя год блокчейн наконец прочно вошел в повестку дня российского государства. В марте 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минкомсвязи и Минэкономразвития рассмотреть возможности использования технологии в сферах госуправления и экономики РФ в рамках подготовки программы «Цифровая экономика», которая является частью плана действий правительства на 2017–2025 годы. На совещании с вице-премьерами 6 марта 2017 года Медведев отметил, что блокчейн уже используется рядом крупных банков, корпораций и некоторых государств. Приоритетной задачей правительства, экспертного сообщества, бизнеса и общественных организаций является анализ перспектив применения блокчейна в госуправлении и экономике, заявил тогда премьер. 17 мая 2017 года Медведев вновь прокомментировал перспективы внедрения блокчейна на Санкт-Петербургском международном юридическом форуме.

Наконец, в июле 2017 года распоряжением Правительства была утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Ключевой пункт программы — развитие «сквозных технологий», среди которых упоминается блокчейн. В конце марта текущего года Медведев подписал распоряжение о выделении 3 млрд рублей из Резервного фонда Правительства на финансирование первоочередных мероприятий программы.

15 августа 2017 года Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) объявило о формировании нового технического комитета по стандартизации под названием «Программно-аппаратные средства технологий распределенного реестра и блокчейн». 28 сентября 2017 года при комитете Госдумы по экономическому развитию, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству создается Экспертный совет по цифровой экономике и блокчейну. Совет является совещательным органом и отвечает за правовое, экспертное и консультативное обеспечение работы Комитета по вопросам развития цифровой экономики и внедрения блокчейна.

Изменение оценок перспектив блокчейна российскими властями лучше всего заметно на примере бывшего министра финансов и главы совета Центра стратегических разработок Алексея Кудрина: если в ноябре 2017 года Кудрин называл майнинг рискованным занятием, а доход от него — временно получаемыми деньгами, то 22 февраля 2018 года он заявил, что за криптовалютами большое будущее, при условии, что они будут стандартизированы, а инвесторы — защищены от мошенничества и хакеров. По мнению Кудрина, для решения этих задач государству понадобится не менее двух лет; ранее с подобным прогнозом выступал и Греф. Наконец, в начале февраля Медведев предложил создать единую модель регулирования криптовалют на территории Евразийского экономического союза; окончательный вариант закона о таком регулировании в РФ должен увидеть свет не позднее 1 июля.

В целом 2018 год стал временем законодательного бума в области регулирования криптоиндустрии. 20 февраля председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что по вопросам цифровой экономики депутаты собираются принять более 50 законов, чтобы максимально ускорить развитие ключевых технологий и индустрий, ответственных за цифровизацию экономической деятельности и государственного управления. На сегодняшний день речь идет лишь о проектах будущих законов, однако на их основе можно составить представление о том, как будет выглядеть правовое регулирование криптоиндустрии в ближайшем будущем.

Инициативы по регулированию криптовалюты

Цифровые финансовые активы

25 января 2018 года Министерство финансов опубликовало проект закона «О цифровых финансовых активах». Закон дает юридические определения ключевым понятиям криптовалютной индустрии: блокчейну, токенам, смарт-контрактам и майнингу.

Ключевым понятием законопроекта является «цифровой актив». Цифровыми активами могут быть и криптовалюты, и токены, рассматривающиеся как разновидности имущества, право на которое должно быть удостоверено в реестре цифровых транзакций, вносить изменения в который могут валидаторы. Валидаторы — это юридические или физические лица, принимающие участие в реестре; они занимаются валидацией цифровых записей в реестре в соответствии с правилами его ведения.

Майнинг будет квалифицироваться как разновидность предпринимательской деятельности, торговля криптовалютой — регулироваться в рамках существующего законодательства. Прежде всего законами «О рынке ценных бумаг» и «Об организованных торгах». Продавать или покупать криптоактивы можно будет на зарегистрированных биржах, однако криптовалюты и токены не будут рассматриваться как законное средство платежа, хотя их можно будет обменивать на фиатные валюты. Операторами такого рода обмена смогут стать российские юридические лица, деятельность которых регулируется соответствующим законодательством. Также регулированию подлежат цифровые кошельки, воспользоваться которыми будет можно лишь после установления личности владельца оператором криптобиржи. Выпуск токенов и организация ICO будут доступны лишь квалифицированным инвесторам (юридическим лицам и ИП), в то время как обычные люди смогут покупать токены на сумму, не превышающую 50 000 рублей. Эмитент токенов будет обязан раскрыть всю релевантную информацию о себе, а также подробно прописать права покупателей токенов.

20 марта группа депутатов Госдумы внесла на рассмотрение законопроект «О цифровых финансовых активах». Проект разработан на основе проекта Федерального закона «О цифровых финансовых активах», предложенного Минфином 25 января. В новом законопроекте вводится требование верификации клиентов криптовалютных бирж, зарегистрированных в России.

Россия на пороге криптореволюции

Изменения в Гражданском кодексе

26 марта на рассмотрение в Госдуму поступил законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», авторами которого стали председатель Думы Вячеслав Володин и глава комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Законопроект предполагает ряд нововведений в Гражданский кодекс, в частности, кодификацию понятий «цифровое право» и «цифровые деньги», а также «самоисполняемые сделки» (смарт-контракты).

Цифровое право применимо к понятию «токен», законопроект рассматривает оборот таких прав, как внесение записей в распределенный реестр; также предусматривается торговля цифровыми правами, которые удостоверяют права на стандартные объекты гражданских прав (вещи, имущество, результаты работ, услуги и исключительные права).

Таким образом, цифровые права, в представлении авторов законопроекта, в целом аналогичны ценным бумагам, а регулирование их выпуска и обращения будет осуществляться посредством законодательства, в разработке которого примут участие Банк России, Минфин и Минэкономразвития. «Цифровые деньги», в свою очередь, являются юридическим обозначением криптовалют, признаются законным средством платежа, а также рассматриваются в качестве потенциальных объектов наследования и средств хеджирования валютных рисков. Наконец, смарт-контракты предполагается рассматривать как аналоги традиционных сделок. Самоисполняемые сделки равны сделкам в письменной форме. Теперь в качестве выражения лицом своей воли будут рассматриваться и электронные записи (в интернете, информационных системах и т.д.). Исполнение смарт-контрактов предлагается признать неоспоримым, в остальном же они будут регулироваться существующими статьями ГК.

Криптовалюты, токены и блокчейн: правовые аспекты в России

Регулирование ICO

Последним по времени значительным эпизодом законодательного бума стал законопроект Минкомсвязи, посвященный регулированию ICO. Сейчас проект закона проходит общественное обсуждение, по результатам которого будет сделана экспертная оценка и он перейдет на рассмотрение Правительства.

В законопроекте предлагается еще один вариант юридической кодификации понятия токена и обязанностей эмитентов. Первичным размещением токенов будет считаться выпуск компаниями виртуальных ценных бумаг или валюты, торгующихся на рынке. Токеном будет считаться запись в распределенном реестре, созданная с применением криптографии.

Организации-эмитенты будут подлежать обязательному лицензированию. Для получения лицензии на выпуск токенов организаторам ICO будет необходима лицензия от министерства, выдаваемая на срок не менее пяти лет, условием получения которой является регистрация в РФ, уставный капитал от 100 млн рублей, наличие лицензии на разработку и распространение криптографических средств (аналогичная лицензия требуется майнинговым бизнесам) и действующий счет в российском банке.

Продажа токенов осуществляется безналично и за российские рубли, при этом законопроект обязывает эмитента выкупать токены по номинальной цене у любого предъявителя. Привлеченные в ходе эмиссии средства компания сможет потратить лишь в рамках заявленных в ICO целей. Министерство будет осуществлять контрольные проверки исполнения эмитентами обязательств раз в три года, при этом предусматривается возможность и внеплановых проверок.

Чего хочет власть?

Российские власти заинтересовались криптовалютами с самого начала их развития, однако их позиция несколько раз менялась: от предложений запретить к призывам изучать потенциал новых технологий. В прошлом году после заявлений нескольких высших чиновников о необходимости использовать потенциал блокчейна, в стране начался бум законодательных инициатив по регулированию криптоиндустрии.

На сегодняшний день единого подхода в этой сфере не сформировалось, однако к началу июля ожидается публикация финального варианта закона о регулировании криптовалют. Наиболее значимыми законодательными инициативами являются законопроект Минфина «О цифровых финансовых активах», Минкомсвязи — о регулировании ICO и предложение депутатской группы о внесении поправок в Гражданский кодекс с целью отрегулировать использование токенов и смарт-контрактов.

Все эти инициативы, с одной стороны, не выбиваются из мирового тренда, а с другой — нуждаются в значительной доработке. Подобно многим другим странам, майнинг криптовалют предлагается признать предпринимательской деятельностью и обложить соответствующими налогами. В области криптовалютной торговли основной акцент делается на защиту интересов инвесторов. Она достигается с помощью строгих требований к криптобиржам и проверки пользователей. Чтобы избежать конкуренции с национальной валютой и возникновением правовых коллизий, криптовалюты и токены не признаются платежным средством и должны обмениваться на фиатные валюты, хотя и рассматриваются в качестве финансовых активов.

Кодификация основных понятий — майнинг, смарт-контракты, токены, ICO и криптобиржи — осуществляется с целью адаптировать существующее законодательство к новым видам активов и сделок; в перспективе с учетом поправок криптовалютная торговля и связанные с ней виды деятельности (майнинг и эмиссия токенов) будут регулироваться существующими законами — Гражданским кодексом, законами «Об организованных торгах» и «О ценных бумагах».

Недоработанность предлагаемых законопроектов лучше всего видна на примере инициативы Минкомсвязи: возлагая на эмитентов ICO обязанность выкупать токены по номинальной цене по требованию держателей, законопроект серьезно ограничивает их возможности по использованию привлеченных средств, фактически обессмысливая ICO в качестве средства привлечения капитала для финансирования роста компаний.

текст: Дмитрий Жихаревич, фото: Visual Hunt

bitcryptonews.ru

Каким будет регулирование криптовалют в России |

Еще в октябре президент Владимир Путин поручил правительству совместно с Банком России разработать решения по регулированию криптовалют и ICO, а затем и майнинга. Законопроект должен быть составлен до июля 2018 года.

На сегодняшний день структура закона о регулировании цифровых технологий в финансовой сфере становится более детализированной, и проект может быть представлен уже к концу 2017 года. Рассмотрим повнимательнее основные аспекты.

Налогообложение майнинга

Заместитель главы Министерства финансов Алексей Моисеев поделился с журналистами о том, какие решения по регулированию майнинга уже приняты:

«Будет дано правовое понятие реестрам, валидаторам, майнерам и всем прочим. Будет написано про регулирование ICO, и будет написано, что майнинг – это предпринимательская деятельность. Раз это предпринимательская деятельность, значит ее можно делать только юр. лицам и ИП. Будет введено соответствующее налогообложение – в зависимости от организационно-правовой формы»

За расчеты криптовалютой будут наказывать

Министерство финансов настаивает на введении уголовной и административной ответственности для тех, кто рассчитывается криптовалютами. Чем масштабнее проведение операций, тем суровее наказание. Алексей Моисеев привел пример случая, при котором наступает уголовная ответственность:

«Кто-то специально придумает какую-то криптовалюту, которая специально будет использоваться для замещения рубля с целью неуплаты налогов или чего-нибудь в этом роде, тогда будет возможность»

Виртуальная валюта не рассматривается как альтернативное платежное средство, так как расчетной единицей на территории России является рубль.

Было проведено сравнение, что расплатиться любой криптовалютой за что-либо – это все равно, что рассчитаться деньгами из Монополии или деньгами с аккаунта в World of Tanks.

Поэтому действует следующий принцип: вы не покупаете пирожок за биткоин, а меняете биткоин на рубли, и потом уже расплачиваетесь за пирожок. Это конституционный принцип использования национальной валюты.

За покупку биткоинов наказания не будет

Зам. главы МинФина пояснил, что какое-либо регулирование биткоина не предусматривается вообще. Как и в случае с остальными криптовалютами, покупка или продажа товаров и услуг на территории РФ будет рассматриваться как случай использования денежного суррогата.

А вот покупка BTC никого не интересует. Позиция правительства: нет наказания за покупку биткойна, как нет и защиты от последствий.

Несмотря на многочисленные голословные заявления финансовых и правительственных российских деятелей, мы можем видеть заметные подвижки в том, как регуляторы смотрят на криптовалютный рынок. В скором будущем все решится, и как только это случится – мы напишем первыми. Следите за нашим телеграм-каналом, и вы не пропустите ни одной важной новости: t.me/cryptoblog_jlc

Загрузка...

jlc-blog.ru

«Страна возможностей» — Регулирование криптовалют в России

Судя по опыту других стран, за прошедший год можно было написать уже с десяток законов, регулирующих данную сферу, однако мы опять “тянем резину”.

Такое чувство, что государство хочет максимально сузить правовые рамки для всех игроков рынка и индустрии. Наверняка вы уже читали этот законопроект “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Все свелось к ограничению: государство показывает свою силу, показывает, что от тотального контроля никому не уйти к децентрализации.

Теперь РАКИБ занят разработкой стандартов для ICO, Госдума готовится принять законопроект во втором чтении, а Минфин составляет реестр криптоинвесторов России. Все, кто инвестировал свои $150-200, сидят в страхе и гадают сколько процентов от доходов с крипты придется заплатить в казну, но пока это все похоже только на бумажную волокиту. Поверьте, все, кому надо было сделать на этом деньги, уехали из России еще до 2015.

Почему в России “не прижилась” идея криптовалют

Почему такой полезный и крутой блокчейн так не приглянулся государству? Почему все ополчились на криптовалюты? На это есть масса причин. Взять хотя бы опыт людей с МММ, уверен, что 95% из тех, кто прогорел, негативят на биткоин. Но не в этом заключается главная причина. Все эти инновации влекут за собой кардинальные изменения. А кому они нужны? У нас — единицам.

Все страны, которым удалось осознать какие возможности несет в себе криптоиндустрия, давно уже активизировались. Они создали максимально удобные правовые условия для того, чтобы на них обратили внимание крупные игроки рынка. Собственно, так и произошло.

Недавно я наткнулся на рейтинг самых дружелюбных и самых враждебных стран к криптоиндустрии. Думаю, вам интересно будет взглянуть.

На передовой
  1. Швейцария
  2. Гибралтар
  3. Мальта
  4. Великобритания
  5. Дания
  6. Германия
  7. Португалия
  8. Нидерланды
  9. Финляндия
  10. Белоруссия
Антикрипто

Полный запрет криптовалют

  1. Непал
  2. Боливия
  3. Бангладеш
  4. Алжир

Частичный запрет

  1. Китай
  2. Индия
  3. Россия
  4. Вьетнам
  5. Индонезия
  6. Таиланд
  7. Киргизия
  8. Эквадор
  9. Исландия
  10. Морокко
  11. Малайзия

Причины непринятия новой экономики у каждой страны свои. Тут и стремление уберечь свой народ от рискованных вложений, и желание предотвратить отмывание денег через криптовалюты, и консервативные взгляды. Все таки, на кону стоит экономика государства, а не семейный бюджет ячейки общества.

И что теперь делать?

Можно ли сказать что мы упустили шанс влиться в криптоиндустрию и создать себе в этой сфере хорошую репутацию? Нет, еще есть время все исправить. Только вот, никто не хочет использовать данную возможность, как бы амбициозные парни из Совета по цифровым валютам и блокчейну не старались.

А пока мы находимся в этом пограничном состоянии, время идет, и все самые интересные роли разбирают другие страны. Люди, которые хотят заработать на этом, уже делают свои проекты под другой юрисдикцией. “Утечка мозгов” из России продолжается. И это кажется более глобальной проблемой, которая относится не только к криптовалютной индустрии. Это многолетняя тенденция, которую мы почему-то не можем исправить.

hanet.ru


Смотрите также