Назад в реальность. Каким будет регулирование криптовалют в России. Регулирование криптовалюты в россии 2017


В России решили пока не вводить регулирование криптовалют

10:4426.09.2017

(обновлено: 12:01 26.09.2017)

57671619

МОСКВА, 26 сен — РИА Новости. Власти решили не вводить пока регулирование криптовалют, а сконцентрироваться на легализации технологии "блокчейн", заявил РИА Новости замглавы Минфина Алексей Моисеев.

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф на форуме Опора России. 18 сентября 2017Греф рассказал, на что потратил свои первые биткоиныПо его словам, позиции ведомств не сблизились, и пока решено понаблюдать за ситуацией с криптовалютами.

"Пока мы занимаемся легализацией скорее блокчейна с точки зрения его как механизма оформления данных, с тем чтобы информация, которая хранится в блокчейне, имела такую же юридическую силу, как информация, которая хранится (в других формах. — Прим. ред.)", — сказал Моисеев.

Он добавил, что такое решение было принято первым вице-премьером Игорем Шуваловым на заседании совета по финансовой стабильности, которое прошло 18 сентября.

Криптовалюта биткойнБлокчейн приведет к децентрализации мировой экономики, заявил Греф"Я думаю, что следующий совет будет через квартал, мы должны будем доложить предложения по регулированию блокчейна, это та тема, которая не вызывает никакого сомнения в части именно технологии распределения данных, присваивания ему статуса юридически значимой информации — это очень важно. Мы должны доложить на следующем заседании совета по финансовой стабильности конкретные предложения и, может быть, вернемся к теме регулирования биткоина, а может быть — нет", — заявил Моисеев. Социальная сетьВсеобщая монетизация: cоцсети и приложения, которые готовы платитьЗамминистра отметил, что опыт международного регулирования варьируется от "разрешить хождение биткоина наравне с национальной валютой", как в Швеции, до полного запрета, и говорить о едином международном тренде не приходится.

По словам Моисеева, он с воодушевлением смотрит на дискуссию, которая должна состояться 6 октября на очередном заседании международного совета по финансовой стабильности. "Может, после этого мы поумнеем и чего-нибудь придумаем, но пока не хочется наделать ошибок вначале, решили осмотреться и подумать о том, как лучше сделать", — заключил он.

ria.ru

Назад в реальность. Каким будет регулирование криптовалют в России | Финансы и инвестиции

За прошедший год ICO (по крайней мере в Москве) оформилось в полноценную городскую легенду. Высокотехнологичный нарратив про не очень понятные инновации успешно модернизировал и подогнал под современные реалии традиционную сказку с хеппи-эндом: все смогут заработать миллионы, перепрыгнув из сырьевой экономики сразу в постиндустриальное общество, а также скрыться от назойливого государственного регулирования и избавить себя от лишних трат на юристов, аудиторов и прочих специалистов, тормозящих бизнес-процессы.

С небес на землю

Если же отбросить сказочный элемент из этой истории, то придется признать, что в конечном счете операции с «криптой» направлены на приобретение вполне традиционных имущественных благ (недвижимости, акций, слитков золота, билетов на самолет) либо вообще на получение банальных фиатных денег или электронных денежных средств для конкретных лиц.

Такая постановка вопроса неизбежна, и она переводит разговор о «крипте» в реальную и достаточно традиционную плоскость. Придется иметь дело с финансовыми регуляторами, налоговыми инспекторами и, при негативном развитии событий, с представителями правоохранительных органов. А тут уже не обойтись без юристов, аудиторов, банкиров и прочих консультантов, на которых бизнес порой очень хочет сэкономить.

В реальном мире «крипта» часто оказывается, по сути, разновидностью электронных денежных средств (таких как, например, «Яндекс.Деньги»). Как следствие, под проекты с такими активами нужно получать лицензии в одной или нескольких юрисдикциях, выполнять требования по идентификации покупателей и продавцов в рамках противодействия отмыванию денег, резервировать денежные средства под конвертацию «крипты» в фиатные деньги и так далее.

Другой сценарий: криптовалюта с легкой руки американской Комиссии по ценным бумагам и других регуляторов может оказаться вполне традиционным финансовым инструментом (инвестиционным контрактом, ценной бумагой и так далее). Поставленный на широкую ногу криптопроект при таком сценарии может повлечь необходимость как минимум регистрации публичной компании и публикации проспекта эмиссии.

Можно попробовать структурировать криптовалюту как своеобразную компьютерную игру или бонусную программу, но тогда придется подумать и о защите прав потребителей, и о законодательстве о рекламе. Нужно будет и проработать вопрос о налогах, например, об НДС с электронных услуг и «налоге на Google».

Не стоит надеяться на то, что можно будет долго запутывать регуляторов и налоговых инспекторов высокотехнологичной терминологией и уходить от сути вопроса. В США и ЕС смотрят на криптовалюту вполне прагматично, если не сказать — строго.

Так, даже вполне демократичная кипрская Комиссия по ценным бумагам еще в октябре 2017 года заявила, что хотя цифровые активы сейчас не регулируются, предлагать их простым розничным инвесторам — не самая хорошая идея. Распространитель «крипты» должен раскрыть методики расчета цен и котировок, а также предупредить покупателя, что тот должен быть готов потерять все свои инвестиции, жаловаться будет некому и защиты или компенсаций ждать не стоит.

Регуляторы Гонконга и Сингапура также высказались по этой теме еще в августе и сентябре 2017 года, призвав организаторов проектов с криптовалютой максимально раскрывать все риски, а потенциальных инвесторов и клиентов — здраво эти риски оценивать. Думается, что точное исполнение таких рекомендаций регуляторов или сведет криптопроекты к масштабам небольшого краудфандинга, или превратит их в инструмент для «суперквалифицированных» инвесторов.

По общему правилу

С учетом того, что в этот раз законодатели из Госдумы сориентировались примерно за год, очередные регуляторные инициативы должны последовать скоро. Российские регуляторы, похоже, стремятся соответствовать международным трендам и скорее всего возьмут на вооружение наработки своих зарубежных коллег.

Поскольку почти любой криптопроект так или иначе включает в себя операции с фиатными деньгами (например, при покупке, продаже и обмене цифровых активов), нужно обратить внимание на одну интересную тенденцию: сейчас фактически сложилась ситуация, когда оборот «крипты» регулируется или ограничивается через банки.

Открывая счета для тех или иных операций с фиатными деньгами в рамках криптопроекта, нужно определить перечень задействованных юрисдикций, убедить соответствующий банк в законности операций и, согласно требованиям и рекомендациям регуляторов в этих юрисдикциях, объяснить, как будет соблюдаться законодательство о предотвращении отмывания денег. Таким образом, на банки опосредованно возложена обязанность проверки любого проекта, связанного с «криптой», в том числе и ICO.

На этом фоне некоторые первопроходцы ICО и иных криптопроектов оказались в интересном положении. Первые проекты планировались и проводились под лозунгом «Это все новое, высокотехнологичное и вообще никак не регулируется». Сейчас законодатели и регуляторы активно формулируют свои требования к криптовалютной отрасли.

Возникает вопрос: возможно ли переделать уже запущенные проекты под эти требования? Иначе получится, что гипотетические миллионы в «крипте» собраны, успех задекларирован, а по сути, все это только красивые цифры в виртуальном облаке, за которые купить реальные вещи довольно трудно.

В итоге нужно быть готовыми к признанию «крипты» и используемых в криптопроектах инструментов банальными объектами товарно-денежных отношений наряду с ценными бумагами, деньгами, машинами. В частности, надо согласиться с тем, что возможности получения сверхприбылей при ловле рыбы в мутной воде быстро сходят на нет. Задачи текущего момента: посмотреть на ситуацию здраво, закрепить достигнутые успехи, подумать о фиксации полученной прибыли (возможно, даже и в фиатных деньгах на счету в надежном банке) и подготовиться к новым инициативам регуляторов и законодателей.

www.forbes.ru

Регулирование криптовалют в России - особенности, требования и отзывы :: BusinessMan.ru

В 2018 году будут рассмотрены два важных закона, которые связаны с пересчетом прожиточного минимума и регулированием криптовалюты. Данная статья посвящена рассмотрению вопроса о регулировании электронных денег в современных условиях России.

Общая информация

Расширение виртуального пространства в сфере финансового регулирования приводит к возникновению новых финансовых продуктов и инструментов. Криптовалюта является одним из таких инструментов, который основан на системе блокчейн.

Электронные деньги

Криптовалюта базируется на просторах сети и не обладает непосредственной связью ни с одной из существующих валют. Также криптовалюта не зависит от правительства или центрального банка определенной страны. Каждая транзакция распространяется между пользователям и признается только после подтверждения ее другими участниками.

Биткоин в законе. Как в России отрегулируют рынок криптовалют?

Практически все страны ориентированы на развитие и становление национальной криптовалюты. Однако финансовое регулирование криптовалют в России только начинается формироваться. В разных странах отличается правовой статус криптовалют. Например, в Индии и Японии криптовалюта официально признана средством платежа, поскольку законодательная база этих стран быстро подстраивается под инновации. В таких странах, как Япония, США, Канада, также существует благоприятная законодательная среда для криптовалют. В Китае криптовалюта признана виртуальным товаром, для которого создана специальная система налогообллжения. В США криптовалюта рассматривается законодательством как особый биржевой товар и специфичная форма денег.

Главные проблемы

Основная проблема правого регулирования криптовалюты в России связана тем, что ее воспринимают как денежный суррогат и временное явление. Также большая проблема заключается в эмиссии криптовалюты, поскольку каждый человек может майнить ее на своем компьютере. Если провести аналогию с реальной денежной единицей, то эмиссия денег строго преследуется по закону. Поэтому такие действия приравниваются к незаконным и преследуются уголовным кодексом. Бесконтрольное использование криптовалюты может привести к невозможности мониторинга, который направлен на финансирование торговли наркотиками, людьми, оружием и т.п. Следствием этого станет гарантированная безнаказанность преступных деяний террористических и других организаций.Необходимость государственного регулирования рынка криптовалют в России объясняется тем, что электронные деньги становятся основой теневого сектора экономики.

Формирование законодательной базы

При совершении мошеннических операций с криптовалютой невозможно идентифицировать злоумышленника. Это связано с тем, что система гарантирует полную анонимность. Если пользователь открывает кошелек в блокчейн, система не запрашивает персональных данных и выдает только идентификационный номер. Необходимость правового регулирования рынка криптовалют связана с такими факторами, как:

  • незаконная эксплуатация системы блокчейн;
  • легализация биткоина позволит осуществлять контроль над производимыми финансовыми операциями;
  • возможность закрыть криптовалюту от черного рынка;
  • возможность использования криптовалюты только участниками биржи, которые работают с главным финансовым регулятором страны;
  • обеспечение максимальной защиты участников рынка;
  • создание базы для налогообложения и лицензирования криптовалют;

Министерство финансов активно занимается вопросом, связанным с регулированием криптовалют в России. Промежуточные итоги будут известны в ближайшее время, поэтому общественность сможет с ними ознакомиться. Министерство финансов разрабатывает законопроекты, которые будут регулировать денежные суррогаты и криптовалюты, а также цифровые технологии и майнинг. Изучая положительный опыт евроейских стран, можно создать грамотное правовое поле, которое будет учитывать интересы бизнеса, государства и физических лиц. Правовая база позволит не только эффективно вести борьбу с отмыванием доходов, но и обеспечит высокую степень безопасности граждан.

Статус биткоина не определен

Биткоин представляет собой самую первую криптомонету, которая была разработана в 2009 году. Данное прорывное решение предоставило ответ на вопрос о том, какими могут стать деньги. Только в 2014 году власти обратили пристальное внимание на криптовалюту как финансовое явление.

Оборот электронных денег

Центральный банк отмечал, что это интересный финансовый инструмент с неопределенным статусом. Спустя год, в связи с отсутствием правовой базы, появилось множество прецедентов в судебной практике, которые были связаны с использованием данных моент. В 2016 году осуществлялся поиск инструментов и новых возможностей регулирования биткоина. До этого момента существовал единственный федеральный закон, который запрещал выпускать денежные суррогаты.

Правовой статус

При рассмотрении правового статуса криптовалюты в нашей стране можно сделать вывод о том, что эти монеты являются нематериальными активами. В России отсутствует запрет на использование криптовалюты, однако свободное распоряжение запрещено. Приобретения через биткоины квалифицируются как преступная деятельность, которая влечет за собой уголовное наказание. Если гражданин решил профессионально заниматься биткоинами, можно зарегестрироваться в качестве субъекта предпринимательской деятельности и оформить получение биткоинов как доходы. Для этого существуют следующие способы:

  • продажа определенных услуг;
  • уступка права требования;
  • реализация финансовых активов.
Разные позиции в отношении электронных денег

Ранее правительство было негативно настроено относительно легализации криптовалюты. Однако настрой Центробанка существенно изменился, поэтому в ближайшем будущем возникнут правовые регуляторы в данной сфере деятельности. В связи с этим разработка закона о регулировании криптовалют в России является делом времени.

Быть или не быть закону в России

В целях проведения легализации криптовалюты на территории России потребуются соответствующие законы. Правовая база позволит решить все проблемы, связанные с контролем в данной сфере. В противном случае криптовалюты перейдут на особую площадку, которая будет связана с реализацией преступных схем.

Статус криптовалюты

На сегодняшний день разработкой законодательства занимаются ЦБ РФ, Министерство финансов и Межведомственная группа при Госдуме, созданная для разработки законопроекта о регулировании криптовалют в России.

Разные подходы

Правительство рассматривает разные подходы к разработке законодательства в данной сфере деятельности. Существует подход к криптовалюте, рассматривающий ее как иностранные деньги, с которыми совершаются валютные операции. Однако такой подход требует существенного изменения валютного законодательства. Данная позиция широко используется во многих странах, которые официально работают с криптомонетами. Другой подход рассматривает криптовалюту в качестве платежного средства.

Передовой опыт развитых стран

Поскольку в нашей стране запрещено использовать любые денежные сурогаты, то, получив статус платежного средства без одновременной легализации суррогатов, биткоин может быть признан вне закона. Также закон может рассмотреть криптовалюту как особый вид имущества и передать ему оборотоспособную ценность. В связи с этим перед окончательным принятием закона необходимо внести соответствующие изменения в существующее законодательство.

Что происходит в России?

Правительство нашей страны находится на шаг позади европейских стран. Развитые страны нарабатывают достаточный объем данных, на которых можно разработать собственное законодательство. Однако при такой позиции у государства отсутствует контроль за данной отраслью. Также не во всех случаях чужой опыт можно полностью адаптировать под российские условия.

Что должен регламентировать закон

Закон должен привести четкое определение статуса криптовалют и майнинга. Также закон должен регулировать платежи с использованием криптовалют. Следует выяснить необходимость ввода НДС для платежей криптомонетами.

Легализация криптовалюты

Государству необходимо регламентировать процедуру использования криптовалют для юридических лиц. Поскольку технология блокчейн является благодатной почвой для совершения различных мошеннических операций, правовое регулирование криптовалют в России необходимо.

Консервативный взгляд

В сфере регулирования рынка криптовалют многие отдают предпочтение именно консервативному подходу. Некоторые эксперты утверждают, что криптовалюте не может быть предоставлен статус платежного средства. Криптовалюта может выступать лишь в качестве цифрового актива, ценность которого будет приравнена к ценным бумагам. Другие эксперты считают, что правовая база должна предусматривать контроль за доходом от реализации криптомонет. Закон будет затрагивать интересы многих участников рынка, поэтому требует системного подхода.

Что насчет ICO

Правовое регулирование криптовалют в России должно также затрагивать вопросы, связанные с ICO. Закон даст определение таким терминам, как токены, криптомонета, цифровые закладные, смарт-контракты, цифровая аккредитация. Многие эксперты утверждают, что ни одна страна мира не имеет отдельного законодательства, которое касается регулирования ICO. Но, поскольку в России отсутствует даже само понятие криптовалюты, то контролировать отрасль ICO невозможно. Государственное регулирование криптовалюты в России подразумевает организацию контролирующего органа, а также создание законодательной базы.

Краткие итоги

На сегодняшний день правовое регулирование криптовалюты в России находится на этапе разработки. Однако к середине 2018 года правительство обещает создать законопроект, который будет регулировать данную сферу деятельности. Разработкой проекта закона занимаются специалисты из Центрального Банка и Министерства Финансов. Россия может взять за пример удачный вариант симбиоза цифровых монет и стандартных финансовых систем, используемый в Японии. Министерство финансов продвигает использование криптомонет в качестве облигаций федерального займа, поэтому криптовалюта используется только в закрытой области.

Опыт развитых стран в сфере регулирования криптовалюты

Возможно, закон будет предусматривать льготные регионы, которые будут выгодны для майнинга. Однако единственную верную стратегию разработать еще не удалось. У Центрального Банка нестабильная политика в данной сфере деятельности, однако у президента достаточно решительная позиция в этом вопросе. Поэтому в ближайшее время власти разработают эффективный законопроект, поскольку регулирование данной сферы деятельности является важным вопросом. Крупные инвесторы не будут направлять значительные потоки денежных средств в данную сферу при отсутствии прозрачности данной сферы деятельности. Пока не будет создано законодательное регулирование криптовалюты в России, будут появляться новые схемы мошенничества со стороны недобросовестных участников данного рынка.

businessman.ru

Регулирование криптовалют от России до Македонии

30 июня для проведения первичного размещения токенов (ICO) в России запустили первый инвестиционный крипто-банк, в то время как на этой неделе  российское правительство должно принять законопроект, узаконивающий и регулирующий криптовалюту и блокчейн.

Одновременно с этим из Восточной Европы пришли и другие новости: на прошлой неделе Польская криптовалютная группа Польской Биткоин-Ассоциации (PBS) обвинили пятнадцать финансовых учреждений страны в том, что они препятствуют крипто-индустрии, намеренно отказывая в обслуживании и избирательно закрывая их банковские счета.

Чтобы сориентироваться в сложностях крипторегулирования в разных странах, рекомендуем ознакомиться с описанием, охватывающим страны от России до Македонии, пишет Cointelegraph. Оговоримся, что этот перечень не должен восприниматься как исчерпывающий.

Зеленым цветом на схеме отмечены страны, где регулирование уже существует, желтым – разрабатывается, красным – не рассматривается, черный сигнализирует о запрете криптовалют, серый – нет данных.

Россия

Регулирование

До недавнего времени российское правительство придерживалось неоднозначной позиции относительно биткоина и криптовалют, предлагая сначала полностью запретить их, а затем отказавшись от этих заявлений. Однако, после того как президент Владимир Путин объявил о своем решении приступить к крипто-регулированию, в Госдуму был внесен и одобрен в первом чтении реальный законопроект. Документ должен был вступить в силу 1 июля, хотя официального подтверждения этому пока не было.

Цель законопроекта – «устранить существующие риски использования цифровых объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду, например, для легализации доходов, полученных преступным путем, или для вывода из-под обращения взыскания при банкротстве, либо для финансирования терроризма», — рассказал СМИ Павел  Крашенинников, депутат крупнейшей политической партии «Единая Россия» и председатель Комитета по законодательной деятельности.

Законопроект подвергся критике со стороны многих экспертов. Например, Игорь Судец, член экспертного совета Государственной думы по цифровой экономике и блокчейн-технологиям, заявил, что «никто не захочет» запускать ICO в России, пока они находятся вне правового поля. Ранее в законопроекте говорилось, что инвестировать в одно ICO сумму более 50 000 рублей (около $ 810) запрещено, если вы не являетесь квалифицированным инвестором.

Несмотря на то, что это ограничение было вычеркнуто из текущей редакции документа, будущее ICO в России все еще остается неясным.  24 мая Сбербанк, крупнейший банк страны с государственным участием, и Национальный расчетный Депозитарий (НРД) объявили о намерении совместного тестирования сделок с финансированием за счет выпуска токенов на блокчейне (Initial coin offering, ICO). Этот пилотный проект позволит оценить, как будет выглядеть рынок ICO в стране.

30 июня Qiwi Blockchain Teсhnologies (QBT), дочерняя компания крупнейшего провайдера платежных сервисов Qiwi, сообщила о запуске крипто-инвестиционного банка «HASH», который будет служить платформой для ICO. По словам финансового директора QBT, компания уже работает с десятью такими фондами, специализирующимися на инвестициях в цифровые активы, объем самого крупного из которых около $ 100 млн. В следующем году после получения необходимой лицензии будут запущены трейдинговые услуги.

Таким образом, если вышеупомянутый законопроект о криптовалютах вступит в силу, то криптовалюта и токены будут признаны имуществом, с ключевым различием между ними в количестве эмитентов – с одним эмитентом (токены) или с множеством эмитентов/майнеров (криптовалюты). Кроме того, для майнеров будут установлены цели выпуска: если счет за электроэнергию превысит норму, то такой майнинг будет рассматриваться как бизнес, который, в свою очередь, должен быть зарегистрирован в соответствующих структурах. И, наконец, законопроект устанавливает важный факт:

«Цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации».

Блокчейн

Судя по всему, у России большие планы на технологию блокчейн. В 2017 году на Петербургском Международном экономическом форуме (ПМЭФ) первый вице-премьер Игорь Шувалов четко обозначил планы страны в отношении блокчейна:

«Блокчейн теперь задача номер один. Президент полностью заболел этой идеей и понимает, что [ … ] значительные темпы роста базируются на цифровой экономике и технологическом лидерстве».

К концу года Россия официально завершила свое первое применение технологии блокчейн на правительственном уровне – Сбербанк совместно с Федеральной антимонопольной службой России (ФАС) реализовали передачу и хранение документов с помощью технологии блокчейн.

16 мая Сбербанк сообщил о закрытии первой в стране сделки по размещению коммерческих облигаций на базе блокчейн-платформы. Сделка была совершена при партнерстве с ведущим российским телекоммуникационным оператором МТС и Национальным расчетным депозитарием (НРД).

Польша

Регулирование

Официально Польша признает торговлю и майнинг криптовалют. Однако ее взгляд на крипто-индустрию сместился с прогрессивного до весьма скептического из-за финансируемых государством кампаний, направленных против крипто-индустрии.

Взаимоотношения государства с криптовалютами в Польше начались в 2013 году, когда на семинаре Правового режима биткоина, проводившегося в Варшавской школе экономики (Szkoła Główna Handlowa), представитель Министерства финансов Польши заявил:

«То, что не запрещено, разрешено. Тем не менее, мы, конечно, не можем считать биткоин законной валютой».

Позднее, в 2015 году Министерство финансов Польши сделало заявление о потенциальном крипто-регулировании в стране. Предполагалось, что данные изменения были либо синхронизированы с Европейскими правилами, либо представлены как самостоятельные, если бы того потребовала ситуация. В документе сказано:

«[Любые регулирующие действия] должны приниматься либо на уровне инициатив ЕС с учетом трансграничного характера бизнеса, либо из-за угрозы краха рынка криптовалют».

В 2016 году правительство, казалось, склонялось к толерантному подходу. Центральное статистическое Управление Польши (GUS) заявило, что торговля и майнинг виртуальных валют рассматриваются как «официальная экономическая деятельность», и компании, вовлеченные в этот процесс, могут получить официальную регистрацию.

Однако, 15 февраля NBP (Национальный банк Польши или ЦентроБанк) признал, что финансировал сомнительную «образовательную кампанию» и привлек YouTube-блогера для создания негативного обзора о криптовалютах. Другой польский финансовый регулятор – Комиссия по финансовому надзору (KNF) недавно проспонсировала публикации против криптовалют в СМИ.

Несмотря на это, недавно Министерство финансов Польши пообещало отменить налог на криптовалюту, подготовив более продуманное регулирование. Польская Биткоин Ассоциация (PBA) уже направила официальную жалобу в Общество по защите конкуренции и прав потребителей (OCCP), заявив, что местные банки намеренно отказывают в обслуживании криптовалютным организациям и выборочно закрывают счета:

«Последствия описанных действий со стороны банков четко направлены на выведение с рынка субъектов виртуальной валюты, несмотря на то, что такая деятельность является законной… с учетом вышеизложенного, действия регуляторов необходимы, и данное заявление и [его] требования полностью обоснованы».

Блокчейн

При этом в январе 2018 года Польский акселератор технологии блокчейн (PATB) заявил, что одна из его команд разрабатывает национальную криптовалюту — “цифровой злотый” (dPLN). Кшиштоф Пьех (Krzysztof Piech), инициатор разработки dPLN, подтвердил, что их проект основан на технологии блокчейн.

Кроме того, в марте крупнейший Польский банк (PKO Bank Polski) объявил о своем партнерстве с блокчейн-компанией Coinfirm, цель которого – создание на основе технологии распределенного реестра (DLT), системы хранения и проверки банковских документов с помощью инструмента Trudatum. Наконец, в мае Польское кредитное Бюро (Biuro Informacji Kredytowej (BIK)) объединилось с британской финтех-компанией Billion для внедрения блокчейн-технологии, чтобы хранить данные клиентов.

Украина

Регулирование

В 2014 году во время политических волнений бизнесмен Михаил Чобанян открыл первое на Украине агентство, которое позволяет проводить обмен гривны – национальной валюты страны – на биткоин. Он объяснил свои действия так:

«В стране нет ни закона, ни порядка, а значит, нет и регулирования. Экс-президент [Виктор] Янукович и его семья не были заинтересованы в рынке электронных платежей, злоупотребляли своей властью, монополизировав рынок и запретив вход на него. Теперь, когда экс-президента нет, Украина – это рай для криптовалют –  никто не может и не остановит нас».

В последнее время, когда ситуация в стране стала значительно спокойнее (по крайней мере, в большинстве районов страны), начали появляться сообщения о том, что Украина готовит законопроект о легализации криптовалют. В январе 2018 года Совет безопасности Украины провел заседание, на котором «рассмотрел комплекс проблем, связанных с неконтролируемым оборотом криптовалют» в стране.

Затем, 15 мая Алексей Мушак, член Украинского парламента, опубликовал на странице в Facebook ссылку на копию законопроекта, размещенную в Google Docs, призвав крипто-энтузиастов дать свои комментарии по поводу предлагаемых в документе положений о регулировании крипторынка.

«Мы выходим на финишную прямую в создании условий для цифровых токенов и криптовалют на Украине. Это результат многих встреч и работы многих людей. Осталось еще много нюансов, которые предстоит прояснить. Окончательный вариант будет готов через две недели».

Украинское правительство также отнесло криптовалюту к средствам для незаконной деятельности, такой как торговля оружием. В ноябре местная полиция провела в Киеве рейд на заводе полупроводниковых приборов «Квазар», где осуществлялся майнинг. После конфискации оборудования правоохранительные органы сообщили, что они выявили взаимосвязь с российскими банками и, что якобы прибыль использовалась для финансирования сепаратистов в Донецкой и Луганской областях.

Кроме того, за месяц до этого вооруженные сотрудники службы безопасности Украины ворвались в одесские офисы ForkLog, крупного русскоязычного крипто-новостного сайта, и захватили компьютеры и жесткие диски, заявив, что они используют криптовалюту для финансирования сепаратистов на Донбассе.

Блокчейн

Несмотря на то, что Национальный банк Украины (НБУ) заявил в январе, что они «рассматривают» введение цифровой версии своей национальной валют, гривны, которая не будет основываться на блокчейн-технологии. Также они отметили и то, что возможность использования блокчейна в предлагаемой электронной гривне все еще обсуждается.

В августе 2017 Государственное Агентство по электронному управлению Украины запустило пилотную схему по продаже недвижимости зарубежным инвесторам на блокчейне.

«Мы стремимся к тому, чтобы Украина стала одной из ведущих стран в мире по созданию всеобъемлющей блокчейн-экосистемы, а сектор недвижимости является важной частью нашей общей блокчейн-стратегии», – заявил глава агентства Олександр Рыженко.

Ранее Bitfury Group объявила о своем партнерстве с правительством Украины, направленном на внедрении ряда блокчейн-решений в электронные сервисы компании. Кроме того, на Украине был проведен первый в мире государственный аукцион на основе блокчейна.

Беларусь

Регулирование

В декабре Президент Беларуси Александр Лукашенко официально подписал «суперлиберальный» законопроект, указывающий на государственную поддержку блокчейна и криптовалют. Декрет Президента узаконивает и бизнес, работающий на блокчейне, и любую деятельность, связанную с криптовалютами и цифровыми токенами.

Таким образом, в отличие от других стран, которые регулируют крипто-индустрию путем введения ограничений, Беларусь не рассматривает майнинг и обменные операции как «предпринимательскую деятельность». Следовательно, они не подвергаются налогообложению. В соответствии с пунктом 2.2 Декрета:

«физические лица вправе владеть токенами и с учетом особенностей, установленных настоящим Декретом, совершать следующие операции: майнинг, хранение токенов в виртуальных кошельках, обмен токенов на иные токены, их приобретение, отчуждение за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги, также они могут дарить и завещать токены».

Кроме того, в Беларуси предусмотрены длительные налоговые каникулы, потому что декларирование доходов от операций с криптовалютами не является обязательным до 1 января 2023 года.

В документе говорится о создании особой экономической зоны «Парке высоких технологий» (ПВТ) – местной версии Силиконовой долины, цель создания которой – стать Меккой для операторов криптовалюты в стране. Тем не менее, в настоящее время белорусские банки не имеют инфраструктуры, необходимой для работы с криптовалютами, что делает существование ПВТ несколько бессмысленным.

Эстония

Регулирование

Несмотря на то, что Эстония уделяет большое внимание развитию и поддержке криптотехнологий, подход государства к криптовалютам кажется более традиционным. В 2016 году Верховный Суд Эстонии объявил использование биткоина экономической деятельностью, подлежащей контролю по борьбе с отмыванием денег, полученным преступным путем. Это означает, что все стороны, участвующие в криптобизнесе, должны соблюдать процедуры AML и KYC. Кроме того, Финансовый регулятор Эстонии (EFSA) заявил, что токены, в зависимости от их структуры, могут рассматриваться как ценные бумаги.

Блокчейн

Эстония проводит крупный проект по оцифрованию. В 2014 году они вышли на новый уровень, так как была запущена правительственная программа Электронной резиденции. Фактически, виртуальное резидентство позволило любому человеку по всему миру подать онлайн-заявку и стать виртуальным гражданином Эстонии. Как виртуальные резиденты они получают доступ и к онлайн-платформам, на которых основана Экономика Эстонии, и к онлайн-услугам, которыми пользуются граждане страны.

Внедрение блокчейна, в свою очередь, позволило Эстонии ввести систему онлайн-голосования во время национальных выборов, хотя такой системой голосования могут воспользоваться только реальные жители. Страна также участвует в различных проектах по оказанию общественных услуг, в т.ч. медицинских, работающих на блокчейне.

Также Эстония рассматривала возможность выпуск собственной цифровой валюты – Estcoin. Идея была предложена Каспаром Корьюсом, президентом эстонской программы Виртуальное резидентство. Предполагалось, что данная валюта должна помочь гражданам Эстонии дистанционно, из любой точки мира, нотариально заверять свои документы. Однако, как только об этой идеи узнал Марио Драги, президент Европейского Центрального банка, он поспешил отметить, что государственная валюта отдельной страны не применима в Еврозоне:

«Ни одно государство-член Еврозоны не может ввести свою собственную валюту; валютой еврозоны является евро».

После заявления Драги правительство Эстонии остановило разработку монеты Estcoin.

Латвия

Регулирование

В Латвии криптовалюты не признаются законным платежным средством. В 2017 году глава Подразделения по политике платежных систем Центрального банка Латвии заявил, что «криптовалюты неспособны эффективно выполнять денежные функции», призвав пользователей их игнорировать:

«Мы по-прежнему считаем, что криптовалюты неспособны эффективно выполнять денежные функции и являются высоко рискованным договорным средством платежа. Latvijas Banka призывает финансовые учреждения и физических лиц избегать взаимодействия с ними».

Тем не менее, в прошлом месяце представитель Министерства финансов заявил, что в будущем государство может начать взимать налог за получение прибыли от криптовалютных операций. Ставка налога на прирост капитала в стране в настоящее время составляет 20%. Но в случае реализации данной инициативы, потребуется внесение изменений в действующее латвийское налоговое законодательство.

Регулирование криптовалют также обсуждалось и в Латвийском парламенте. Комиссия по финансовым рынкам и рынкам капитала (FCMC) подчеркнула, что транзакции и инвестиции, связанные с криптовалютами, являются чрезвычайно рискованными.

Латвийское правительство создало рабочую группу, которая к июлю должна вынести предложения по регулированию криптовалют.

Блокчейн

Латвия является участником Меморандума о взаимопонимании (MOU), представляющего собой объединение министерств Латвии, Литвы и Эстонии с целью расширения и развития их экономик. Их деятельность включает продвижение блокчейна для стимулирования инноваций на рынках капитала.

Вот выдержка из меморандума:

«Эстонское, Латвийское и Литовское Министерство признают важность развития рынка капитала и крепкую организационную базу для решения трансграничных проблем в странах Балтии. […] [И] поддерживают развитие инноваций на рынке капитала и новых технологий с учетом региональных финтех-решений, например, таких как технология распределенных баз данных».

Литва

Регулирование

Банк Литвы начал изучать криптовалюты, инициируя диалог между коммерческими банками, государственными регуляторами и криптотрейдерами. С этой целью Центральный банк провел круглый стол, во время которого одна из его участниц Екатерина Говина, координатор финтех стратегии в банке Литвы, сказала:

«Необходимо, чтобы банки вели диалог с теми, кто проводит ICO, или с теми, кто конвертирует криптовалюты в обычные деньги. Диалог был налажен, но еще предстоит выяснить, к чему он нас приведет».

10 октября Центральный банк Литвы издал документ, прояснивший свою позицию относительно ICO и криптовалют. В документы указывается, что участникам финансового рынка следует разделять свою финансовую деятельность от деятельности, связанной с виртуальной валютой.

Тем не менее, по данным Baltic Times, несмотря на то, что Центральный банк Литвы требует «четкого разделения» между традиционными финансовыми услугами и крипто-деятельностью, банк будет «выдавать лицензии дешево и быстро на английском языке, с целью стать «Европейским финтех-хабом».

Блокчейн

Литва является участником Меморандума о взаимопонимании (MOU), представляющего собой объединение министерств Эстонии, Латвии, Литвы, с целью расширения и развития их экономик. Деятельность объединения включает продвижение блокчейна для стимулирования инноваций на рынках капитала.

Чехия

Регулирование

Чешская Республика, похоже, склоняется к либеральному подходу к криптовалютам. Так, в 2017 году Чешский Национальный банк заявил, что криптовалюты не представляют угрозы для традиционной банковской системы. Учреждение сопровождалось релизом “Не бойтесь биткоина”, в котором утверждалось, что фиатные валюты по-прежнему лучше всего подходят для торговли, а традиционная денежная система не может быть заменена криптовалютами, поскольку у них разный уровень волатильности.

Однако к концу 2017 года Министерство финансов ввело закон по борьбе с отмыванием денег, ограничивающий биткоин. Данный законопроект обязывает криптобиржи раскрывать личность клиентов, чтобы они больше не могли «прятаться за выдуманными именами или никами». Министерство финансов объяснило это тем, что виртуальная валюта может быть связана с преступной деятельностью и налоговым мошенничеством.

Хорватия

Регулирование

В настоящее время в Хорватии биткоин и альткойны не являются законным платежным средством, но пользоваться ими можно вполне легально. В стране существует налог на прирост капитала, распространяющийся на криптовалюты (12% и 18% для Загреба), однако четких официальных указаний о том, как эти налоги должны выплачиваться, не существует.

В ближайшем будущем, вероятно, ситуация изменится. В феврале образовалась Саморегулируемая организация – Хорватская Криптовалютная и Блокчейн Ассоциация (UBIK), которая стремится создать крипто-сообщество, образовать общественность и помочь в развитии регулирования в Хорватии.

Правление UBIK провело встречу с Центральным офисом Налогового Управления Хорватии, чтобы обсудить вопросы, касающиеся налогообложения криптовалюты – прироста капитала, правил ICO и деятельности крипто-майнинговых компаний. Таким образом, государственные структуры продемонстрировали готовность открыто участвовать в поиске решений.

Блокчейн

Nikola Škorić из UBIK сетовал на то, что, из-за отсутствия четкого законодательства в стране, блокчейн-компании, в которых Загребская Фондовая биржа имеет определенную долю, вынуждены открывать юридические лица в Эстонии.

«Мы хотим, чтобы ваши стартапы были зарегистрированы как хорватские компании и чтобы полученный капитал напрямую шел в Хорватию, чтобы они расширяли число экспертов, которые могут работать с этой технологией, создать пул знаний и компетенций, […] укрепить отрасли, работающие с использованием блокчейна».

Болгария

Регулирование

Правовой статус криптовалют в Болгарии неясен. Согласно местным СМИ, Болгарское Агентство по национальным доходам заявило, что личный доход от торговли виртуальными валютами должен ежегодно декларироваться в налоговой декларации, с уплатой налога в размере 10%, как и в случае продажи любых других финансовых активов.

В этом году болгарская полиция применила меры к Onecoin, анонимному альткоину, который рекламирует себя, как «централизованную модель, которая защищает безопасность своих участников и обеспечивает соблюдение требований [в рамках борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем]». Это происходит несмотря на то, что он не соответствует определению криптовалюты из-за своей децентрализованности, не использует программное обеспечение с открытым исходным кодом и не имеет публичных реестров. По просьбе прокуратуры немецкого Билефельда, полиция провела рейд, захватила документы и серверы в офисах OneCoin, расположенных в Софии.

Ранее, в конце прошлого года Болгарское бюро по борьбе с преступностью и Правоохранительный Центр Юго-Восточной Европы провели тайный арест подпольной преступной сети, изъяв количество биткоинов, достаточное для погашения пятой части своего национального долга.

Словакия

Регулирование

В 2013 году Национальный банк Словакии заявил, что биткоин «не имеет юридических признаков валюты» и, следовательно, не подчиняется этому регулированию. И только в последнее время появились новые известия о статусе криптовалют в стране.

В начале января министр финансов Словакии Петер Казимир заявил, что государство намерено уделить внимание налогообложению криптовалюты. Министерство отреагировало быстро – в конце марта, не дожидаясь наступления дедлайна 3 апреля, ведомство выпустило документ, в котором указало, что «любые виды обмена, например, обмен виртуальной валюты на имущественный актив» или «обмен на оказанную услугу или перевод, в том числе на другую виртуальную валюту» является налогооблагаемой базой.

Тем, кто не успевал подать документы в срок, была предоставлена трехмесячная отсрочка.

Словения

Регулирование

На данный момент в Словении нет четкого регулирования криптовалют. Однако в октябре 2017 года Совет по финансовой стабильности Словении выпустил предупреждение для жителей страны, посоветовав им быть осторожными при инвестировании в ICO и цифровые валюты, поскольку в этих сферах нет правового регулирования.

Блокчейн

В октябре 2017 года правительство Словении объявило о намерениях представить страну лидером в развитии блокчейна в Европейском союзе, одновременно изучая возможные направления её применения на государственном уровне. В середине октября 2017 года в своем выступлении на конференции «Электронная Slovenia 2020» премьер-министр Миро Церар заявил, что регулирующие ведоl

whattonews.ru

Регулирование криптовалют в РФ. Часть 1 — PFL Advisors

Круг задач. Законодательные акты

Введение

Криптовалюта и ее ведущий представитель Bitcoin — одно из главных финансовых явлений второго десятилетия XXI века.

Продукт блокчейна, детище обобщенного мифологизированного персонажа по имени Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto), биткоин родился в 2009 году. До 2016 года криптовалюта была известна в достаточно узком кругу IT-специалистов и продвинутых представителей инвестиционного бизнеса.

Достигнув максимума в 2013-14 гг., на казавшемся фантастическом уровне в $1000 за одну монету, биткоин плавно скорректировался до $200 в 2015-ом. В 2016 году отыграл потери и вновь приблизился к трехзначному числу в долларах. The Guardian признала вложения в биткоин инвестицией года. За 2016-ый базовая цифровая валюта прибавила в цене 125%. Ее капитализация поднимается до $14 млрд.

Наступает 2017 год.

Источник — finviz.com

Курс биткоина взлетает ракетой, достигая к середине декабря феноменальных $20000 за монету. Капитализация переваливает за $300 млрд.Биткоин, что называется «проснулся знаменитым».Сейчас он в топ-темах далеко не только биржевых новостей.Мало кто понимает природу нового финансового инструмента. Но что такое двадцатикратный рост актива осознает и школьник.

После 2017-го отмахнуться от криптовалют и блокчейна уже нереально.Никому.Биткоин можно сколько угодно называть пирамидой, не имеющей под собой ничего, но он существует, по нему проводятся транзакции, в него инвестируют, его добывают, за операции с ним получают комиссионные.По всему миру.

А если есть хозяйственная деятельность — ее необходимо регулировать.Особенно, деятельность «валютная», пусть и с приставкой «крипто».

Участники рынка и его предмет

Каждая страна избрала свой путь решения проблемы.

Но круг задач у каждой один и тот же.

1. Что такое криптовалюта?Чтобы определиться с регулированием, в том числе и налоговым, надо понять сущность криптомонеты.Ответить на вопрос: «Что это?»Варианты:1. Валюта/деньги или платежное средство.2. Товар или финансовый актив, подобный ценной бумаге.3. Денежный суррогат.

2. Участники.Кого регулировать, над кем надзирать.В конце концов, кого и как облагать налогами?

К операциям с биткоином имеют отношение:1. Майнеры — лица, добывающие/производящие криптовалюту с использованием компьютерных систем.2. «Криптоинвесторы» — те, кто вкладывает в биткоин и иные цифровые валюты с длинным горизонтом инвестирования.3. «Криптоспекулянты» — игроки на краткосрочных колебаниях курса биткоина к доллару (основная «криптопара») или на иных «криптоинструментах».4. Финансовые посредники, оказывающие услуги по операциям с биткоином за комиссионные: криптобиржи, «крпитоброкеры», платежные системы, осуществляющие переводы криптовалюты.

Российский опыт регулирования рынка криптовалют

Сама децентрализованная природа двух неразрывных понятий: «блокчейн» и «криптовалюта» очень сложна для процесса какого-либо регулирования или контроля.Но и не регулировать уже невозможно.

Россия, как член глобального финансового рынка, граждане которой азартно добывают крипту и/или спекулируют ей, вынуждена как-то уложить новые феномены в действующую законодательную структуру.Или создать новую.

Получается пока не очень.Все только в самой начальной стадии.

Федеральные законы

Денежный оборот, валютные ценности и платежные системы регулируются в РФ тремя базовыми Федеральными законами.

1. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 N 86-ФЗ

Внушительный законодательный акт, включающий XVI глав и 99 статей полезен для исследуемой темы единственной статьей.Всего одной.Ее содержание укладывается ровно в три предложения.

Проводим текст статьи полностью:«Статья 27.Официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Один рубль состоит из 100 копеекВведение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются».

Четкий, телеграфный стиль, достойный пера Эрнеста Хемингуэя.

Из трех предложений первые два содержат важную, но банальную для соотечественников информацию, а вот последнее — играет ключевую роль в построении, пока хрупких, «криптоправовых» российских конструкций.Все, что не рубль, есть денежный суррогат, а это запрещено.

Собственно, на этом правовые новеллы РФ по цифровым валютам можно было бы и закончить.Нельзя — так нельзя.

Особенно на руку сыграл бы крах криптовалютного рынка, исходя из жизненного цикла всех сооружений от Чарльза (Карло) Понци, к которым многие настойчиво причисляют биткоин.Но нет.Как назло, биткоин исчезать не хочет. Более того, появляются сотни и тысячи иных видов виртуальных валют. Самые известные — эфириум и лайткоин.

Поэтому только статьей 27 из 86-ФЗ ограничиться никак не получится.

Тем более, есть еще одна шероховатость. Ни закон о Центробанке РФ, ни какой-либо иной, не дает определения, что же такое «денежный суррогат».

Ответ найти можно, но не в нормативных правовых актах РФ.«Денежный суррогат (англ. monetary surrogate, money surrogate, money substitute) — заменитель законного платежного средства или денег вообще, который выполняет все или часть их функций, таких как средство обращения, платежа или сбережения».

Википедия дает две точки зрения на природу денежных суррогатов. С экономической стороны они могут включать как легитимные, так и нелегитимные средства/инструменты. С юридической — только нелегитимные (неразрешенные).

2. Федеральный закон «О национальной платежной системе» от 27.06.2011 N 161-ФЗ

Данный документ полезен тем, что в нем вводится понятие электронных денег / электронных денежных средств (ЭД/ЭДС).Часть 18 Статьи 3:«электронные денежные средства — денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу) <…>».

Центральный аспект определения ЭДС — ими можно распоряжаться без банковского счета. Наиболее известные представители платежных систем, оперирующих ЭДС в России — WebMoney, QIWI, Яндекс.Деньги. Из зарубежных — PayPal.

Как показала практика, ни одно государство не пошло по пути включения криптовалют в ЭДС.

3. Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 N 173-ФЗ

Законодательный акт РФ, «заточенный» под валютные операции. Так как интересуют вопросы регулирования рынка виртуальных, но все же, валют, то может быть, он как-то осветит тему?

Увы, нет.По крайней мере, в своей последней редакции (на 29.12.2017 г.).

Закон регулирует операции с иностранной валютой и валютными ценностями.Согласно части 2 статьи 1:«иностранная валюта:а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;б) средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах».

Под валютными ценностями понимаются (часть 5 статьи 1) «иностранная валюта и внешние ценные бумаги».

Как видите, ничего близкого к биткоину или эфириуму не наблюдается.

Продолжение в следующей статье

pfladvisors.com

Каким будет регулирование криптовалют в России

В мае этого года Госдума планирует рассмотреть поправки в Гражданский кодекс России, определяющие, чем являются с точки зрения права «токены», «криптовалюты» и так далее. Делается это как для защиты частных инвесторов при совершении сделок с цифровыми активами, так и для формирования юридического задела под будущее регулирование оборота «крипты».

Специально или нет, Госдума приурочила рассмотрение законопроекта к годовщине повсеместного увлечения ICO в России. Мода на размещение токенов пришла в страну весной-летом 2017 года, и обсуждать новую тему начали практически все.

Тогда про ICO говорили разное. Например, про некие платформы в Эстонии, на которых легко за полчаса можно собрать то ли $20 млн, то ли $40 млн (а может и евро). Вспоминали Howey rule — правило, определяющее, имеет ли место регулируемая продажа ценных бумаг или нет, — выяснилось, что специалистов по нему в пределах московского ТТК в разы больше, чем на Уолл-стрит.

За прошедший год ICO — по крайней мере, в Москве — оформилось в полноценную городскую легенду. Высокотехнологичный нарратив про не очень понятные инновации успешно модернизировал и подогнал под современные реалии традиционную сказку с «хэппи-эндом»: все смогут заработать миллионы, перепрыгнув из сырьевой экономики сразу в постиндустриальное общество, а также скрыться от назойливого государственного регулирования и избавить себя от лишних трат на юристов, аудиторов и прочих специалистов, тормозящих бизнес-процессы.

С небес на землю

Если же отбросить сказочный элемент из этой истории, то придется признать, что в конечном счете операции с «криптой» направлены на приобретение вполне традиционных имущественных благ (недвижимости, акций, слитков золота, билетов на самолет) либо вообще на получение банальных фиатных денег или электронных денежных средств для конкретных лиц.

Такая постановка вопроса неизбежна, и она переводит разговор о «крипте» в реальную и достаточно традиционную плоскость. Придется иметь дело с финансовыми регуляторами, налоговыми инспекторами и, при негативном развитии событий, с представителями правоохранительных органов. А тут уже не обойтись без юристов, аудиторов, банкиров и прочих консультантов, на которых бизнес порой очень хочет сэкономить.

В реальном мире «крипта» часто оказывается, по сути, разновидностью электронных денежных средств (таких как, например, «Яндекс.Деньги»). Как следствие, под проекты с такими активами нужно получать лицензии в одной или нескольких юрисдикциях, выполнять требования по идентификации покупателей и продавцов в рамках противодействия отмыванию денег, резервировать денежные средства под конвертацию «крипты» в фиатные деньги и так далее.

Другой сценарий: криптовалюта с легкой руки американской Комиссии по ценным бумагам и других регуляторов может оказаться вполне традиционным финансовым инструментом (инвестиционным контрактом, ценной бумагой и так далее). Поставленный на широкую ногу криптопроект при таком сценарии может повлечь необходимость как минимум регистрации публичной компании и публикации проспекта эмиссии.

Можно попробовать структурировать криптовалюту как своеобразную компьютерную игру или бонусную программу, но тогда придется подумать и о защите прав потребителей, и о законодательстве о рекламе. Нужно будет и проработать вопрос о налогах, например об НДС с электронных услуг и «налоге на Google».

Не стоит надеяться на то, что можно будет долго запутывать регуляторов и налоговых инспекторов высокотехнологичной терминологией и уходить от сути вопроса. В США и ЕС смотрят на криптовалюту вполне прагматично, если не сказать — строго.

Так, даже вполне демократичная Кипрская Комиссия по ценным бумагам еще в октябре 2017 года заявила, что хотя цифровые активы сейчас не регулируются, предлагать их простым розничным инвесторам — не самая хорошая идея. Распространитель «крипты» должен раскрыть методики расчета цен и котировок, а также предупредить покупателя, что тот должен быть готов потерять все свои инвестиции, жаловаться будет некому и защиты или компенсаций ждать не стоит.

Регуляторы Гонконга и Сингапура также высказались по этой теме еще в августе и сентябре 2017, призвав организаторов проектов с криптовалютой максимально раскрывать все риски, а потенциальных инвесторов и клиентов — здраво эти риски оценивать. Думается, что точное исполнение таких рекомендаций регуляторов или сведет криптопроекты к масштабам небольшого краудфандинга, или превратит их в инструмент для «суперквалифицированных» инвесторов.

По общему правилу

С учетом того, что в этот раз законодатели из Госдумы сориентировались примерно за год, очередные регуляторные инициативы должны последовать скоро. Российские регуляторы, похоже, стремятся соответствовать международным трендам и, скорее всего, возьмут на вооружение наработки своих зарубежных коллег.

Поскольку почти любой криптопроект так или иначе включает в себя операции с фиатными деньгами (например, при покупке, продаже и обмене цифровых активов), нужно обратить внимание на одну интересную тенденцию: сейчас фактически сложилась ситуация, когда оборот «крипты» регулируется или ограничивается через банки.

Открывая счета для тех или иных операций с фиатными деньгами в рамках криптопроекта, нужно определить перечень задействованных юрисдикций, убедить соответствующий банк в законности операций и, согласно требованиям и рекомендациям регуляторов в этих юрисдикциях, объяснить, как будет соблюдаться законодательство о предотвращении отмывания денег. Таким образом, на банки опосредованно возложена обязанность проверки любого проекта, связанного с «криптой», в том числе и ICO.

На этом фоне некоторые первопроходцы ICО и иных криптопроектов оказались в интересном положении. Первые проекты планировались и проводились под лозунгом «это все новое, высокотехнологичное и вообще никак не регулируется». Сейчас законодатели и регуляторы активно формулируют свои требования к криптовалютной отрасли.

Возникает вопрос, возможно ли переделать уже запущенные проекты под эти требования? Иначе получится, что гипотетические миллионы в «крипте» собраны, успех задекларирован, а по сути, все это — только красивые цифры в виртуальном облаке, за которые купить реальные вещи довольно трудно.

В итоге нужно быть готовыми к признанию «крипты» и используемых в криптопроектах инструментов банальными объектами товарно-денежных отношений, наряду с ценными бумагами, деньгами, машинами. В частности, надо согласиться с тем, что возможности получения сверхприбылей при ловле рыбы в мутной воде быстро сходят на нет. Задачи текущего момента: посмотреть на ситуацию здраво, закрепить достигнутые успехи, подумать о фиксации полученной прибыли (возможно даже и в фиатных деньгах на счету в надежном банке) и подготовиться к новым инициативам регуляторов и законодателей.

Читайте также:

wi-fi.ru

Регулирование криптовалюты в России

Сегодня стало известно, что Центральный Банк России не признал криптовалюты расчетным платежным средством. Такое заявление сделала  на заседании общественного совета в Минфине первый заместитель председателя ЦБ Ольга Скоробогатова.

Законопроект «О цифровых финансовых активах» сегодня был внесен на рассмотрение в Госдуму. Сейчас документ, который будет определять порядок выпуска, налогообложения, покупки и обращения криптовалют находится на стадии расмотрения.

Криптовалюта

90 3

Ольга Скоробогатова особо отметила, что хотя ЦБ не признает криптовалюту платежным средством,  он рассматривает предложение о создании единой цифровой валюты в рамках БРИКС или ЕАЭС.

Минфин предлагает определять криптовалюты как иное имущество, а не расчетно-платежное средство - соответственно, купить на них ничего нельзя. Однако можно приобрести криптовалюту и обменять ее на другое имущество. Таким образом не будет определения отдельных криптовалют, таких, как Bitcoin или Ethereum.

И хотя Минфин вроде как не считает криптовалюту платежным средством, однако он предлагает разрешить торговлю криптовалютами на бирже. Видимо, в таком случае монеты будут выступать как некий имущественный актив.

Майнинг

maxresdefault

Майнинг Минфин предлагает отнести к предпринимательской деятельности и ввести на нее соответствующий налог. Как отметил сегодня в ходе обсуждения законопроекта замминистра финансов Алексей Моисеев,  поскольку законопроект не содержит в себе положений о порядке налогообложения майнинга, налоги с этой деятельности должны взиматься в соответствии с действующим законодательством.

Напомню, накануне в Москве состоялся первый всероссийский слет майнеров. Теперь же глава комитета Госдумы по финансовому рынку Аксаков утверждает, что майнеры сами просили легализовать их вид деятельности:

«Некоторые из них сами говорят, что готовы платить налоги, легализуйте только наш вид деятельности, мы готовы регистрироваться и работать в легальном поле, уплачивая разумные налоги в российский бюджет».

ICO

blockhain initial coin offering or blockchain ico 885x590

ICO предлагается рассматривать как тип краудфандинга, который предусматривает ограничение размера инвестиций. 

Алексей Моисеев уточнил, что ведомство допускает возможность использования криптовалют для инвестиций в ICO (привлечение финансирования в криптоактивах) в рамках договора мены.

Ранее РАКИБ подготовила проект закона о первичных размещениях монет (ICO), которые определила как коллективные инвестиции с использованием технологии блокчейн. 

Размер инвестиций в один ICO-проект для физических лиц предлагается ограничить суммой 20 млн рублей, для индивидуальных предпринимателей — 100 млн рублей. Для юридических лиц ограничения не предусмотрены. Однако эти суммы могут измениться в ходе внесения поправок.

Госдума РФ планирует обсудить статус криптовалют в России до конца недели. 

Мы всегда следим за последними событиями из мира криптовалюты в нашем Телеграм-канале. Присоединяйтесь!

Комментарии:

Добавить комментарий

deminv.ru


Смотрите также