Судьба криптовалют при повышении градуса международной напряженности. Судьба криптовалюты в россии


Судьба криптовалют в России решится до конца года − аналитики От Investing.com

© Reuters. Судьба криптовалют в России: запрет или активное развитие?© Reuters. Судьба криптовалют в России: запрет или активное развитие?

Investing.com − Очередное заявление российских властей по поводу криптовалют повысило неопределенность их будущего в России.

Первый заместитель председателя Банка России Сергей Швецов, выступая на форуме «Российский рынок производных финансовых инструментов», рассказал, что ЦБ вместе с Генпрокуратурой ведет работу по закрытию сайтов, позволяющих приобретать криптовалюту. Регулятор финансового рынка опасается, что криптовалюты – это пирамида, а доступ к этому инструменту могут получить неквалифицированные инвесторы.

По словам чиновника, интерес к биткоину поддерживается исключительно высокой доходностью.

«Мы считаем, что для наших граждан и бизнеса использование криптовалют в качестве объекта для инвестирования несет неоправданно повышенные риски. Мы наблюдаем, что биткоин из расчетной единицы превращается в актив, который приобретается в целях получения через краткосрочный период времени высокой доходности. То есть признаки финансовой пирамиды», – заявил зампред ЦБ.

В последнее время в России активизировались разговоры о статусе криптовалют, при этом позиции различных ведомств зачастую являются полярно противоположными.

За получение биткоином статуса актива выступает Минфин (так как при таком сценарии доходы по нему можно будет облагать налогом и пополнять бюджет). Так, в сентябре министр финансов Антон Силуанов призывал правительство признать реальность и выработать методы взаимодействия с сектором криптовалют. Открытый интерес к криптовалютам ранее выражал и российский президент.

«В течение последних нескольких лет российские власти делали противоречивые заявления по поводу рынка криптовалют, начиная от полного запрета, до создания собственной криптовалюты. В российских государственных структурах сейчас одновременно работает как минимум пять независимых рабочих групп и комиссий по криптовалютам, которые периодически делают несогласованные друг с другом заявления на эту тему. Вероятно, какая-то определенность в этом вопросе появится после встречи Путина с Набиуллиной и Силуановым, которая, по слухам, должна состояться в ближайшее время», – прокомментировал ситуацию по просьбе Investing.com аналитик EXANTE Антон Иоспа.

«Сегодняшнее заявление Швецова – жесткое по отношению криптовалютам со стороны российских властей. Впрочем, пока непонятно, получит ли оно поддержку и развитие. Многое будет зависеть от сегодняшнего заседания по криптовалютам в Сочи, в котором, возможно, примет участие Владимир Путин. На наш взгляд, решение "отказаться от криптовалют или попытаться активно развивать криптовалюты в России" может быть принято до конца года», – считает Роман Ткачук, старший аналитик «Альпари».

Сегодня самая популярная цифровая валюта Биткойн () торгуется выше отметки $4800. За последние 12 месяцев ее стоимость выросла на 600%.

Предупреждение: Fusion Media would like to remind you that the data contained in this website is not necessarily real-time nor accurate. All CFDs (stocks, indexes, futures) and Forex prices are not provided by exchanges but rather by market makers, and so prices may not be accurate and may differ from the actual market price, meaning prices are indicative and not appropriate for trading purposes. Therefore Fusion Media doesn`t bear any responsibility for any trading losses you might incur as a result of using this data.

Fusion Media or anyone involved with Fusion Media will not accept any liability for loss or damage as a result of reliance on the information including data, quotes, charts and buy/sell signals contained within this website. Please be fully informed regarding the risks and costs associated with trading the financial markets, it is one of the riskiest investment forms possible.

ru.investing.com

«Судьба криптовалюты, скорее всего, будет печальной».

ИТ-БизнесФакты и прогнозыОсобое мнение

Геннадий Белаш | 21.06.2018

Георгий Пчелинцев: «Судьба криптовалюты, скорее всего, будет печальной»

На вопросы главного редактора издания IT News Геннадия Белаша отвечает Георгий Пчелинцев, партнер международной юридической фирмы Dentons.

Какая юридическая поддержка нужна блокчейну и может ли ваша компания ее оказать?

Юридическая поддержка блокчейну нужна в плане создания адекватных правовых условий для его применения в России. Сейчас применение этой технологии в России не урегулировано, поэтому, с одной стороны, запрета на ее применение нет, но с другой стороны, использование ее наталкивается на нормы, которые фактически оказываются несовместимы с технологией распределенных реестров, и посему практическое внедрение во многих сферах требует изменения регулирования, а иногда даже и концептуальных подходов к регулированию. При этом следует подчеркнуть, что блокчейн – это только технология, она правового регулирования не требует, за исключением, например, вопросов безопасности, но необходимо создать юридическое поле, в котором ее можно применять. Скажем, реализовать на ее основе реестры прав и обременений в недвижимости, смарты-контракты в логистике, энергетике, финансовых технологиях, использовать в сфере страхования. К общим проблемам, связанным с блокчейном, можно отнести вопросы электронного документооборота, обеспечения достоверности информации и защищенности системы, идентификации сторон, принадлежности прав на информацию, автоматизированных договоров и т. д.

Какова роль Dentons в этой связи?

Мы активно включены в работу над разработкой пакета законов, которые призваны регулировать, так называемые цифровые права в рамках правительственной программы «Цифровая экономика». Мы взаимодействуем в качестве экспертов с российской криптоиндустрией и заключили соглашение о сотрудничестве с Российской ассоциацией криптовалют и блокчейна (РАКИБ). В рамках данного сотрудничества мы участвуем в нормотворческих инициативах ассоциации. Отдельно отметим, что мы понимаем важность именно технической стороны применения блокчейна и также стараемся участвовать в инициативах по стандартизации технологий распределенных реестров в Российской Федерации. Уже сформирован технический комитет, который нацелен на разработку национального стандарта технологии блокчейн, где как раз и нужно будет регулировать технологические аспекты безопасности, стандартизации, совместимости и т. д.

Какие предложения ваша компания подготовила для Государственной думы по регулированию блокчейна?

В настоящее время в Государственной думе находятся три законопроекта, направленные на определение юридического статуса криптовалют и токенов, а также правил их выпуска и оборота. На сегодняшний день с точки зрения исполнительной власти криптовалюта и токены находятся вне правового поля, и это определяет важность рассматриваемых законопроектов, поскольку на рынке безусловно назрела потребность придать токенам и криптовалютам ясный правовой статус. Вместе с тем судьба правового регулировании криптовалют в России туманна – вероятно, в ближайшей перспективе государство не станет легализовать оборот криптовалют в том виде, котором он в основном понимается сегодня. Положительно то, что разрабатываются правила, которые создадут легальный и, надеюсь, достаточно жизнеспособный рынок токенов. Но здесь важно добиться того, чтобы этот рынок не был зарегулирован, иначе есть риск, что в России он не получит нормального развития. Краеугольными вопросами являются возможность или невозможность прямого обмена токенов между участниками оборота, минуя регулируемые государством криптобиржи, необходимость выпуска токенов только на регулируемых площадках, доступ на российский рынок иностранных инвесторов и токенов, эмитированных за пределами России. Если государство введет гибкие нормы и оставит достаточно свободы участникам рынка, тогда этот рынок будет развиваться. Сейчас стоит задача создать рынок токенов, способный помочь стартапам и другим компаниям, которые не могут рассчитывать на финансирование со стороны банков или привлечение средств на бирже, создать более удобные и простые правила, позволяющие привлекать финансирование с меньшими затратами и меньшими формальностями в сферу стартапов и технологическую сферу.

На какой стадии рассмотрения находятся эти три отданные в Думу законопроекта?

Все три законопроекта приняты в первом чтении и в настоящее время ведется работа над поправками ко второму чтению. Интересно, что законопроект о цифровых финансовых активах был отозван и затем внесен вновь в Государственную думу в другой редакции, что происходит достаточно редко, – это говорит о сложности проблематики и о внимании к ней законодателей и исполнительных органов. Мы участвовали в этой работе в качестве одних из экспертов до принятия законопроектов в первом чтении и продолжаем работать над ними сейчас. Своей целью мы видим выработку таких положений, которые бы не привели к избыточной зарегулированности рынка, при том что мы прекрасно понимаем важность сохранения определенного контроля над рынком, предназначенного для привлечения финансирования от граждан и компаний. В частности, мы детально обсуждали вопросы правого статуса инвестиционных платформ, через которые могут размещаться токены, требования к их нейтральности и недопущению конфликтов интересов, вопросы раскрытия информации платформами и их ответственности. Мы предлагали оставить открытым перечень видом прав требования, которые могут удостоверяться токенами. Непростым является и вопрос определения сферы регулирования новых законов. Основное обсуждение строится вокруг блокчейна и распределенных реестров. Однако же мы знаем, что распределенные реестры могут строиться по значительно отличающимся правилам и технология блокчейн может быть реализована и в централизованных реестрах. Это хорошая иллюстрация сложности выработки универсальных правил. С одной стороны, одно из ключевых требований к любому законодательному акту – «технологическая нейтральность»: поскольку технологии развиваются достаточно быстро, подобная привязка к технологиям очень быстро «состарит» такой акт. Вместе с тем, закон не должен противоречить сути регулируемых отношений и технологии, он должен адекватно отражать их специфику. Найти баланс зачастую очень непросто, ведь некоторые участники разработки законодательных документов не понимают технологических аспектов блокчейна и токенов, в результате чего могут закладываться нормы, которые не будут работать.

У какого из рассматриваемых Думой проектов наибольшая вероятность прохождения?

В Государственной думе рассматривается закон об альтернативных способах привлечения инвестиций – фактически это закон о краудфандинге, который включает как одну из форм краудфандинга ICO и token sale. Второй – о цифровых финансовых активах, который определяет правила оборота этих активов, а третий – базовый закон, который вводит токены и криптовалюты в Гражданский кодекс. Два последних закона, внесенные в разное время, изначально были удивительным образом не скоординированы между собой. На сегодняшний день проделана значительная работа по синхронизации этих законопроектов и минимизации совпадений предметов регулирования каждого их них. Практически нет сомнений, что в том или ином виде будет принят законопроект об изменении Гражданского кодекса. После проделанной работы есть вероятность, что будут приняты и остальные два законопроекта, хотя законопроект об обороте цифровых прав – ранее он назывался «о цифровых финансовых активах» – еще содержит значительное количество ключевых развилок, по которым надо принимать решения. При этом судьба проекта о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ – ранее он назывался «об альтернативных способах привлечения инвестиций» – весьма непростая, поскольку он преследует две цели, которые сложно совместить: во-первых, урегулировать деятельность уже существующих краудфандинговых площадок, опираясь на общие нормы корпоративного и гражданского права, используют заемное финансирование, вклады в капитал, покупку долей и акций, а во-вторых – урегулировать новую сферу привлечения инвестиций через размещение и продажу токенов. Получается, что в одном законопроекте делается попытка совместить традиционные формы привлечения инвестиций с другими гиперактуальными и неурегированными формами, то есть к краудфандинговым площадкам применяются нормы, которые к ним отношения не имеют.

Суды, рассматривающие дела о блокировке сайтов, должны будут привлекать к процессу владельцев этих ресурсов и заранее уведомлять о предстоящей блокировке не только их, но и авторов размещенной на этих ресурсах информации, а также лиц, чьи права и интересы может затронуть блокировка сайта. Это решение Верховный суд РФ принял, рассматривая жалобу предпринимателя Николая Тонкошкурова. К чему приведет такое решение Верховного суда?

Данный шаг говорит о том, что наше государство приняло политическое решение ввести токены и криптовалюту в правовое поле – сейчас у них неопределенный статус, их называют суррогатами и незаконными денежными средствами. Политическое решение принято, эти инструменты будут легализованы, и поэтому мы видим такую позицию Верховного суда. Положительное решение в отношении господина Тонкошкурова вынесено, но надо понимать, что Верховный суд принял во внимание сугубо процессуальное нарушение, допущенное судами предыдущих инстанций. В частности, к участию в деле не было привлечено лицо, чьи права и интересы затрагиваются судебным актом, нет ответа на вопрос, является ли размещенная на сайте информация запрещенной и есть ли основание для его блокировки. Сам факт, что дело отправлено на пересмотр апелляционной инстанции, – это позитивно, но это не прорыв, поскольку новую норму Верховный суд не создал. Напрямую норма о необходимости привлечения заинтересованного лица в административном судопроизводстве не сформулирована, это правило выводится через толкование обязанностей суда применительно к подготовке дела к рассмотрению.

А в чем новизна этого решения для интернет-сообщества? Тонкошкуров был администратором сайта. Есть ли где-то в пределах доступности для суда и прокуратуры, которые это дело инициировали, его контактные данные? Можно ли привлечь лицо, если оно не имеет контактных данных? Как они должны его найти? Возможно, впредь, если указанные органы не предпримут достаточных усилий для поиска контактных данных администратора сайта или его владельца, это сможет стать причиной пересмотра дела. То есть в самом указании суда о необходимости найти контактные данные и есть некая новизна.

Если международная IT-компания имеет желание организовать в России собственное производство, с какими сложностями ей придется столкнуться?

Давайте поговорим о софтверном бизнесе, поскольку это более конкретно, ведь в каждой отрасли существуют свои трудности. За последние годы наше государство сделало очень много, чтобы упростить создание компаний, в том числе компаний с иностранными инвестициями. В частности, упрощен порядок учреждения юридических лиц: теперь несложно встать на учет в различных государственных органах, появились электронные формы сдачи отчетности и т. д. Вместе с тем предпринятые в последнее время меры, направленные на борьбу с регистрацией фейковых компаний, создали сложности, например, с точки зрения выбора и подтверждения адреса регистрации компании. Компания может столкнуться со значительными сложностями применительно к открытию и сохранению банковского счета. Не менее актуален вопрос найма здесь иностранных специалистов уровня топ-менеджмента этой компании в России. Даже в этом отношении предусмотрены специальные правила, которые упрощают порядок привлечения иностранных высококвалифицированных специалистов на работу в России. Из сложностей назову наблюдающийся дефицит качественных IT-кадров: российские компании платят хорошие деньги своим сотрудникам, поэтому во вновь открывающиеся в России IT-компании очередь не возникает. Также непривычно иностранцам, что российское трудовое законодательство предоставляет неплохие социальные гарантии по сравнению с американским законодательством и гарантиями некоторых европейских государств.

Сложно ли в такой IT-компании расторгнуть договор с работником?

Расторгнуть трудовой договор с российским работником намного сложнее, чем с американским, там нет даже трудовых договоров в российском понимании. Наше законодательство предусматривает много формальностей, за соблюдением которых следит трудинспекция, и за нарушения штрафует. Российское законодательство в последние годы подтянулось под лучшие мировые стандарты, однако контролирующие органы нередко трактуют нормативные акты по-своему, исходя из их понимания «интересов службы», что, конечно, затрудняет ведение бизнеса в России и создает существенную неопределенность именно на уровне правоприменения. Иностранная IT-компания может быть заинтересована в создании у нас своего бизнеса по ряду причин. Первая – надежда нанять более дешевые и качественные кадры, но тут ситуация не столь радужная, как несколько лет назад. Вторая – попытка утвердить свое присутствие на российском рынке в рамках законодательства об импортозамещении в сфере ИТ. Это регулирование применяется и к ПО, и к ИТ-оборудованию. В сфере программного обеспечения ключевую роль играет Постановление Правительства № 1236 о реестре российского софта, который с конца 2017 года стал евразийским и теперь в него может попасть ПО, правообладателем которого является не только российская компания, но и компании, созданные в странах Евразийского экономического союза. Но здесь иностранцев может ждать сюрприз: эта компания не может более чем на 50% принадлежать иностранцу, а выплаты от российской компании иностранцу по лицензионным, подрядным и иным аналогичным договорам не могут превышать 30% от выручки российской компании. Эти значительные ограничения, конечно, препятствуют попыткам иностранных компаний мимикрировать под российский бизнес.

Чем может помочь Dentons в плане защиты от недобросовестной конкуренции со стороны софтверной иностранной компании?

Существуют различные формы недобросовестной конкуренции, например недобросовестная реклама, дефамация, кража интеллектуальной собственности или конфиденциальной информации, прямые нарушения антимонопольного законодательства. В отношении нарушения прав на интеллектуальную собственность мы защищаем интересы российских клиентов и в судах, и в административном порядке в Федеральной антимонопольной службе. Следует отметить, что в ситуации, когда иностранная компания, которая ведет бизнес за рубежом, нарушает права российской компании, для применения законодательства о недобросовестной конкуренции все же необходимо установить, являются ли они конкурентами, поскольку у них разные территориальные рынки. Если такое все же происходит, мы имеет возможность предъявить претензии через Федеральную антимонопольную службу. Российское законодательство о конкуренции очень развилось в последние годы, например, в части определения понятия недобросовестной конкуренции: если раньше соответствующая статья в Законе «О защите конкуренции» была достаточно краткой, то теперь есть восемь различных составов, более удобных в применении, которые существенно расширяют механизмы защиты.

А если, скажем, голландцы решили отказаться от продуктов «Лаборатории Касперского», которая работает на иностранном рынке, – вы могли бы ей помочь?

Dentons – самая крупная юридическая компания в мире: у нее почти 160 офисов более чем в 65 странах, и, конечно, мы помогаем российскому бизнесу везде, где мы есть или есть наши партнеры из NextLaw Referral Network. Например, мы консультируем клиентов в вопросах санкционного законодательства: разъясняем содержание санкций и их юридические последствия, стараемся получать исключения или лицензии для клиентов, попавших в санкционные списки, обращаясь в соответствующие органы иностранных государств. Но в случае с «Лабораторией Касперского», как мне кажется, нужны лоббистские услуги, которых мы не оказываем. Ведь здесь было принято политическое решение органов государственной власти Нидерландов, а до этого США. Если была бы возможность бороться с этими ограничениями, скажем, в рамках норм ВТО, тогда мы могли бы инициировать процедуру на основании этих норм, но они применяются к ограничениям, которые устанавливаются государствами в международной торговле. Если голландцы приняли неформальное решение, то здесь ничего невозможно сделать, законы здесь не работают, однако если было официальное решение, то в принципе можно оценить перспективу его оспаривания в суде. Если закон не нарушен, тогда мы вряд ли сможем что-то сделать. Однако же в Штатах существует традиция официальной лоббистской деятельности: там юристы разрабатывают и изменяют нормативные акты, которые помогают защищать своих клиентов на основании закона.

Насколько широко используются слияния и поглощения компаний в секторе ИТ и какие специфические проблемы приходится решать при этом?

Слияния и поглощения компаний очень широко используются в IT-сфере во всем мире. Цель – приобретение технологий или компетенций либо просто инвестирование. Сейчас все более активно развивается рынок технологических стартапов, сюда вкладываются огромные средства и реализуется множество проектов, в некотором смысле инвестиции в стартапы тоже одна из форм поглощения компаний. Российское корпоративное и гражданское законодательство, которое применяется в данной сфере, было значительно усовершенствовано в 2014–2016 годах, внесенные в него изменения позволили увеличить процент сделок, реализуемых в рамках российского правового поля, за счет снижения количества сделок, которые традиционно совершались по английскому, кипрскому или голландскому праву. С одной стороны, правовые инструменты были созданы, с другой стороны, пока не наработана достаточная практика судов, которая бы детально показывала, как правильно применять эти новые и полезные нормы – например, нормы о заверениях, о возмещении потерь и т. п. Это создает неопределенность, которая пока сохраняет настороженное отношение к российским правовым инструментам, препятствуя значительному росту количества M&A-сделок полностью по российскому праву. Надо отметить, что в последние два года наши клиенты зачастую стали использовать как раз российское право при таких сделках. Другая важная проблема – опять же кадры. IT-компании во многом – это либо технологии, либо сотрудники, чаще всего и то и другое. У нас нет достаточно развитой судебной практики и наработанных правовых механизмов, которые позволили бы удерживать людей в покупающей компании, есть риск, что они спокойно могут уйти.

А в других странах есть такие инструменты?

В ряде других стран для этой цели используются обязательства о неконкуренции или различные опционные схемы, но у нас ни то, ни другое не прижилось и развития не нашло. Что касается обязательств по соблюдению конфиденциальности информации, то данный механизм в российском праве существует, но практика его применения в случаях переходов работников и их попытках использовать конфиденциальную информацию на новом рабочем месте очень ограниченна, этот инструмент эффективно до сих пор не заработал. Опционные же схемы нашим законодательством предусмотрены с 2015 года, но, опять же, практика создания опционных программ для удержания в том числе программистов, которая очень развита за рубежом, в России распространена значительно меньше, в том числе потому, что их достаточно сложно структурировать и реализовывать в российских правовых реалиях. А когда у человека нет дополнительной мотивации оставаться в проданной компании, велики шансы, что он уйдет.

Но все же что-то делается в этом плане?

Сейчас мы видим нарождающуюся судебную практику, направленную на борьбу с ситуациями, когда работник, уходя из софтверной компании, прихватывает с собой важный программный код или иные наработки и на новом месте работы начинает его дорабатывать, внедрять и применять. Как доказать такую «кражу» и наказать работника или его нового работодателя, как предотвратить использование чужой интеллектуальной собственности? Сейчас суды стали заметно благоприятней относиться к «старым» работодателям при подобных инцидентах. Так, в 2016-2017 годах рассматривалось сложное дело, в котором бывший работодатель, компания ИНЭК, обвиняла нанявшую ее бывших работников компанию в создании новой программы с использованием наработок ИНЭК. В этом деле эксперт установил сходство структур программ и названий полей таблиц, что является инновационным подходом применительно к такой категории споров, и суд – в том числе на основе такой схожести и на основе схожести пользовательской документации – сделал вывод, что произошло нарушение интеллектуальных прав компании ИНЭК. При более традиционном подходе суды опираются на совпадения исходных кодов, но в этом деле суд вышел за данную парадигму.

1 января 2018 года введена уголовная ответственность за действия, наносящие вред безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ) или создающие такую угрозу. Новая статья 274.1 УК РФ фактически объединяет составы известных компьютерных преступлений, но применительно к объектам КИИ. Насколько более сурова ответственность за действия, причиняющие вред безопасности КИИ?

Эта норма пока в полную силу не работает, поскольку не все необходимые подзаконные акты разработаны или были приняты только недавно. Операторы КИИ должны создать перечни объектов критической инфраструктуры и провести их категоризацию. Цель изменений в Уголовный кодекс – ввести более серьезные санкции за нарушения, связанные с объектами критической инфраструктуры, чем за аналогичные нарушения в сфере компьютерной информации. Кроме того, введение отдельных составов позволило отнести их подследственности ФСБ.

img

Ключевые слова: блокчейн

Журнал IT-News № 06/2018

Компания: Dentons

Об авторах

Геннадий Белаш

Геннадий Белаш

В 1976 году закончил вуз – ЛЭТИ. Доцент по специальности САПР, к.т.н. Четыре года работал главным техническим специалистом департамента автоматизации в питерском банке «Астробанк». С 1997 года главный редактор газеты «Компьютер-ИНФО». С 2003 года по настоящее время главный редактор газеты IT News. Шеф-редактор IT-редакции.

www.it-world.ru

Перспективы криптовалют в РФ в свете обострения международной напряженности

Лучший выход из российского кризиса — Шереметьево-2

Вот и грянули события, граждане. Мы на пороге великих перемен. Украина «отжимает» 2,5 ярда американских денег у «Газпрома», Англия высылает российских дипломатов и отказывается ехать на ЧМ-2018, разжигая международный бунт… И это на фоне неумолимо приближающихся российских президентских выборов, где электорат в сотню миллионов ртов будет диктовать свою волю государственной машине (и всему мировому сообществу). Интрига года!

Истерика представителей дальнего забугорья на тему применения (или небрежного хранения) Россией отравляющих веществ способна привести к весьма разноплановым неприятным последствиям в секторе криптовалютного оборота в том числе (в отечественных реалиях). И не так важно, что будет анонсировано в качестве целей лицемерным Западом, а отечественные власти в защиту чего решат наложить очередные запреты. Пострадавшими от этого столкновения будут, как всегда, наиболее активно пользующиеся криптовалютами граждане.

Впрочем, данный тезис требует доказательного рассмотрения (не уподобляться же Борису Джонсону).

Василий Иванович, ты за кого: за большевиков аль за коммунистов?

Это вовсе не пропагандистский этюд накануне дня тишины. Но уж больно к месту оказалась фраза из фильма «Чапаев». Отношения нашей суверенно-демократической державы с прогрессивным человечеством (чего уж отнекиваться, в плане развития технологий Запад нас серьезнейшим образом опережает) ускоряют свое падение. Еще немного, и снова появится железный занавес, только уже возведенный с той стороны. А такие ситуации обычно чреваты крайней радикализацией в обществе всего и всех. Сопровождается этот процесс чисткой, и, как правило, он неприятнее наиболее либеральной части социума.

С учетом современной специфики вполне возможно, что на популярных ток-шоу начнется формирование образа отношения и мысли: мол, если ты поддерживаешь что-то, рожденное не в отечестве, а хуже того — на Западе, то ты либо потенциальный ренегат, либо агент влияния.

А эта странная фраза: «Собака — друг человека! Странная, если не сказать более!»

С началом кампании по демонизации нашей страны в западных демократиях процесс токсикации сочувствующих России уже начался. Опыт исторических параллелей подсказывает, что то же самое ожидается и по эту сторону границы. Станут запрещать все, что чуждо широкой великорусской душе. Хуже того, еще и наказывать за ослушание станут. Вот мы и подошли к «горяченькому».

Биткойн. Эта тема уже настолько измозолила глаза отечественным руководителям, что словно скоро доведет до нервного срыва. И не то беда, что эту штуку нужно загнать в правовое стойло: здесь понять бы, что это такое вообще и с чем его едят. Вряд ли руководители точно знают почему, но сверху слушок просачивается, что чужие деньги в стране — это плохо. Хозяин, опять же, нервно относится к разговорам о том, что кто-то в долларах взятки берет. Еле-еле экономику дедолларизировали, а тут новая напасть — биткойн.

Нет уж, чем допускать эту скверну в наш огород, а затем думать, как от нее избавляться, лучше уж и не начинать вовсе. До тех пор пока уровень либерализма в обществе не позволял закручивать гайки на ровном месте, тему не трогали, ограничиваясь нервными ругательствами в адрес виртуальных денег. Но раз уж пошла такая пьянка, что нас в Европе начинают, как детей, личиком по столу возить, то общество, конечно, должно теснее сомкнуть ряды, выбросив из карманов все, что может пойти нам если не во вред, то точно не на пользу, врагу же — на корысть.

В общем, так:

1. Биткойн, альткойн и прочие «койны» запретить (создавать, оборачивать и вообще руками трогать).

2. Майнеров самозанятых объявить тунеядцами и на работу принудительно устраивать по месту прописки (дворниками там или еще кем на подхвате).

3. Тех, кто виртуальные обменники создает, а также к биржевым площадкам разным отношение имеет, определить как спекулянтов — проклятых расхитителей социалистической (пардон, уже суверенно-демократической) собственности. Этих уже наказывать суровее, с лишениями и конфискациями там всякими.

Кстати, почему слово «спекулянт» вдруг перестало быть ругательным? Ведь спекулянты — они же наживаются на бедах и лишениях простых тружеников. А тут вдруг: «Ты чем занимаешься? – Я биржевой спекулянт». И ничего ему за это!

4. Ну, а тех коммерсантов, кто в расчет за поставки товаров виртуальную валюту примет, сразу к стенке. Где графики. С динамикой падения незаконного экспорта капитала из нашей счастливой Родины. Пусть он ознакомится и ему стыдно станет. А потом можно и к простой стенке.

Отделяем, товарищи, зерна от плевел. Вручную, товарищи, вручную. Тот, кто о биткойне думает так, что в принципе не против, того, не мешкая, в неблагонадежные записываем. (Накроется у таких загранкомандировочка.) А главное — повыявлять тех, кто этого медку хлебнуть успел: их же теперь никакой идеологией не перевоспитаешь!

Реакция

Исторически всегда процесс философского противостояния с Западом в нашем государстве был связан с реакцией. Деление на «белых» и «красных» не ограничивалось лишь одним шовинизмом в отношении собственных граждан. «Сортировка» происходила на уровне науки и искусства (генетика с кибернетикой чего стоят), литературы и музыки («Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст»), архитектуры и земледелия. Как вы считаете, сможет пережить криптовалюта подобное?

Отрицательный ответ более чем очевиден. Желание хоть как-то купировать проблему разрастания экономического кризиса неизбежно подтолкнет традиционные в своем мышлении власти к закупорке дыр и завинчиванию гаек. При этом ответственным за это лицам будет невдомек, что криптовалюту можно запретить только вместе с интернетом.

Самой главной проблемой российской политической системы является то, что руководители не замечают корней проблемы (болезнь эта смертельная, поэтому если бы понимали, то действовали бы). Беда здесь вовсе не в наличии биткойна (как и не в студенчестве в 40-х годах XIX века), а в тех проблемах, которые это наличие вскрывает.

Производящий класс с деньгами (предпринимательское сообщество) не хочет вкладывать в собственный бизнес в России больше, чем нужно для поддержания предприятия на плаву на текущем уровне. Все потому, что нет уверенности в завтрашнем дне и не хочется лишаться всего. Если совсем прямо, вообще ничего просто так лишаться желания нет.

И в этом-то биткойн уж никак не виноват.

bitcryptonews.ru

Судьбу обмена криптовалют в России будет решать Центробанк

Разногласия между Минфином и ЦБ устранены. Последнее слово в вопросе обмена криптовалют отдано Банку России — стороннику жесткого контроля за хождением блокчейн-активов.

Заместитель министра финансов России Алексей Моисеев, выступая перед журналистами, заявил, что решение относительно обмена криптовалют примет Центральный банк РФ, сообщает РИА «Новости». Также ЦБ определит лимит участия неквалифицированных инвесторов в первичном размещении токенов (ICO).

Проект федерального закона о «Цифровых финансовых активах» был опубликован Минфином 25 января. Документ призван определить правовой статус криптовалют, майнинга, токенов и ICO в России. Согласно законопроекту, вся деятельность, связанная с обменом криптовалют на другие криптовалюты, фиатные деньги или иное имущество, должна вестись только через «операторов обмена цифровых финансовых активов».

Представители Банка России также принимали участие в работе над проектом закона. Однако тогда Минфин не смог достичь с финансовым регулятором консенсуса в вопросе обмена криптовалют. ЦБ выступал за более жесткую политику, предлагая запретить любую возможность обмена криптовалют на рубли, иностранную валюту или иное имущество.При этом ЦБ допускал разрешить обмен на фиатные деньги только монет, выпущенных в рамках российских ICO. Минфин, в свою очередь, аргументировал свою позицию тем, что подобные запреты приведут лишь к уходу сделок с цифровыми активами на неконтролируемый «черный рынок».

Теперь разногласия между ведомствами устранены. Конечное слово остается за ЦБ.

Также напомним, что рабочая группа на совещании в Минэкономразвития одобрила поправки к законопроекту «О цифровых финансовых активах». В списке одобренных инициатив: налоговые льготы на прибыль от операций с цифровыми активами, увеличение лимита для неквалифицированных инвесторов с 50 тыс. до 500 тыс. рублей и упразднение ограничений для иностранцев на инвестиции в монеты, выпущенные на территории РФ. Поправки поступили на рассмотрение правительственной комиссии.

Представители Банка России присутствовали в составе рабочей группы, а вот представителей Минфина не было. Алексей Моисеев тогда подчеркнул, что в целом одобряет налоговые льготы, однако десятикратное увеличение лимита вложений для неквалифицированных инвесторов еще требует обсуждения.

coin.radio

Судьба биткоина в России решится до 2018 года

Главная • Аналитика

Вчера президент России Владимир Путин провел совещание по вопросам цифровых технологий и инновационных финансовых инструментов. Глава государства отметил перспективность технологии блокчейн и то, что использование криптовалют в мире растёт. Вместе с тем справедливо были отмечены и риски криптовалют: их использование в отмывании капитала, уходе от налогов, финансировании терроризма, появление финансовых пузырей и возможность применения мошеннических схем. То, что президент понимает потенциал, перспективы и риски криптовалют – позитивный сигнал.

В последнее время в российском правительстве активизировались разговоры о статусе криптовалют. При этом позиции различных ведомств зачастую являются полярно противоположными. За получение биткоином статуса актива выступает Минфин: при таком сценарии доходы по нему можно будет облагать налогом, пополняя бюджет. Наиболее жёсткая позиция у Банка России как регулятора финансового рынка – он опасается повышенных рисков криптовалют, отмечая их необеспеченность. Ведь доступ к этому инструменту могут получить неквалифицированные инвесторы. Вчера зампред ЦБ РФ Сергей Швецов жёстко высказался в отношении криптовалют, назвав их инструментом с неоднозначной экономической природой, не имеющим юридического описания и не позволяющим защитить инвесторов.

  1. nas-broker

Сейчас в российском правительстве работает пять независимых рабочих групп и комиссий по криптовалютам, готовящих законопроекты. Пока непонятно, как будут расставлены запятые в предложении: «Разрешить нельзя запретить криптовалюты в России!» На наш взгляд, в какую сторону склонится чаша весов – отказаться от криптовалют или попытаться активно развивать криптовалюты в России – станет понятно до конца года.

Роман Ткачук, старший аналитик Альпари

  1. xdirect

analytics.news

В Госдуме обсуждают судьбу криптовалют в России

Новелла предусматривает юридическое оформление важнейших понятий, с помощью которых можно регламентировать создание (майнинг) и хождение криптовалют.

В чем революционность законопроекта?

Впервые в России на законодательном уровне прописывается различие между двумя терминами — токен и собственно криптовалюта.

Токен — это цифровой имущественный актив, который создается в криптографической форме и выпускается одним эмитентом. А криптовалюта — то же самое, но выпускается разными эмитентами.

Сделки с цифровыми активами регламентируются по так называемым смарт-контрактам — договорами в электронной форме.

Майнинг признается видом предпринимательской деятельности со всеми вытекающими последствиями в виде налогов и т.п.

Также в новелле даются определения другим терминам, без которых цифровизацию экономики невозможно себе представить: цифровая запись, цифровой кошелек и т.д.

Ключевой вопрос: запретят ли обналичку цифровых денег?

В законопроекте пока прямо указано, что цифровые активы не будут считаться средством платежа на территории России. То есть обналичивание биткоинов и прочих цифровых денег в рубли не предусматривается. Об этом говорилось и ранее.

Однако депутаты будут обсуждать это положение. Ведь уже сейчас есть попытки сделать биткоин средством платежа.

В новелле предлагается наделить правом торговать криптовалютой и токенами только определенных участников рынка — юридических лиц, имеющих лицензирование. Ими могут быть как биржи, так и профессиональные участники — трейдеры и майнеры.

Все правила оборота цифровых активов создаст и проконтролирует Центробанк по согласованию с кабинетом министров РФ.

Напомним, что ранее Минфин выпускал правила по регулированию хождения криптовалют в России. Однако к документу было много вопросов у экспертного сообщества.  Новый закон, который примут в итоге депутаты, поможет снять большинство из них.

Валерий

20 марта 2018

bankinrussia.ru

Криптовалюта: странная судьба биткоинов в России » Политус.ру

Недавнее позитивное высказывание президента Владимира Путина о криптовалютах, прозвучавшее в ходе общения с участниками молодежного форума «Территория смыслов», вызвало волну слухов. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков поспешил заявить, что «это нельзя воспринимать как поддержку конкретно биткойнов». Ведь речь шла не конкретно о биткойнах, а о неких формах условных расчетов, добавил он.

Дело в том, что в России биткоины запрещены, транзакции с их использованием считаются незаконными валютными операциями, а распространение информации о них классифицируется как пропаганда «отмывания» денежных средств. Но какова истинная причина такого отношения государства к популярной криптовалюте?

Криптовалюта возникла из ничего и внезапно. Сначала появилась непонятная статья неопознанного японца про какие-то блоки и хэш-функции. Но ее восприняли всерьез только самые отвязанные компьютерные фрики. Потом компьютерные фрики закупили сотни видеоплат и ушли в компьютерные «шахты» добывать «биткоины». К ним тоже никто серьезно не отнесся – смеялись, что за одну пиццу они платят 10 тыс. своих «биткоинов». А потом вдруг внезапно один «биткоин» стал стоить больше 100 долларов и фрики стали миллионерами. Теперь о них заговорили все – журналисты, экономисты, юристы, регуляторы и политики. Оказалось, что сообщество любителей биткоинов разрослось и достигло сотен тысяч, что за биткоины можно купить не только пиццу, но и целую пиццерию, что биткоины легко купить и продать на многочисленных биржах, что кроме биткоинов существуют еще лайткоины, нэймкоины и другие криптовалюты и т.д.

Но это было на поверхности, а в глубине пытливый ум инновационного менеджера мог обнаружить распределенный вычислительный процесс, алгоритмическую эмиссию, криптографическую защиту, уникальный механизм подтверждения транзакций и много другое. И специалисты по достоинству оценили новое детище – началось активное изучение технологических инноваций, обсуждение достоинств и недостатков разного сорта криптовалют, поиск новых способов эмиссии и распределения эмиссионного дохода, работа по снижению времени подтверждения транзакций, защита криптовалют от перераспределения вычислительных мощностей в пользу злоумышленников и многое другое.

Интерес к криптовалютам стали проявлять крупные финансовые институты, которые осознали широкие возможности новых технологий и их потенциал для развития финансового рынка. Это послужило мощным стимулом для технологических компаний, которые инвестировали в развитие технологии криптовалют сотни миллионов долларов и подключили к совершенствованию технологии тысячи специалистов. Как следствие, доверие к криптовалютам стало быстро расти, быстрыми темпами стало увеличиваться количество владельцев и объем транзакций. Вопрос об эмиссии криптовалют вышел на национальный уровень.

И здесь на национальном уровне произошло резкое разделение отношения государственных властей к криптовалютам вообще и транзакциям с использованием криптовалют в частности. Одни страны пошли по пути признания криптовалют и внесения в национальное законодательство соответствующих изменений, другие – по пути невмешательства в развитие криптовалют до достижения ими бо́льшего уровня зрелости, третьи – по пути полного или частичного запрета. В последнем случае государства стали использовать антиотмывочную (Anti-money laundering) риторику и декларацию борьбы с анонимными платежами, связанными с совершением криминальных правонарушений.

Такие анонимные платежи являются головной болью всех развитых и большинства развивающихся государств. Как правило, такой платеж осуществляется с использованием электронного средства платежа (пластиковой карты, персонального компьютера или мобильного телефона), в отношении которого государственные органы не могут достоверно установить местонахождение устройства и его реального пользователя. Совершенно очевидно, что в большинстве случаев это обусловлено отсутствием у государства компетенций в области выявления электронного средства платежа и неразвитостью оперативно-розыскных технологий, применяемых для установления личности пользователя.

Как следствие, сегодня антиотмывочная риторика в отношении криптовалют в совершенстве освоена всеми государствами, которые не умеют эффективно противостоять злоупотреблениям в сфере высоких технологий. В частности, это свойственно государствам, которые не имеют технологий распознавания и обнаружения криминальных электронных средств платежа и не располагают профессиональными кадрами, способными использовать такие технологии и вести на надлежащем уровне оперативно-розыскные мероприятия.

К сожалению, именно по пути запрета криптовалют пошла Российская Федерация, что однозначно говорит о несоответствии сегодняшнего состояния российских правоохранительных органов требованиям, предъявляемым со стороны современных технологий. При этом резкая запретительная реакция государства на криптовалюты, объем операций с которыми крайне мал, со всей очевидностью говорит, что проблема носит более серьезный характер и в большей степени касается таких широко используемых электронных средств платежа, как банковские карты, интернет-банкинг и мобильный банкинг.

Необычно жесткое отношение российской исполнительной власти к криптовалютам, выразившееся в появлении законопроекта о денежных суррогатах, нанесет российской экономике значительный вред, так как невнятное определение денежного суррогата в комплекте с миллионными штрафами за его использование разрушит сложившуюся практику использования многих видов денежных требований для целей исполнения договорных обязательств. Но еще более серьезным является другой факт – правоохранительная система лишится стимула для развития своей технологической базы и компетенций в области оперативно-розыскной деятельности, которые позволили бы ей адекватно реагировать на бурное развитие платежных технологий и быстрое изменение технических средств и финансовых схем, используемых преступниками.

Особо удивительным запретительный подход выглядит на фоне того, что сегодня наблюдается достаточно высокий уровень оснащения российских правоохранительных органов современным технологическим оборудованием. В этих условиях нацеленность исполнительной власти на соответствие современным вызовам в области платежных инноваций оказала бы правоохранительной системе значительно большую услугу, чем создание тепличных условий в рамках ограничительных барьеров.

Автор Светлана Криворучко

Ждём Вас на наших каналах Политика и экономика Politus, а также Просто о сложном, где публикуются дополнительные статьи, не размещенные на этом сайте

politus.ru


Смотрите также